Монопольное положение — мечта многих предпринимателей

24.03.2006
Просмотров: 1820

Российские предприниматели год от года все чаще сталкиваются с нарушениями антимонопольного законодательства.

ИГРЫ В МОНОПОЛИЮ

С одной стороны, любой бизнес стремится занять лидирующее положение на своем рынке и вытеснить конкурентов. С другой — при отсутствии конкуренции пропадают стимулы для развития, ущемляются интересы государства и потребителей.

Российские предприниматели год от года все чаще сталкиваются с нарушениями антимонопольного законодательства. Естественные монополии требуют колоссальные деньги за подключение строительных объектов к инженерным и энергетическим сетям, муниципальные и федеральные органы власти проводят конкурсы с заранее известным победителем, а крупные компании вытесняют с рынка мелких игроков, устанавливая цены ниже уровня рентабельности… Что делать предпринимателям, если они столкнулись с нарушением законов и норм здравого смысла? Какие изменения в антимонопольном законодательстве готовят депутаты Госдумы? Об этом рассуждали представители органов власти, контролирующих ведомств и предприниматели за круглым столом, инициированном Управлением Федеральной антимонопольной службы (УФАС) по Нижегородской области.

Без конкуренции 

"Считается, что конкурентоспособным должно быть все — товары, технологии, люди, бизнес и государство, — говорит руководитель УФАС по Нижегородской области Геннадий Гудков. — Здоровая конкуренция — это непременный атрибут экономического развития, однако многие нижегородские рынки нередко контролируют всего 1–3 игрока". Причем, по мнению ФАС, конкуренция недостаточно развита не только на таких рынках, как вывоз твердых бытовых отходов или реализация нефтепродуктов, но и на рынке продаж автомобилей, обязательного медицинского страхования, брокерских услуг, банковских вкладов, потребительских кредитов и пр. В этих секторах экономики доля нескольких хозяйствующих субъектов значительно превалирует над долей всех остальных игроков.

Особое внимание ФАС уделяет следующим отраслям: энергетика, транспорт, ЖКХ и строительство жилья. Например, по словам Геннадия Гудкова, технология получения земельного участка сейчас такова, что расходы застройщика на бюрократические процедуры составляют до половины себестоимости квадратного метра жилья. Федеральная антимонопольная служба рассматривает массовые обращения застройщиков, которым на этапе ввода жилья навязывают такие требования за подключение к газо- и водоснабжению, что бизнес становится нерентабельным.

Очевидно, что только фискальными методами задачу не решить — нужна согласованная программа действий органов власти и контролеров (ФАС, ФСФР, ФНС). Уже создана база данных реальных соб­ственников нижегородских предприятий, которая позволяет видеть, в каких отраслях конкуренция не развивается.

Изменяется структура нарушений антимонопольного законодательства. Например, ФАС отмечает учащение случаев изъятия товаров с рынков с целью создания искусственного дефицита (как это случилось с солью), нерыночного ценообразования, картельных сговоров, проведения торгов и конкурсов с заранее известным финалом.

До 30% компаний, которым ФАС выносит предписания, обжалуют их в арбитражном суде. В результате процесс исправления нарушений затягивается. Основные нарушители — субъекты, которые ведут бизнес в условиях естественных монополий.

Бензиновые войны

Конкретные примеры нарушений антимонопольного законодательства, которые непосредственно влияют на развитие нижегородского бизнеса, привел заместитель руководителя УФАС по Нижегородской области Юрий Гребнев. Сейчас в арбитражном суде рассматривается дело ФАС против ЛУКОЙЛа. Суть в том, что в прошлом году оптовые цены на бензин сравнялись с розничными, так как нефтяной гигант является одновременно крупным оптовым игроком и оператором розничной сети. Бизнес владельцев автозаправок, не принадлежащих ведущим неф­тяным компаниям, потерял смысл, ведь они были вынуждены продавать бензин по той же цене, что и покупали его. Повысить розничные цены предприниматели не могли, так как тогда они не выдерживали конкуренции с заправками ЛУКОЙЛа. По мнению представителей ФАС, ситуация была создана искусственно, чтобы небольшие игроки были вынуждены уйти с рынка или начали торговать фальсификатом.

"Низкие розничные цены на бензин, конечно, устраивают потребителей, — говорит Юрий Гребнев, — но практика показывает, что предприятия пользуются доминирующим положением: уже после вытеснения с рынка альтернативных игроков — монополист захочет возместить свои расходы, и цены на бензин взлетят до небес".

В результате Федеральная антимонопольная служба вынесла предписание, в котором, во-первых, указано, что разница между оптом и розницей всегда должна составлять не менее 14%. Именно эта маржа позволяет существовать альтернативным бензоколонкам. А во-вторых, нефтяной компании предложили компенсировать потери бюджета.

