Нижегородский недострой

28.02.2006
Просмотров: 2693

Впервые проблема обманутых дольщиков остро встала в России во второй половине прошлого года.

Считать — не пересчитать

Не то чтобы людей, вложивших свои средства в строящееся жилье, не обманывали раньше — рынок жилья в нашей стране весьма криминален, а потому покупка квартиры в недостроенном доме считалась и считается операцией рискованной. Но в прошлом году обманутые дольщики одного из подмосковных городов организовали массовый митинг, репортаж о котором показали центральные телеканалы, затем жители других городов последовали примеру, и количество выявленных пострадавших стало расти как снежный ком.

Сколько же их в стране? Точное количество россиян, "кинутых" застройщиками, не знает никто. По данным Комитета Государственной думы по промышленности, строительству и наукоемким технологиям, жертвами недобросовестных или же просто неудачливых застройщиков стали 80 тыс. российских семей, в том числе 20 тыс. в Московской области, 15 тыс. в Москве, 12 тыс. в Петербурге. По данным Счетной палаты РФ, россиян, заплативших за жилье, но его не получивших, много меньше — 32 тыс. семей.

А сколько из них нижегородцев? Чиновники город­ской администрации ответа на этот вопрос нам дать не смогли. Указали лишь, что на территории города существует 12 заброшенных строителями домов, и подготовили подробную справку по пяти из них. Поскольку в каждом из этих домов в среднем около 100 квартир, по очень грубым подсчетам, жертвами мошенников или неудачливых строителей у нас стало порядка тысячи семей. По сравнению с общероссийским уровнем — немного. Но людям, оставшимся без денег и жилья, от этого не легче.

Кому сваи, кому суд

"Вы знаете, в городе много проблемных домов, но наш — самый проблемный, — заявила мне председатель правления ТСЖ "Покров" Валентина Чувелева. — Куда бы я ни обращалась за помощью, мне отвечают, что его легче взорвать, чем достроить". Дом, о котором идет речь, начал строиться на ул. Чкалова еще в 1996 г. Расположение дома у Парка им. 1 мая многим показалось удачным, проект — очень хорошим, и застройщики — компании "Нижегородец" и "Ностр" — быстро распродали здесь почти все квартиры. Однако после этого пути компаньонов разошлись. ООО "Ностр", продавшее 34 квартиры, рассчиталось с "Нижегородцем" только за 5 из них и вышло из дела. Руководство ООО "Нижегородец", сделав вид, что ничего не знает о "коммерческих успехах" бывшего партнера, продало 29 квартир во второй раз. Но бизнес не ладился и у этой компании. Поэтому директор "Нижегородца" Александр Чукаев инициировал создание ЖСК-468, передал права застройщика этому кооперативу и некоторые квартиры продал по третьему разу. Но не хватило и этих денег. А потому в настоящее время дом готов только на 60% (построена коробка здания и частично уложена кровля), ООО "Нижегородец" признано банкротом и ликвидировано, а суды завалены исками дольщиков, пытающихся выяснить, кому из них принадлежат недостроенные квартиры.

Впрочем, жертвы других застройщиков категорически не согласны с мнением, что их положение лучше. У каждого своя боль. Дом на ул. Голованова Строительный трест "Нагорный" начал строить в 1998 г. Квартиры здесь купили 67 семей, многие из которых для этого продали имеющееся у них жилье и временно (как им казалось) переехали в съемные помещения. "Нагорный" вырыл котлован и на этом свою строительную деятельность прекратил. Достройкой дома занялась компания "Альтернатива ИК", собравшая с дольщиков дополнительные средства. Затем распалась и она. Строительно-монтажные работы прекратились на уровне пятого-шестого этажа. Застройщика нет, проект утерян, разрешения на проведение строительства просрочены, денег у дольщиков нет.

Инвестором строительства дома на ул. Светлоярской выступило ФГУП "ОКБМ им. Африкантова", оплатившее покупку всех квартир. Однако застройщик — ООО "Ностр" — затем продал их второй раз, но уже дольщикам–физическим лицам. Дом был достроен, дольщики успели в него заселиться и даже сделали в квартирах ремонт. Но ОКБМ, заплатившее за жилье первым, подало иск в арбитражный суд, выиграло его, и "частников", которые, как ни крути, являются добросовестными приобретателями, судебные приставы уже несколько раз пытались выселить из оплаченного ими жилья.

