На нижегородском рынке факторинга все еще идет борьба за обслуживание крупных и средних предприятий

17.11.2006
Просмотров: 5715

Малый бизнес пока не такой желанный клиент: в силу небольших оборотов он, во–первых, менее доходен для факторов, во–вторых, не может рассчитывать на низкие ставки. Впрочем, факторы уже начинают присматриваться и к этому сегменту.

Малый бизнес пока не такой желанный клиент: в силу небольших оборотов он, во–первых, менее доходен для факторов, во–вторых, не может рассчитывать на низкие ставки. Впрочем, факторы уже начинают присматриваться и к этому сегменту.

Ряд экспертов, опрошенных «Нижегородским Бизнес–журналом», отмечают, что за десять месяцев этого года существенных изменений на рынке факторингового обслуживания не произошло. Большинство банков пока не намерены менять ни ценовую политику, ни подход к анализу поставок клиентов и надежности их покупателей. С одной стороны, это связано с высокими рисками, которые берет на себя фактор при проведении операций. С другой — конкуренция между нижегородскими банками пока не достаточно высока для того, чтобы заставить игроков этого рынка менять условия предоставления факторинга и снижать его стоимость, отмечают специалисты отдела факторингового обслуживания Нижегородского филиала ОАО «НОМОС–БАНК». По мере роста конкуренции, добавляют они, банки будут вынуждены идти на уступки.

Логично предположить, что при отсутствии серьезных изменений в условиях получения факторинга и спрос остается более–менее стабильным. «Спрос с начала года вырос, но не существенно», — признаются специалисты ОАО «НОМОС–БАНК». В целом он довольно нестабилен и носит, скорее, сезонный характер, продолжает эксперт. Происходит всплеск деловой активности — спрос вырастает, а летом, в сезон отпусков, соответственно, ослабевает. Кроме того, круг факторинговых клиентов, в общем–то, ограничен. Отчасти тем, что он адресован  компаниям, которые при поставках товаров своим покупателям практикуют отсрочку платежа, отчасти — дороговизной самой услуги.

Тем не менее, Елена Мамчич, начальник отдела корпоративного кредитования Нижегородского филиала АКБ «Промсвязьбанк», отмечает: «Несмотря на столь веские доводы, количество обращений в банк за факторингом с начала года значительно выросло, о чем свидетельствует динамика роста  ссудной задолженности по факторинговым операциям. А количество поставщиков, заключивших договоры на факторинговое обслуживание поставок значительно возросло».

А вот Дмитрий Пятаков, генеральный директор ЗАО «Межрегиональная Факторинговая Компания «ТРАСТ», уверяет, что изменения на рынке все–таки произошли и довольно существенные. «С начала года усилилась конкуренция в сфере оказания факторинговых услуг со стороны независимых компаний (не банков). Как следствие, для клиента снизилась стоимость факторинга и смягчились требования к размеру оборотов, — поясняет он. — В свою очередь, со стороны клиентов повысился интерес к этой услуге, выросла потребность в факторинговом финансировании. По нашей оценке, объем российского рынка факторинга составит в 2006 году

7–8 миллиардов долларов против

5 миллиардов в 2005 году».

Ольга Мамаева, заместитель директора Нижегородского филиала КБ «Стройкредит», соглашается с коллегой. По ее мнению, стоимость факторингового обслуживания плавно снижается на протяжении последних трех лет: конкуренция увеличивается, технология обслуживания клиентов по факторингу развивается, а банки и факторы стали более тщательно оценивать финансовые риски. «Одновременно сокращается пакет документов, необходимый клиенту для получения факторингового финансирования. А в последний год идет всплеск интереса к факторингу: средний и малый бизнес, в первую очередь, интересует получение беззалогового финансирования для увеличения торговых оборотов, крупные предприятия — квалифицированное управление их дебиторской задолженностью», — резюмирует она.

К маленьким — потом

Впрочем, обращается за факторингом в основном крупный и средний бизнес — собственно, за этот сегмент сейчас и идет борьба между факторами. Банкиры признаются, что малые предприятия сегодня не слишком им интересны. Как поясняют эксперты из НОМОС–БАНКа, технология факторинга слишком трудоемка: документооборот по сделкам очень высок, приходится изучать все счета–фактуры, а «их могут быть миллионы». Даже у небольшого предприятия может оказаться объемный список клиентов и, как следствие, огромное количество счетов–фактур, однако в этом случае сумма одной сделки может составлять, к примеру, две–три тысячи рублей.