Генеральный директор компании "ЛУКОЙЛ-Волганефтепродукт" Андрей Спирин на это возразил, что, во-первых, истину предстоит выяснить арбитражному суду, во-вторых, за минувший год не прекратила работать ни одна заправка, а это значит, что бизнес приносит прибыль, и наконец, менее 1/3 нижегородских заправок принадлежит ЛУКОЙЛу, поэтому говорить о монопольном положении компании, как минимум, некорректно.

"Если рассмотреть то нарушение, которое нам инкриминируется, то видно, что весь III квартал 2005 г. ЛУКОЙЛ удерживал розничные цены на стабильном уровне, не позволяя им расти. Я думаю, ни один автомобилист не будет это критиковать, — пояснил Андрей Спирин. — Я не знаю методики оценки монопольного положения и определения оптовых цен, но ФАС провела некачественный анализ: по ее данным, мы доминируем в ряде районов области, где нет ни одной нашей заправки. ЛУКОЙЛ не против появления добросовестных участников рынка, но против того, чтобы в области продавался некачественный бензин".

Об этом же говорят и областные власти. "Безусловно, ситуация, когда в регионе доминирует одна нефтяная компания, опасна. На территории области должны появиться новые крупные игроки, — поясняет вице-губернатор Нижегородской области Виктор Клочай. — Но с другой стороны, ЛУКОЙЛ имеет на нашей территории крупное предприятие, которое интенсивно развивается и платит налоги. Как обычно, нужно искать "золотую середину". Что мешает небольшим заправщикам покупать бензин у других операторов? Почему этого не происходит? У меня есть подозрение, что существует договоренность между крупными компаниями о разделе территории".

Миллионы за доступ к трубе

Особое внимание ФАС обращает на деятельность естественных монополий в инженерных коммуникациях. Нередко они диктуют своим клиентам такие условия и выставляют такие цены, что бизнес-проекты теряют всякий смысл. "Нарушения антимонопольного законодательства приводят не только к повышению цен, но и препятствуют развитию предприятий: компании просто не пускают на определенные рынки", — считает Юрий Гребнев.

Например, на начальном этапе строительства одного торгового центра "Нижегородский водоканал" пересмотрел технические условия подключения к канализации и водоснабжению и запросил 34 млн руб. "на развитие коммуникаций", помимо инженерных затрат. Эти деньги превысили объем всех инвестиций застройщика. В результате переговоров сумму удалось снизить до 24 млн руб., однако после того, как застройщик обратился с жалобой в ФАС, представители "Нижегородского водоканала" заявили, что все технические условия аннулируются, так как нет технической возможности присоединить объект к инженерной инфраструктуре. По словам сотрудников ФАС, перспективы строительства этого торгового центра сейчас выглядят весьма сомнительно. 

 Другая нижегородская компания вела реконструкцию двух жилых домов, для обеспечения которых электроэнергией требовались мощности в 675 кВт. Однако в технических условиях подключения ОАО "Нижновэнерго" предложило компании построить распределительный пункт на 6,5 тыс. кВт и 3 км линий электропередач. По расчетам ФАС, такой мощности хватило бы не на 2, а на целых 16 жилых домов. Строительная компания тем не менее согласилась выполнить технические условия, но не уложилась в отведенные для этого 3 года (а проектная норма подобных работ превышает 6 лет). В результате ОАО "Нижновэнерго" отказалось продлевать срок действия договора, несмотря на то, что большая часть работ была уже выполнена. После обращения строительной компании в ФАС, контролирующий орган выпустил предписание, в котором обязал энергетиков снизить объем требований.

Не стоит думать, что такие случаи возможны лишь в практике крупных компаний, которые занимаются масштабными проектами. Когда небольшая нижегородская фирма попросила присоединить реконструированный магазин к электросетям, а мощности требовались буквально для 2 чайников и 3 электроламп, "Нижновэнерго" потребовало установить распределительный электрошкаф, мощностей которого хватило бы на 160 чайников, и заменить кабель, который не нуждался в замене. Спасло предпринимателей то, что эти электросети были переданы на баланс муниципалитета, а технические условия упрощены.

До 60% нарушений антимонопольного законодательства связано с тем, что органы власти, контролирующие частные предприятия, сами занимаются подобным бизнесом. Например, одно из нижегородских МУП контролировало автостоянки и параллельно оказывало услуги по хранению автомобилей. "Оно не могло не находиться в более выгодном положении, чем частный бизнес, — указывает Юрий Гребнев. — Нетрудно догадаться, какой ответ получали предприниматели, которые приходили в это МУП за разрешением на открытие новой стоянки. Регулятор фактически являлся их конкурентом!" После обращения ФАС деятельность этого предприятия была приостановлена.

Большой общественный резонанс получила ситуация с распределением мест для торговли цветами на площадях Минина и Свободы. Вроде бы был проведен конкурс, как того требует законодательство, но городские власти не приняли во внимание, что все претенденты фактически представляли собой одну группу лиц.