В таком же положении оказались и жильцы дома на пл.  Сенная, которые купили свои квартиры у строителей после того, как их уже приобрела "Нижегородская финансово-промышленная компания". Разница лишь в том, что жильцы дома на ул. Светлоярской держат силовую оборону, а приобретшие жилье на пл. Сенной пытаются судиться. Но они уже проиграли все возможные суды в России и надеются лишь на решение Европейского суда по правам человека, который принял к рассмотрению жалобу одной из жительниц этого дома.

А есть еще "свайная долина" в микрорайоне Мещер­ское озеро — там два дома, возведение которых прекратилось на уровне фундамента, хотя дольщики оплатили застройщику все 100% стоимости жилья.

На этом фоне проблемы дольщиков дома на ул. В.Печерская, которые в конце декабря прошлого года устроили в городе митинг протеста, кажутся мелкими. Они ждут сдачи дома лишь с 2003 г., и здание построено компанией "Вит-НН" почти на 80%. А жильцы дома на ул. Тимирязева и вовсе могут считать себя счастливчиками. Уже упоминавшееся ООО "Нижегородец" возвело строение на 98%, но продало находившийся в общедолевой собственности жильцов цокольный этаж под офисы и не рассчиталось с одним из расселенцев. Люди в этом доме уже живут и радуются, пеняя лишь на то, что негде прописаться, да еще и платить за тепло с электроэнергией приходится по строительным тарифам. Впрочем, чужие проблемы всегда кажутся мелкими.

Кто виноват?

Почему в России стало возможным появление столь большого количества обманутых дольщиков? Эксперты отмечают несовершен­ство прежнего законодательства и указывают, что после принятия летом прошлого года новых Градостроительного и Жилищного кодексов массовые злоупотребления застройщиков уже невозможны. Это правда, но далеко не вся. И при старом законодатель­стве у государственных органов имелись рычаги влияния, позволяющие убрать с рынка большую часть недобросовестных застройщиков. Но государство, взимая со строителей немалые деньги за согласование и утверждение массы документов (расходы на услуги согласующих государственных органов в себестоимости строительства достигают 30%), часто не выполняло своих надзорных функций. Городская администрация, по словам директора строительной компании "Квартстрой-НН" Сергея Пэрна, нередко выделяла земельные участки под застройку жилья компаниям, образованным за неделю до проведения конкурса, хотя в нем принимали участие и фирмы с солидной репутацией. Бездействовали и правоохранительные органы.

"Когда ООО "Нижегородец" приостановило строительство дома, — вспоминает Валентина Чувелева, — мы бросились за помощью в различные государственные органы, но получили только кипу отписок, в которых чиновники нам объясняли, что мы являемся строительными инвесторами и равноправными партнерами с застройщиком, а потому свои отношения должны выяснять в арбитражном суде. Из арбитражного суда нас, как физических лиц, направляли в гражданский суд, из граждан­ского посылали в милицию, из милиции в прокуратуру. Из прокуратуры все наши заявления попадали к директору "Нижегородца". Он мне звонил, зачитывал их и советовал не "ерепениться", поскольку у него все "схвачено". В то время я знала, как и куда он вывел деньги со стройки, и могла это доказать. А недавно меня и других дольщиков пригласили в прокуратуру и предложили написать заявление о возбуждении уголовного дела и дать показания. Сейчас украденных у нас денег уже не найти. Поэтому мы отказались. Нас просто хотят использовать для прокурорской отчетности".

Таких рассказов от обманутых дольщиков можно выслушать немало. Правда, правоохранительные органы могут противопоставить им пример успешно завершенного уголовного дела директора ООО "Ностр" Евгения Мамонтова. Этот человек на строительном рынке Нижнего Новгорода стал чем-то вроде легенды. Освободившись из мест лишения свободы, где он отбывал срок за мошенничество, Евгений Мамонтов учредил строительную фирму. "Кидал" как частных лиц, так и юридических. И все сходило ему с рук, пока, как уже упоминалось, обиженной не оказалась крупная государственная компания — ФГУП "ОКБМ". Ее руководители пользуются серьезным авторитетом в московских правительственных кругах, и на этот раз правоохранительным органам волей-неволей пришлось пошевелиться. В 2004 г. Евгений Мамонтов за мошенничество был осужден на 8 лет. Вышел на свободу через полгода по какой-то малоизвестной амнистии. Сейчас, по слухам, снова занялся строительным бизнесом.

Что делать?

