Александра Шарова: "В связь сегодня я бы точно не пошла"

20.03.2006
Просмотров: 2158

Группа компаний «Сенди» 13 лет была одним из ведущих игроков на нижегородском рынке интернет-провайдинга, и вряд ли найдется хотя бы один «мобильный» нижегородец, не слышавший об этой марке.

Александра Шарова — личность в мире нижегородского Интернета легендарная. Группа компаний «Сенди» 13 лет была одним из ведущих игроков на нижегородском рынке интернет-провайдинга, и вряд ли найдется хотя бы один «мобильный» нижегородец, не слышавший об этой марке.

Тем не менее, теперь эта марка принадлежит новым владельцам. В конце декабря прошлого года состоялась сделка купли-продажи интернет-бизнеса ГК «Сенди», и параллельно с этим — покупка всего бизнеса компании «Информсервис». Объединенная компания «Сенди-сервис», по предварительной информации, будет заниматься проектом цифрового телевидения и скоростного доступа в Интернет в Нижнем Новгороде. Что послужило причиной продажи «Сенди»? Чем теперь будет заниматься руководство «Сенди»? Что ждет нижегородский рынок телекоммуникаций? Обо всем этом журнал «Прием!» беседует с генеральным директором компании «Сенди-сервис» Александрой Шаровой.

— Александра Лориевна, вы стояли у истоков нижегородского Интернета, одной из первых в городе стали заниматься оптоволокном, вложили огромное количество финансов, труда и энергии в развитие интернетизации города. И сейчас расстались с этой частью своего бизнеса, приносящей хороший доход. Трудно предположить, что вы не видите перспектив развития телекоммуникационного рынка. Что же тогда заставило вас принять такое решение?

— Отвечу словами одного из наших сотрудников: это все равно что дочку замуж выдать — жалко, но ведь когда-то надо! Владение компанией такого рода двумя частными лицами, как в нашем случае, не могло продолжаться бесконечно: развитие телекоммуникационного бизнеса требует постоянных финансовых вливаний, и сроки окупаемости проектов все время увеличиваются.

Два частных лица могут владеть фитнес-центром или другим небольшим предприятием. И это может быть успешный и красивый бизнес с приличными оборотами. Но он не встроен настолько серьезно в общую инфраструктуру рынка, как в нашем случае. Связь — это всегда часть единого целого. На рынке связи владеть частной компанией — это то же самое, что владеть отдельной железнодорожной развязкой или отдельным канализационным коллектором. Ты все равно включен в общую систему, и удерживать свой маленький кусочек рынка до бесконечности невозможно. Я, честно говоря, удивлена, что «Сенди» так долго продержалась на рынке в качестве независимого игрока, тем более на рынке, который государство включает в сферу своих стратегических интересов. Значит, неплохо работали!

Уже лет пять-шесть назад мы понимали, что рано или поздно с этим бизнесом придется расставаться. Сейчас у меня есть твердая уверенность: то, что мы сделали, было правильно и вовремя.

Мы долго выбирали партнера, который был бы нам достаточно симпатичен. Во-первых, близкого по духу и пониманию бизнеса. Во-вторых, способного обеспечить хорошее развитие того кусочка рынка, в который мы вложили столько труда. Конечно, для кого-то это просто готовый бизнес, но для нас это живые люди, налаженные бизнес-процессы, известная в городе торговая марка, да и просто часть жизни. Для меня, например, принципиальным моментом было, чтобы наш бизнес продолжил свое существование под маркой «Сенди».

— Когда вы поняли, что время продажи пришло?

— К концу прошлого года. Весь 2005 год было подспудное ощущение, что на рынке что-то копится, готовится прорваться наружу, намечался переход рынка в новое качество. В конце 2005-го — начале 2006 года этот переход состоялся, его результатов пока еще не видно, но они будут заметны позже, к середине или к концу года.

Переход этот ознаменовался тем, что на местном рынке телекоммуникационных услуг практически не осталось частных игроков. Уже в следующем году на нижегородском рынке будут работать совсем другие компании, в основном, национального уровня.
Большие столичные игроки приходят сейчас на все региональные рынки. Чем силен большой игрок? Возможностью тиражировать технологии. Какая-то технология, созданная и апробированная в отдельно взятом городе, может быть не очень прибыльной и даже убыточной, но если ее перенести на уровень страны, она уже будет хорошо окупаться.

