Нижегородский рынок в регистраторском сегменте

06.02.2006
Просмотров: 1155

Если не будет честности, порядочности у регистратора, то ни о каком фондовом рынке речи быть не может.

“Образовался некий тупик”

Фондовый рынок России начинался таким образом, что одно и то же юридическое лицо могло быть и инвестиционной компанией, и реестродержателем, и выполнять функции депозитария. До 1996 года все эти виды деятельности были совмещены, пока законодательство не потребовало их разделения. Причем регистратор должен был стать независимым.

“Дзержинскому регистратору”, который находился в составе ИК “Химик-Инвест”, пришлось сначала принять облик его стопроцентной “дочки”, а потом появились соучредители — НБД-Банк и ИК “Восток-Капитал”. Требования к регистраторам в Нижегородской области ужесточались, но они бились за свое существование и почти шесть лет назад согласились принять предложение крупной московской компании ОАО “Реестр” стать ее филиалом. Сейчас по рейтингу она третья в России. У Дзержинского филиала ОАО “Реестр” на сегодняшний день порядка 50 эмитентов, как мелких, где от 1 до 50 акционеров, так и более крупных — от 500 акционеров. С его директором Александром ШУЛЬМАНОМ беседует корреспондент “Курса Н”.

— Какие основные события произошли в регистраторском бизнесе за последние пять-шесть лет? Как выглядит нижегородский рынок в этом сегменте? Какие тенденции доминируют?

— Рынок давно поделен, и крупных переделов уже не происходит, разве что постоянно возникает какое-то перетягивание одеяла. Эмитенты практически не меняют своих реестродержателей. Идет борьба за мелкие закрытые акционерные общества, но не такая уж жесткая, ведь там нет крупных денег. Возможно, будет острая борьба за компании, возникшие в результате реструктуризации Нижновэнерго. Вновь образованные компании определяются с выбором из пяти крупнейших регистраторов, в числе которых находится и ОАО “Реестр”.

Мы постоянно расширяем свой бизнес. Начали, например, проводить общие собрания акционеров еще задолго до того, как законодательно функции счетной комиссии были возложены на специализированных регистраторов. Таким образом к моменту “массовых собраний” мы имели огромный опыт их проведения. Как сложных, так и простых, в том числе и “под ключ”. Имели отлаженную компьютерную программу по проведению ОСА.

Когда-то мы начинали с консультации своих клиентов по вопросам купли-продажи ценных бумаг и выплаты дивидендов. Сейчас наши специалисты ведут большую консалтинговую работу по применению законодательства об акционерных обществах и рынке ценных бумаг в целом. Мы проводим “круглые столы”, консультационные семинары для руководителей, менеджеров, юристов предприятий. Тесно сотрудничаем с ФСФР, антимонопольными органами. Как правило, лекторов приглашаем самых лучших. Ведь это тоже наш имидж. В этом году планируем поставить наши консультации на постоянную основу. Кстати, пользуясь случаем, приглашаю всех желающих на наш консультационный семинар “От корпоративного управления к эффективному менеджменту”. Очень интересные лекторы! Гришанин Евгений Евгеньевич как начальник юридического отдела РО ФСФР России в Приволжском федеральном округе наверняка известен многим. А Семенов Александр Семенович — вообще человек уникальный. Его можно слушать бесконечно и всегда по делу. К тому же не каждый день приезжает в Н. Новгород член Экспериментального совета по корпоративному управлению ФСФР России, которым он является.

— Допустим, у акционера попытались украсть акции. Кто за это несет ответственность — эмитент или тот, кто ведет реестр? Это давний спор, так, по-моему, и не разрешенный однозначно и окончательно.

— В нашем регистраторе таких случаев не было. Мы внимательно, несколько раз проверяем сделки с крупными пакетами акций, но и к небольшим сделкам относимся осторожно, проверяем правильность их оформления. Стараемся помочь людям с документами. По закону, регистратор несет ответственность перед эмитентом и акционерами за сохранность принадлежащего им имущества. Сейчас объем страховки ОАО “Реестр” составляет 50 млн долларов. При современной технике подделать можно все что угодно. И я всегда говорю своим сотрудникам: нужно все проверять, делать контрольные звонки. Я считаю, что регистратор способствует переводу любых споров о собственности в правовое русло, так как обязан работать, не нарушая законодательства. Конечно, если он не ангажированный.

— А что, есть проблема?

— Проблема в том, что большинство реестродержателей достаточно ангажированы, то есть принадлежат какой-то структуре. И в этом главная причина появления недобросовестных сделок.

— Почему вы так считаете?

— Потому что структура давит, требует проведения операций, возможно даже без соблюдения необходимых процедур. Возможны и требования к работникам регистратора раскрыть конфиденциальную информацию. Кто-то из руководства предприятия-владельца может позвонить — дай ему информацию по телефону. А это в принципе недопустимо. К особому случаю ангажированности можно, на мой взгляд, отнести политическое вмешательство со стороны властных структур. В последнее время поведение государства по отношению, допустим, к акциям Газпрома, Сибнефти было достаточно неоднозначным.

— Как часто проводятся у вас сделки по переходу прав собственности?