Какой помощи обманутые дольщики ждут от властей? Прежде всего, по мнению председателя правления ТСЖ "Покров" Валентины Чувелевой, в собственность ТСЖ должна быть передана земля под строящимися домами (поскольку с ликвидацией компаний, оказавшихся недобросовестными застройщиками, у них автоматически изымаются земельные участки). Денег из бюджета, как считает г-жа Чувелева, обманутым дольщикам давать нельзя — они не сумеют ими распорядиться. Но можно было бы обязать какую-либо строительную фирму с хорошей репутацией достроить тот или иной дом, снизив за это для нее отчисления в пользу города за строительство другого объекта. Такой вариант развития событий г-жа Чувелева считает идеальным, а потому, скорее всего, недостижимым. "Пусть город поможет нам хоть немного, — сказала она, — оставшиеся необходимые средства соберем среди дольщиков. Главное, чтобы строительство дома возобновилось, и люди поверили, что он в скором времени будет сдан в эксплуатацию".

Председатель правления ТСЖ "Покров" опасается, что без помощи мэрии товарищество не сумеет договориться о стоимости подключения к коммуникациям с город­скими монополистами: "Подключение к тепло-водо-энергоснабжению и опытным застройщикам обходится очень дорого. Нас же в "Теплоэнерго" и "Водоканале" общиплют как липку. Хорошо бы городская администрация договорилась о подключении нашего дома к коммуникациям, если не бесплатно, то на каких-то приемлемых для нас условиях". Самым же главным, по ее словам, является проблема то ли утерянной, то ли украденной проектно-строительной документации. Восстановить ее самостоятельно дольщики не смогут. С этой задачей без помощи чиновников не обойтись.

Дольщики, обманутые другими компаниями, требуют от властей примерно того же: "Достройте наши дома или хотя бы дайте возможность достроить их нам самим. А для этого, по крайней мере, оформите на нас землю и окажите юридическую и организационную помощь, станьте посредниками в переговорах с муниципальными предприятиями о снижении стоимости подключения к коммуникациям".

Вернуть украденное

Глава администрации г. Нижний Новгород Вадим Булавинов ответ на вопрос: "Как город будет помогать обманутым вкладчикам?" начал с того, что юридически мэрия не несет какой-либо ответственности за эту проблему, потому что лицензию на строительство выдает государство, а не муниципалитет. Помимо этого, по его словам, законом установлено, что за ущерб, нанесенный преступниками гражданам, ответственность должно нести государство, но из федерального бюджета никаких компенсаций не выплачивается. "В сложной ситуации оказались нижегородцы, — продолжил Вадим Евгеньевич, — и поэтому мы пытаемся найти какое-то приемлемое решение по каждому брошенному строителями дому". А затем он привел примеры этих решений.

В частности, для застройки "свайного поля" на Мещер­ском озере подготовлено решение Правительства РФ, в рамках которого недостроенные жилые дома станут муниципальной собственностью, будет проведен конкурс на продолжение их строительства, и после его окончания бывшие дольщики вселятся в муниципальное жилье, ничего за это не доплачивая.

Дома, строительство которых брошено ООО "Вит-НН", будут достроены другой компанией, за что она получит некие преференции от города. Тройственное соглашение об этом уже подписано. "Мы не имеем права передавать бюджетные деньги частной фирме на достройку дома, если в нем нет бюджетных квартир, — продолжил ответ мэр Нижнего Новгорода, — поэтому попытаемся оказать помощь обманутым дольщикам, используя другие механизмы. По некоторым из недостроенных домов город взял на себя финансирование работ по благоустройству территории вокруг здания, чтобы хоть как-то снизить стоимость строительства. В некоторых домах мы уменьшаем отчисления в пользу города, чтобы товарищества собственников жилья могли реализовать, по сути, бюджетные квартиры и окончить строительство на вырученные за них средства. Городская администрация ищет и другие варианты помощи".

Директор строительной компании "Квартстрой-НН" Сергей Пэрн заявил нам, что прежде, чем город начнет помогать обманутым дольщикам, должна хорошо поработать прокуратура. Правоохранительным органам следует выяснить судьбу денег дольщиков и попытаться вернуть украденное недобросовестными застройщиками. И лишь после этого, по мнению г-на Пэрна, городу следует искать пути решения проблемы, взаимовыгодные для дольщиков, муниципалитета и строительных компаний, которым доведется работать на недостроенных объектах.

Руководители других нижегородских строительных компаний также считают, что при разумной политике властей проблема может быть решена. Вот только обманутые дольщики на свои мольбы о помощи пока продолжают получать от чиновников отписки.

Валерий Браун

Источник: Архив: Деловая неделя
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.