Сорвать Джек-пот

06.03.2006
Просмотров: 1345

Владельцы залов игровых автоматов в отличие от уличных "автоматчиков" приходят в этот бизнес, как правило, всерьез и надолго.

 

Государство наступает…

Владельцы залов игровых автоматов на контакт с прессой идут весьма неохотно. Видимо, боятся. Что, впрочем, и немудрено: в последнее время на них лавиной скатываются обвинения во всевозможных грехах. И политики ругают, и общественность бранит… Так что мне во всем городе удалось найти лишь одного бизнесмена, согласившегося ответить на вопросы.

Андрей Морозов в игорном бизнесе с 1997 г., работает менеджером в компании, владеющей семью залами игровых автоматов в Канавинском, Сормовском и Нижегород­ском районах. По его мнению, государственные деятели сами виноваты в том, что сегодня в игорном бизнесе царит самый настоящий бардак.

"Я вижу, что сейчас власть пытается навести порядок, — поделился Андрей Морозов, — но действует, наверное, не теми методами. Потому что результата никакого они не приносят". По мнению Андрея Николаевича, однажды государ­ственные деятели уже совершили большую ошибку, передав лицензирование игорного бизнеса в Москву, Федеральному агентству по физической культуре, спорту и туризму. Централизация привела только к одному результату: появилась заманчивая возможность единожды получить лицензию в Москве и работать, где хочешь. Контролировать бизнесменов стало труднее.

Возникло огромное количество "автоматчиков", единственная цель которых — максимальная прибыль в минимальные сроки. Для этого не надо даже снимать помещение, открывать игровой зал. Достаточно поставить простейший аппарат — "ромашку" или "столбик". А если еще и немного "сжульничать", прибыль увеличится в разы.

Естественно, такое поведение предпринимателей вызывает раздражение и у власти, и у народа, и начинаются гонения на игорный бизнес. В конце прошлого года в Нижнем Новгороде была объявлена настоящая война "одноруким бандитам", и за два месяца закрылось 118 точек с игровыми автоматами.

…А бизнесмены богатеют

Соблазн выставить в людном месте свой "столбик" достаточно велик. Стоит самый дешевый игровой автомат около $3 тыс. При этом можно еще неплохо сэкономить, приобретя подержанный автомат. Расходы на аренду места, заработную плату работнику (тому, кто разменивает "пятачки" и следит за процессом) невелики. Налоги в Нижегородской области сегодня тоже вполне приемлемы — 7,5 тыс. руб. в месяц с одного автомата. Областное правительство, правда, рассматривает вопрос увеличения ставки налога на игорный бизнес, но, скорее всего, изменения коснутся только казино и тотализаторов.

Конечно, всегда есть вероятность, что какой-нибудь "везунчик" сорвет банк. Но сейчас, наверное, любой школьник знает, что автоматы достаточно легко поддаются перепрограммированию. Так что заветные три семерки выпадают крайне редко.

Примеров "нечистоплотности" уличных "автоматчиков" можно привести очень много. Случаев, в том числе и курьезных, — не перечесть. К примеру, в ходе одного из рейдов нижегородским милиционерам посчастливилось обнаружить аппарат, в котором было отверстие для приема денег, но напрочь отсутствовало отверстие для выдачи призов.

Особо остановимся на следующем эпизоде. Прошлым летом одна молодая особа, пожелавшая остаться неизвестной, решила подработать. Устроилась к частному предпринимателю, занимавшемуся игорным бизнесом, сидела при автомате — разменивала деньги, следила за клиентами… А в один злосчастный день не уследила — какой-то везунчик выиграл целых 250 тыс. руб. Реакция работодателя на это происшествие оказалось неадекватной: в том, что из его рук уплыла такая сумма, он обвинил свою подчиненную. И заставил ее выплачивать деньги. Обращаться в правоохранительные органы девушка побоялась, предпочтя выполнить требование предпринимателя. А для этого ей пришлось продать имущество, залезть в долги. Вот такая получилась подработка…

Какая слава у этого зала

Владельцы залов игровых автоматов в отличие от уличных "автоматчиков" приходят в этот бизнес, как правило, всерьез и надолго. И к клиентам, и к персоналу у них иное отношение — дурная слава им не нужна. Что касается перепрограммирования аппаратов, Андрей Морозов подтвердил — это действительно вполне реально сделать. Вот только ни к чему: каждый выигрыш, особенно крупный, является рекламой для зала. Если же за салоном установится слава места, где никогда никому не везет, то можно сразу закрываться.

А процент выигрыша на каждом автомате четко зафиксирован: от 92% до 96% опущенных в автоматы денег выскакивают из них в качестве призов. Оставшиеся 4–8% — это и есть та прибыль, за которую работают залы игровых автоматов. В принципе, по действующему на территории Российской Федерации закону, показатель выигрышей не может опускаться ниже 75%. Но каждый владелец зала знает, что хороший поток играющих образуется при уровне выигрышей 90–95%, а если "планка" опустится ниже 80%, уже никого не завлечешь.