— Ежедневно, это наша работа. Но это не тот огромный поток, который был в период “пылесоса”, когда сделки проводились по тысяче в день.

— Как технически прогрессирует ваш бизнес?

— Существующая у нас техника соответствует времени: современные серверы с необходимой защитой к доступу, сертифицированное программное обеспечение. Мы давно используем криптографию и другие защитные программы. Обработка информации идет через сканер. Пока биометрические параметры акционера мы не снимаем, но уже сканируются полностью хотя бы его документы, которые остаются у регистратора. Не удивлюсь, если через два-три года мы будем уже сканировать и биометрию.

— Как сейчас складываются отношения между регистратором, депозитарием и биржей?

— Специализированный регистратор ведет реестры акционеров конкретных эмитентов, а депозитарий учитывает собственность клиентов—акционеров АО. Он как бы вместо них находится в реестре акционеров. Крупному инвестору вообще проще работать с депозитарием. У нас сейчас появился эмитент, бумаги которого размещены во втором эшелоне Российской торговой системы. Учитывая тенденцию укрупнения пакетов в открытых акционерных обществах, я не исключаю, что мы через некоторое время можем оказаться в ситуации, когда крупный пакет акций какого-либо эмитента будет учитываться на счетах депозитариев. В реестре же акционеров будут отражены лишь номинальные держатели, а данные об истинных собственниках ценных бумаг общества, то есть его акционерах, будут “спрятаны” в депозитарии.

Кстати, тенденция прятать свои ценные бумаги за номинальным держателем появилась после захвата реестра акционеров Нижегородского масложиркомбината. Раз возможны “захваты”, то люди стараются защитить свою собственность.

— Как вы считаете, что является причинами конфликтов между крупными акционерами и нападения на регистраторов с целью захвата документации?

— Все эти захваты зреют задолго, и они видны. Вначале агрессоры обычно пытаются купить собственность по нормальной схеме. А когда сталкиваются с невозможностью покупки предприятия, начинают применять иные методы. Во многом это проблемы нашего корпоративного управления. Мы не умеем объединять усилия по реализации здравых идей. И в основном конфликты носят личностный характер.

Об этом говорит и наш опыт. Имел место конфликт, когда акционеры в буквальном смысле слова воевали между собой. Были поджоги машин, заявления в милицию, избиения с доказыванием своих приоритетов по владению собственностью. Было несколько случаев, когда конфликтующие стороны назначали свои советы директоров и исполнительные органы последовательно, друг за другом. Специализированный регистратор в подобных случаях играет важную роль. В спорах мы не встаем ни на чью сторону, оставаясь на стороне закона, отстаивая его. Благодаря этому конфликты разрешались благополучно и предприятия продолжали работать. То, что случилось на Масложиркомбинате, — это ведь тоже следствие конфликтов конкретных лиц, повлекших за собой известные события.

— На каком уровне по сравнению с Западом находится тот бизнес, которым вы занимаетесь?

— На мой взгляд, мы все-таки находимся сейчас в каком-то тупике. Я не вижу особого развития акционерного капитала. Многие, допустим, стараются поменять форму собственности, преобразовать ЗАО в ООО, чтобы избежать лишней обузы. ФСФР потом замучает ежеквартальными проверками и отчетами. А что касается наших крупных эмитентов, то там идет концентрация капитала в одних руках и нет привлечения инвесторов. Экономика испытывает инвестиционный голод, а мы практически не размещаем дополнительных эмиссий. Капитал, если и привлекается, то очень незначительный. На заре своей деятельности мы зарегистрировали дзержинский муниципальный заем и занимались его обслуживанием. Но дальнейшего развития эта форма привлечения средств не получила, хотя люди отдавали городу свои сбережения.

— Но есть же займы области, города Н. Новгорода...

— Они не идут через население. Этим займам практически не требуется ведение реестра. Они достаточно узкие. Широкого развития нет. Но дело не только в этом. В связи с банкротством предприятий у нас уменьшается база по крупным АО. А у небольших фирм нет желания, как я уже говорил, принимать форму акционерных обществ. Хотя сейчас готовится новый закон об ООО, и у них тоже будут вестись теперь реестры. Но запланировано, что этим будет заниматься непосредственно налоговая инспекция. Потому я и говорю, что образовался некий тупик. Если сообщество регистраторов нормально себя зарекомендовало, то почему бы ему не отдать ведение реестров ООО? Ведь для нас это был бы огромный пласт работы.

— Какой разброс цен за услуги ведения реестра акционеров на рынке?

— Огромный. В разы. Эмитенты платят в зависимости от своих доходов. А ФСФР вообще не регулирует цены. Может быть, это и неправильно. К тому же стали появляться новые регистраторы в некоторых сферах экономики, которые предлагают эмитенту бесплатное ведение реестра. Они потом отыграются на акционерах. Проблема доходов в регистраторском бизнесе остается.

Государство все-таки должно, на мой взгляд, уделять этому сегменту более серьезное внимание, ведь речь, по сути, идет о собственности всей страны, по крайней мере, значительной ее доли. Надо бы следить и за уровнем подготовленности кадров, и за техническим оснащением регистраторов. Требования, конечно, есть. Но они везде большей частью формальные.

Владимир Цветков

Источник: Курс Н, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.