"Мы наблюдаем такое негативное явление, как конкурсное программирование — госорганы проводят конкурсы, запрограммированные на победу одного участника, — утверждает замруководителя УФАС по Нижегородской области Вадим Соловьев. — В результате распределением бюджетных средств, выдачей льготных кредитов и обязательным страхованием занимаются не самые эффективные компании".

Меж двух огней

Заместитель председателя Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа Елена Моисеева одной из причин сложившегося положения дел называет тот факт, что большинство споров, связанных с нарушением антимонопольного законодательства, имеет оценочный характер. Поэтому арбитражный суд зачастую вынужден оперировать не нормами права, а обстоятельствами конкретного дела и предыдущими решениями Высшего арбитражного суда. "Хороший экономист может грамотно обосновать любую цену, — поясняет Елена Моисеева. — Так что завышенная, на взгляд ФАС и предпринимателей, цена услуг или товаров — это лишь дополнительный повод для поиска изъянов в работе естественных монополий, но не определяющий фактор". Более того, с течением времени взгляды судей могут меняться. К примеру, в 2000 г. Верховный суд посчитал неправомерным конкурс на распределения маршрутов между частными перевозчиками, так как сам факт получения лицензии дает право на обслуживание пассажиров. Однако к 2003 г. позиция изменилась — суд поддержал такие конкурсы, так как признал деятельность частников муниципальным заказом. Маршрутки пользуются дорожным полотном, остановками и прочей городской инфраструктурой, поэтому власти могут выбирать самых лучших операторов.

Виктор Клочай пояснил, что исполнительные власти сейчас находятся между двух огней. С одной стороны, для пополнения бюджета области они готовы всячески поддерживать нижегородские компании, но с другой — закон запрещает отдавать предпочтение региональным игрокам. Более того, в нашей области зачастую отсутствуют инструменты контроля качества продукции. Например, качество бензина областные власти могут оценивать лишь в лаборатории ЛУКОЙЛа. О каком развитии конкуренции здесь можно говорить?

"Наша цель — рыночная справедливость, — подчеркивает Виктор Клочай. — Конечно, это понятие почти философское. Бизнес подразумевает жесткую борьбу с использованием в том числе и запрещенных инструментов. Но наша задача — обеспечить всех участников рынка равными правами и обязанностями".

По словам депутата Госдумы Анатолия Козерадского, антимонопольное законодательство слабо изменилось с начала 1990-х годов: "Монополии уже сложились, а мы пытаемся регулировать эту сферу устаревшим законодательством. Депутаты отлично понимают, что идет мощное противостояние изменениям со стороны крупного капитала и монополий. Олигархи не желают нового антимонопольного законодательства!"

Однако сейчас, по мнению депутата, ситуация вступает в новую фазу — крупный капитал уже не в состоянии оказывать столь заметное влияние на законодательные власти, поэтому грядут существенные изменения в антимонопольном законодательстве. В прошлом году ФАС выиграла ряд крупных дел против неф­тяных компаний по факту картельных сговоров, против исполнительной власти ряда субъектов федераций, естественных монополий. Среди проигравших суды — "Газпром", РАО "ЕЭС", ЛУКОЙЛ, Сбербанк РФ, РЖД и другие известные каждому россиянину компании.

Штрафы нового времени

Летом 2005 г. в первом чтении был принят новый законопроект "О защите конкуренции". Возможно, уже к середине 2006 г. он пройдет оставшиеся стадии рассмотрения и вступит в действие. Помимо этого, готовится ряд законодательных инициатив и поправок в некоторые законы, направленные на изменение регулирования монополий. В чем суть нововведений? Деятельность ФАС станет прозрачнее и безопаснее для добросовестных компаний и в то же время жестче к нарушителям законодательства. Изменения должны затронуть финансовые рынки: в частности, деятельность банков и страховых компаний, распределение государственной помощи и бюджетных средств (особенно это актуально в связи со вступлением в ВТО), работу естественных монополий.

Депутаты предлагают увеличить ряд штрафов максимум в 1000 раз. Например, если закон "О защите конкуренции" будет принят, появится оборотный штраф за нарушение антимо­нопольного законодательства, сумма которого составит до 4% от оборота компании за год, как это принято в странах Европейского Союза. Если сейчас максимальный штраф в $15 тыс. крупные компании могут просто не заметить и списать на накладные расходы, то в будущем штрафы могут достигать $30 млн. "Это драконовские санкции, но они эффективны", — считает Анатолий Козерадский. Более того, злостным нарушителям будет грозить уголовное наказание. Сейчас в Уголовном кодексе РФ есть достаточно строгая статья за нарушение антимонопольного законодательства, но по ней за 15 лет перед судом не предстал ни один человек. Депутаты планируют ввести такие поправки, благодаря которым за решетку может попасть любой нарушитель-рецидивист.

Николай Гришин

Источник: Архив: Деловая неделя
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.