Так что владельцу зала игровых автоматов быть нечистым на руку вовсе не выгодно. А вот клиенты попадаются всякие. К примеру, некоторое время назад в Москве произошел очередной скандал, связанный с игорными заведениями. Была задержана целая группа мошенников, "кидавших" залы игровых автоматов. При этом сообщниками аферистов, по мнению сотрудников правоохранительных органов, выступали люди, работавшие непосредственно в "обчищенных" заведениях. Мошенники действовали весьма оригинально, но в то же время просто. Для того чтобы получить выигрыш, из игрового автомата в том или ином зале извлекали компьютерную плату и перепрограммировали ее (среди преступников был специалист, умевший это делать). После того, как плату возвращали на место, перепрограммированный автомат позволял первому садившемуся за него человеку выиграть около 150 тыс. руб.

Нижегородскому управляющему игровым залом Андрею Морозову пока везло — с такого рода клиентами ему сталкиваться не приходилось. Вообще же игровые автоматы притягивают специфическую аудиторию. Как правило, играют люди не богатые, а азартные; не больные, а с определенным складом психики. Им нужна постоянная адреналиновая встряска. Поэтому у каждой точки имеется с десяток постоянных клиентов.

Кроме закоренелых любителей азартных игр заходят и те, которые просто "хотят попробовать". Возможно, впоследствии они попробуют еще не раз и не два — азарт, как аппетит, просыпается во время игры. Главное здесь — вовремя остановиться, что, однако, удается далеко не всем. Андрей Морозов не единожды наблюдал за игрой особенно азартных клиентов. Оторвать их от автоматов практически невозможно. Зачастую менеджер зала сам уговаривал клиентов остановиться и прийти отыграться на следующий день. Но такие попытки, как правило, ни к чему не приводили… В действиях управляющего, кроме человеческой жалости, есть и свой резон. Если проигравшийся клиент решит свести счеты с жизнью, это может негативно сказаться на популярности заведения.

К несчастью, попытки самоубийства после больших проигрышей — не такая уж и редкость. Около года назад, к примеру, врачам токсикологического отделения больницы №33 удалось спасти одного из неудачников. Проиграв крупную сумму денег и заимев большие долги, молодой человек не нашел другого выхода, как принять огромную дозу лекарственных препаратов.

А вот 49-летнего Александра Кичесова, жителя поселка Сеченово Нижегородской области, спасти не удалось. После проигрыша игровому автомату он застрелился из ружья. Как удалось впослед­ствии выяснить, чтобы отыграться, мужчина взял в местном банке 100-тысячный кредит, однако так и не смог обыграть "однорукого бандита". Сколько он проиграл в последний раз, никто не знает. Однако этого хватило, чтобы отец семейства нажал на курок двустволки.

Оградиться от таких случаев практически невозможно. Взрослые люди сами должны нести ответственность за свои поступки. Единственное, что можно предпринять, — не пускать в салоны подростков.

Игра стоит свеч?

Несмотря на всю сложность, скандальность и необычность игорного бизнеса, количество желающих заняться им растет. По словам Андрея Морозова, новичку выйти на этот рынок пока еще вполне реально. По некоторым сведениям, стоимость одного игрового аппарата окупается примерно за год. Это при условии честного бизнеса. А если выставить "бэушный" аппарат на улицу да предварительно его перепрограммировать, то "однорукий бандит" окупится и того быстрее — за 3–4 месяца. Вот только прибыль приносить недолго будет.

Для игрового зала автоматы, получившие вторую жизнь, уже не годятся. Конкуренты-то спешат новыми моделями обзаводиться. И кто ж тогда на старье клюнет, если по соседству — самые продвинутые "бандиты"? В зависимости от ранга заведения игровые аппараты могут стоить от $6 до $10 тыс. Существуют и более дорогие машины, но их, как правило, размещают в различных казино.

Что касается конкурентных отношений, то в игорном бизнесе они вполне цивилизованные. Вот, например, по сосед­ству с одним из залов Андрея Морозова расположена другая подобная фирма. Но изводить и выживать друг друга соседи-конкуренты даже не пытаются. Как объяснил бизнесмен, постоянные клиенты у каждого из них свои. А некоторые завсегдатаи специально выбирают места, чтобы рядом находилось несколько заведений. Это у них тактика игры такая — курсировать между точками в надежде поймать удачу.

Вообще, как признался Андрей Николаевич, секрет успеха в этом бизнесе открыть ему так и не удалось. Некоторое время назад он пытался вести статистику — ничего не вышло, данные оказались весьма противоречивыми. То вдруг самая большая выручка получалась в те дни, когда ее не предполагалось вовсе, то на лидирующие позиции "выскакивал" тот зал, который находится в самом отдаленном месте. Судьба?

Ирина Белова

Источник: Архив: Деловая неделя
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.