Приход крупных игроков означает, что предложения на нижегородском рынке кабельного телевидения и широкополосного Интернета станут иными. Не зря все сейчас говорят (хотя я еще пока плохо это чувствую, поскольку недостаточно хорошо понимаю этот сегмент рынка) о предстоящем буме интернет-контента.

— «Сенди» была последним нижегородским провайдером, не интегрированным в национальные телекоммуникационные компании. Не было ощущения, что вы последний бастион на пути московской экспансии?

— Разве перед нами стоит задача никого не пускать в «свою ­деревню»? Мы же не первобытные люди! Идет глобальное укрупнение бизнеса, особенно в отраслях, подобных нашей. Связь — это все равно что газо­провод, водопровод, энергоснабжение. Из этих систем очень трудно вырезать куски, поэтому нет никакого смысла противостоять укрупнению телекоммуникационного бизнеса. Это правильно, это должно было случиться. Это не плохо и не хорошо, это объективный процесс.

Нижегородцы любят поговорить о завоевании местного рынка москвичами, создавая вокруг этого панику. Но совершенно неважно, что интегратором выступают московские компании. Они приносят свои деньги и инвестируют их в развитие бизнеса в Нижнем Новгороде. Не пришел бы к нам Intel, зарплаты у нижегородских программистов были бы в два раза ниже, причем у всех, а не только у работающих в Intel. Без прихода московских игроков пострадали бы многие местные рынки. Взгляните на рынок недвижимости. С приходом столичных компаний произошел передел рынка, но началось хотя бы какое-то движение. Через год-другой благодаря этому будет новая волна строительства. А так стояли бы эти незастроенные пустыри по сей день.

Еще любят рассуждать о том, что, мол, нижегородские деньги утекают в Москву. Да они в любом случае туда утекают, поставщики-то у всех московские. Для нижегородцев же главное, чтобы региональная экономика развивалась. И если в Нижнем будет город-сад, то пусть в Москве будет хоть рай на земле! Нам-то только лучше будет.

— Что будет с уже созданной оптоволоконной сетью «Сенди»? Какой политики в этом отношении придерживаются новые владельцы бизнеса? Смогут ли нижегородские корпоративные клиенты по-прежнему пользоваться вашими интернет-услугами, или направление business to business будет сворачиваться?

— Корпоративные клиенты были и будут любимым направлением нашей работы. Кроме него, новая компания «Сенди-сервис» по-прежнему будет заниматься Интернетом для частников, а теперь еще и цифровым телевидением на базе собственной оптоволоконной сети. Дело в том, что «Сенди» все это время прокладывала оптоволоконные магистрали, а «Информсервис» строил на этих магистралях кластеры — покрытие микрорайонов. Просто так сложилось, что когда-то мы выбрали одно направление, а они — второе. Теперь две части слились во­едино, образовав оптоволоконную городскую сеть протяженностью около 300 километров, причем строительство продолжается.

Цифровое телевидение — близкий родственник Интернета. Это тот же IP-пакет, то есть еще одна услуга для конечного клиента на базе интернет-технологий. С приходом цифрового телевидения в очередной раз расширяется понятие Интернета. Ведь Интернетом сегодня называют две совершенно разные вещи. Для обычного абонента Интернет — это совокупность информационных ресурсов: сайты, порталы, чаты и тому подобное. А для людей, которые занимаются доступом к Сети, Интернет — это технология передачи данных: кабель, коммуникационное оборудование и пакеты в нем. Нижегородские потребители — даже бизнесмены — плохо представляют себе, чем, в сущности, является Интернет. Заказчику нужна, например, связь между офисами. Мы говорим: хорошо, мы проведем вам Интернет. Он тут же заявляет: вот только не надо никакого Интернета! Там порнография и всякая другая ерунда! Вы мне только связь сделайте. И очень трудно такому заказчику объяснить, что связь и доступ к информационным ресурсам предоставляются с помощью одной и той же технологии.

Так вот, все направления работы нашей компании основываются на применении единой IP-технологии. Я абсолютно уверена: пройдет некоторое время, и на базе созданной и создаваемой нами инфраструктуры появятся такие услуги, которых мы с вами сегодня даже придумать не можем. Я говорю это, основываясь на собственном опыте. Как они будут называться, мы пока не знаем, а вот инфраструктура для их использования уже есть, она построена нами. На базе этой оптоволоконной сети, ресурсы которой очень велики, в городе можно предоставлять огромное количество самых разных услуг.

