На нас может рухнуть крыша

12.04.2006
Просмотров: 1903

В Нижнем никто персонально не отвечает за техническое состояние общественных зданий — рынков, бассейнов, кинотеатров, школ...

Трагедия с обрушением Басманного рынка заставила всерьез задуматься о безопасности граждан. Нет никакой гарантии, что при посещении рынка, бассейна или спортзала неожиданно не рухнет крыша или не обвалится стена. К сожалению, печальных примеров в последнее время набралось вагон и маленькая тележка. Упали крыши рынков в Казани и Саратове, в Курске и Егорьевске обрушились стены жилых домов... Последний случай недавно произошел в Тюмени. В результате обрушения перекрытий в офисном здании один человек погиб, восемь госпитализированы, причем шестеро из них — дети.

Сдал дом в эксплуатацию — и спи спокойно?

«HP» в номере за 15 марта поднимал вопрос о контроле за эксплуатацией нежилых объектов — рынков, школ, бассейнов. Радует, что наша публикация не прошла мимо внимания властей. После нее было принято решение закрыть мясной павильон Мытного рынка, несущие конструкции которого оказались сильно изношенными.

компетентно

По мнению доцента кафедры недвижимости Нижегородского архитектурно-строительного университета Виктора Лопаткина, наиболее опасны в плане обрушения Советский рынок и рынок в районе площади Жукова (Приокский район). Они были сделаны без проекта, и сейчас никто не может сказать, какие у них параметры (длина, ширина, высота). К тому же обязательно нужно проверить конструкцию этих рынков на коррозийность.

А сейчас инспекция Государственного архитектурно-строительного надзора совместно с ГУ МЧС по Нижегородской области осматривают здания и сооружения Нижнего с массовым пребыванием людей. Проверке подвергаются все крупные крытые рынки города (Центральный, Автозаводский, Гордеевский, Приокский, Заречный, Средной, Советский), кинотеатры («Октябрь», «Сормовский», «Электрон», «Спутник»), развлекательные центры «Матрица» и «Александровский сад», а также железнодорожный и речной вокзалы.

Значит ли это, что нижегородцы теперь могут не волноваться по поводу прочности упомянутых объектов? Наш собеседник — начальник Нижегородского отделения Госархстройнадзора Алексей Хаберев.

— Наша организация следит за соблюдением организационно-трудового порядка в строительстве, его качеством, а также участвует в процедуре ввода объекта в эксплуатацию.

Но только в период строительства! А ведь даже идеально построенный объект можно запросто сгубить неправильной эксплуатацией. К сожалению, на сегодняшний день нет государственного органа, который контролировал бы это и наказал нерадивых собственников.

К каждому строителю инспектора не приставишь

Госархстройнадзор же работает так. Существуют важнейшие этапы строительства: рытье котлована, устройство фундамента, возведение каркаса здания. И по завершении работ на каждом из этапов объект принимается. А в заключение специалист Госархстройнадзора, если у него нет претензий, подписывает акт приемочной комиссии. Будем говорить прямо: к каждому строителю государственного инспектора не приставишь. Проконтролировать все невозможно. Всего в штате Госархстройнадзора 56 человек, а конкретно по Нижнему Новгороду работают 12 инспекторов.

— Это очень мало, тем более если учесть, что у нас около 200 строящихся объектов, — говорит Алексей Хаберев. — Именно поэтому инспекция проводит выборочные проверки. То есть застройщик обязан уведомить нас об окончании ответственного этапа работ, а направим мы туда своего специалиста или нет — дело наше.

— Допустим, строится-строится дом, и вдруг бац - выявляется какой-то изъян...

— Это и есть наша основная работа. Если установлено нарушение, нашим инспектором составляется акт, на основании которого выдается требование к застройщику или подрядчику: он обязан устранить недостатки. Кроме того, составляется протокол об административном правонарушении в области строительства и накладывается штраф.

— Какие основные нарушения выявляются при строительстве зданий?

Спектр нарушений очень широкий. Одно из самых распространенных — это осуществление строительства без утвержденного проекта. То есть проект формально есть, но он ни с кем не согласован, не прошел государственную экспертизу, что обязаны делать застройщики до начала работ. Да, защита проектной документации — хлопотный, длительный процесс. Но приступать к строительству без проектной документации мы никому не позволим.

Есть оборудование, но нет средств

— Вы сказали, что в России нет государственного органа, контролирующего эксплуатацию зданий. Это что же получается, отгрохали махину этажей эдак в двенадцать, а дальше будь что будет?

— В России действует государственный орган, который следит за эксплуатацией, — жилищная инспекция. Однако ее полномочия ограничиваются только жилым фондом. Но в нашей стране действительно НИКТО после ввода в строй не надзирает за эксплуатацией торговых центров, детских садов, школ, бассейнов — объектов, где постоянно масса народа. Хотя в некоторых субъектах федерации поняли, что это серьезное упущение, и начали кое-что предпринимать. Например, в Московской области приняли закон, согласно которому за эксплуатацией зданий следят наши коллеги — Госархстройнадзор. Но, естественно, под это дело им увеличили штат сотрудников практически вдвое.

— А в Нижегородской области планируют создать нечто подобное?

— Мысли об этом есть. Я получаю десятки запросов из прокуратуры с просьбой принять участие в работе комиссий, проверяющих здания. Конечно, прокуратуре мы не откажем, но полномочия у нас не те. Мы можем лишь визуально пронаблюдать, установить появившиеся деформации, трещины, но дать заключение о причинах их возникновения, дальнейшем развитии мы не можем. Как всегда, все упирается в деньги. Есть несколько десятков фирм, имеющих лицензии и оборудование для обследования зданий. Но за бесплатно они, естественно, работать не хотят и не будут.

— Сколько же стоит обследовать, допустим, нагорный Дворец спорта?

— Точно не могу сказать. Но счет идет на сотни тысяч рублей. Сейчас есть современное ультразвуковое оборудование, позволяющее определить состояние строительных конструкций.

— После обрушения крыши Басманного рынка выяснилось, что его проектировал Нодар Канчели — тот же архитектор, что и «Трансвааль-парк», который тоже рухнул. По-вашему, это случайность?

— Я не видел заключения комиссии, занимавшейся расследованием трагедии на Басманном рынке, однако, на мой взгляд, вины архитектора в обрушении нет. Скорее, это просто совпадение. Здесь надо снова говорить о правильной эксплуатации зданий.

— В Нижнем Новгороде есть здания, которые вызывают опасения в плане их эксплуатации и возможного обрушения?

— Могу сказать, что зданий, построенных по той же конструктивной схеме, что и Басманный рынок, в нашем городе нет. Также я не имею сведений, что какой-либо объект находится в аварийном состоянии, хотя опять-таки это не входит в мою компетенцию.

Михаил Мартынов, Нижегородский рабочий

Источник: Нижегородский рабочий
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.