— Не отразится ли смена собственника компании на стоимости ваших интернет-услуг? Что будет с продуктом «Фиберлинк»?

— Ни в коем случае, цены подняться не могут просто в принципе. Все останется по-прежнему: корпоративное направление будет развиваться, как и развивалось; «Фиберлинк» будет по-прежнему предлагаться на рынке; все наши клиенты будут, как и раньше, получать высококачественную связь по тем же расценкам. То есть смена собственника у компании «Сенди» никак не затронет нашего потребителя. Просто мы будем предоставлять, кроме корпоративного и частного Интернета, еще и другие услуги.

— Что теперь будет происходить с теперь уже не вашим бизнесом? Будет ли он как-то трансформироваться?

— Я могу отметить только очевидные, лежащие на поверхности вещи. Потому что нам теперь достаточно сложно рассуждать о дальнейшем развитии компании, планы новых владельцев еще уточняются. Что-то будет, конечно, потеряно. Как бы руководитель фирмы, являющейся частью большого холдинга, ни старался наладить клиентоориентацию, она всегда будет отставать от клиентоориентации в маленькой частной компании, для которой лояльность клиентов — основной фактор выживания. Если у «Сенди» появлялся недовольный клиент, мы ощущали это как личное оскорбление, его хотелось удержать любой ценой. В холдинговых компаниях к этому относятся несколько иначе. Попробуем бороться с этой тенденцией, но легкой победы ждать не приходится.

— Теперь вы наемный менеджер на бывшем собственном предприятии. Изменилось ли ваше отношение к компании и подход к работе в ней?

— Психологические переживания, конечно, довольно сильны, но прежде всего не у руководства, а у сотрудников, которые с нами продолжают работать. Из «клана», «племени», в котором все друг другу доверяют, нам всем придется перестраиваться в предприятие несколько иного качества.

Лично для меня пока изменилось еще не очень многое. Как я была директором, так им и остаюсь. Только теперь еще стала генеральным директором компании «Информсервис». Вообще, когда 13 лет являешься собственником, даже перестав им быть, все равно продолжаешь относиться к компании, как к своей. Наверное, это не очень правильное чувство, и надо с ним бороться. Но в последнее время я настолько загружена работой, что на то, чтобы бороться еще и с собой, просто не хватает сил. Сейчас главное — разгрести дела, пережить переходный период. Радует, что проект интересный, большой, работать будет нескучно.

— Кроме того, что вы теперь наемный менеджер, вы все же остаетесь собственником оставшейся части бизнеса «Сенди». Чем вы планируете заниматься в качестве предпринимателя? Будете ли вы заниматься разработкой интернет-технологий?

— Мы планируем реализовать свой предпринимательский потенциал в другой отрасли, не связанной с телекоммуникациями. Хотя, я думаю, и знания, приобретенные в этой сфере, не ­пропадут. Идей много, во что они выльются — время покажет. Пока хочется поднять проект «Сенди-сервис». Что касается интернет-технологий, то уже довольно давно мы стали сворачивать это направление деятельности, хотя когда-то активно пытались его развивать. Бум на производство сайтов, случившийся некоторое время назад, давал надежды на то, что мы сможем превратить эту услугу в хороший бизнес. Но очень скоро поняли, что нам не имеет смысла конкурировать с теми же R52 и NN.RU: рентабельность ниже, чем в связи. В результате свернули разработки, и в будущем заниматься этим бизнесом не планируем. Мы привыкли рулить более крупными проектами, управлять сложными бизнес-процессами. А разработка сайтов — это как небольшой автосервис: много суеты и не очень много денег.

И в связь я бы сегодня точно не пошла. Мы, сами того не осознавая, удачно попали в узкий временной отрезок, когда можно было начать собственный бизнес на телекоммуникационном рынке почти с нулевым стартовым капиталом. Тогда в России сложилась просто уникальная ситуация. Сегодня вхождение на рынок связи стоит миллионы долларов. А мы начинали с одного модема и одного компьютера. Повторить это просто невозможно. В ситуации постоянного усиления контроля государства инвестировать сегодня деньги в телекоммуникационный бизнес, по?моему, не имеет никакого смысла.

— Насколько перс­пективен проект цифрового телевидения в Нижнем Новгороде?

— Сейчас, когда говорят о цифровом телевидении, почему-то обсуждают только ухудшение качества и увеличение числа каналов. На самом деле главное в цифровом телевидении — обратная связь. Плюсов здесь масса. Например, в любой момент без всякого опроса телезрителей можно выяснить, кто, сколько, какие именно каналы смотрит. Это, с одной стороны, означает возможность предложения целевой рекламы, разной для каждого зрителя. С другой стороны, цифровое телевидение дает возможность зрителю выбирать и компоновать программу передач специально под себя. Кроме того, это возможность проводить лотереи, ток-шоу и прочее в режиме реального времени. Цифровое телевидение может вернуть нам прямой эфир, которого сейчас практически не существует на ТВ. Более того, цифровое телевидение потребует прямого эфира, иначе нельзя будет воспользоваться теми преимуществами, которые оно дает.

То есть в этом телевидении очень много технологически интересных вещей, которые мы себе и представить сейчас не можем. Что касается его перспектив, отвечу так: когда я покупала первый мобильный телефон, я бы никогда не поверила, что через пять лет они будут у любого школьника. Как ни удивительно, востребованность новых технологий сегодня очень высока, они нужны людям. Конечно, проще потреблять технологии, несложные в эксплуатации. Сотовый телефон — все равно телефон, можно и бабушку научить с ним обращаться. Будет ли таким цифровое телевидение, я не знаю. Но, по идее, все в нем должно быть настроено так, чтобы им мог пользоваться любой человек. Но все-таки Интернет останется базовой технологией передачи данных, на основе которой постоянно будут предлагаться новые услуги, в том числе и цифровое телевидение, и уже поэтому заниматься этим перспективно.

— Хочется спросить у вас как у «эксперта по Интернету»: каково будущее Всемирной Сети? Сейчас появляется довольно много информации о том, что Интернет уже не справляется с увеличивающимися нагрузками и не отвечает предъявляемым требованиям, что в скором времени ему на смену придет Интернет-2. Чего ждать в перспективе от Сети?

— Такие слухи ходят уже шесть или семь лет, особенно в научной среде, к которой я имею самое непосредственное отношение. Как и любой растущий рынок, Интернет все время полнится разными слухами, и периодически его накрывают разные увлечения. Вся IT-индустрия построена так, чтобы постоянно будоражить воображение потребителя и подсовывать ему новые технологии, иначе на рынке возникнет стагнация. То же самое и на любом рынке технологических услуг и товаров. Так и должно быть. Как только начнется стагнация, закончатся идеи. В топку нужно подбрасывать новые дровишки. Я уже очень давно работаю на этом рынке и прекрасно помню массу восторгов в начале 90-х годов, когда получилось связать в сеть два компьютера в соседних комнатах. Было ощущение чуда. А сколько после этого было всяких технических чудес…

Но очень много было таких идей, вокруг которых пошумели, да и забыли. И сейчас такие идеи продолжают появляться. Все, например, ждали повсемест­ного распространения Wi-Fi — пока не случилось. Теперь все ждут повсеместного распространения WiMAX. По-моему, это просто очередное веяние моды. IT-идей придумано такое количество, что, для того чтобы реализовать хотя бы десятую их часть, потребуются годы работы. Придумывать идеи весело и интересно, а вот их реализация — это тяжелый труд программистов, маркетологов, менеджеров.
Но есть и вечное: для любых интернет-технологий нужна прежде всего хорошая инфраструктура, а все, что может поменяться в этой кабельной инфраструктуре, — оборудование для передачи данных.

— Сможет ли Интернет предложить что-то принципиально новое, полезное для бизнеса, кроме сайтов и электронной почты?

— Интернет — зеркало жизни. Все, что существует в реальном мире, так или иначе отражается в мире виртуальном. Это можно сказать и об Интернете для бизнеса: все новые идеи, придумываемые для реализации бизнес-процессов, отражаются в Интернете. В нем за все эти годы происходило много интересного, но переоценивать его возможности не стоит. Сам по себе Интернет особой ценности для бизнеса не представляет. Конечно, он меняет качество жизни, но, по сути, остается всего лишь еще одним удобным видом передачи информации.


Источник: Архив: Прием
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.