Для работы с малым бизнесом (этот сегмент гораздо более многочисленный, чем крупные и средние компании) факторы будут вынуждены значительно увеличивать штат сотрудников, обслуживающих клиентов. Но сегодня им делать это просто невыгодно — посредники зарабатывают на процентах с оборота поставщиков, которым они предоставляют факторинг, отмечает Елена Мамчич (Промсвязьбанк). Поэтому банки ограничивают приток клиентов из малого бизнеса высокими процентными ставками за пользование денежными ресурсами. Стоимость факторинга зависит как раз от размера оборотов по поставкам, от качества дебиторской задолженности, надежности покупателей и т.д. Так, в НОМОС–БАНКе они составляют 15–21% годовых (без дополнительных комиссий). А Елена Мамчич (Промсвязьбанк) добавляет, что даже базовые ставки сильно варьируются. «Кроме того, поскольку они зависят от размера оборотов, то могут меняться еще и в процессе обслуживания клиента: оборот возрастает, а чем он выше, тем ниже ставка», — продолжает эксперт. В случае с малыми предприятиями обороты по сделкам с покупателями изначально низкие, что делает их обслуживание для факторов мало привлекательным, да и вряд ли в ходе факторинговых операций они сильно увеличиваются. Отсюда и ставки выше. Тем не менее, ряд небольших компаний готовы переплачивать за факторинг: они вынуждены предоставлять своим покупателям отсрочку платежа за поставленный товар и, разумеется, хотят подстраховаться на тот случай, если покупатели начнут затягивать оплату. Кроме того, возможность получить деньги от фактора на время отсрочки позволяет не приостанавливать бизнес–процессы в компании. Так, по словам Елены Мамчич (Промсвязьбанк), доля малого бизнеса в общем количестве факторинговых клиентов банка составляет около 30%, а это довольно приличная цифра. При этом эксперты убеждены, что в перспективе факторы будут бороться и за небольшого клиента — по аналогии с кредитованием: когда крупные и средние предприятия будут разобраны, придет время «малышей». А значит, и обслуживаться они смогут уже гораздо дешевле.

Впрочем, ряд банков все–таки начинает обращать внимание и на этого пока не очень прибыльного клиента — спрос–то все–таки есть. «Предприятия малого бизнеса уже сейчас весьма интересны для многих банков в качестве клиентов по факторингу, поскольку это способ диверсифицировать факторинговый портфель и дать клиенту возможность «вырасти» с помощью такого вида финансирования», — подтверждает Ольга Мамаева (Стройкредит). Да, соглашается эксперт, услуга предполагает определенный уровень затрат фактора на организацию обслуживания, проведение необходимых взаиморасчетов и управление дебиторской задолженностью, причем данные затраты индивидуальны по каждому клиенту. «Однако каждый банк самостоятельно для себя считает, с какого порога обслуживание предприятия малого бизнеса по факторингу становится для него рентабельным. В данном случае на первый план выходят внедренная в банке или факторинговой компании технология факторингового обслуживания — именно она напрямую влияет на уровень издержек. Мы установили  специализированное программное обеспечение с высокой степенью автоматизации обслуживания, и это позволяет нам сделать весьма конкурентные ставки для малого бизнеса», — подчеркивает г–жа Мамаева.

Дмитрий Пятаков (МФК «ТРАСТ») считает, что размер компании отнюдь не всегда влияет на ее готовность платить за факторинг. «Обращение к факторингу того или иного предприятия, скорее всего, зависит от того, насколько прогрессивны взгляды руководства компании, насколько финансовый директор готов отказаться от привычной схемы финансирования и посмотреть на проблему под другим углом, пытаясь оценить дополнительные преимущества, которые предлагаются при предоставлении такой услуги как факторинг», — рассуждает он.

Кроме того, внутри крупных компаний априори лучше поставлена работа с дебиторской задолженностью, а вот малый и средний бизнес, у которого документация по сделкам часто находится в «запущенном»

состоянии и который работает с такими же небольшими  покупателями, должен быть даже гораздо больше заинтересован в факторинге. Тем более, говорит Дмитрий Пятаков, стоимость этой услуги в любом случае ниже, чем те трудовые и финансовые затраты, которые несут малые предприятия при учете и сборе дебиторки.

Кстати, он вообще считает, что обслуживать небольших производителей выгодно. Компания даже разработала для этого сегмента бизнеса специальный продукт — «Факторинг–экспресс» с максимальной суммой финансирования не более 1,2 миллиона рублей.

Судьба безрегрессного

Эксперты говорят, что факторинг в Нижнем уже достаточно развит. Однако банки используют далеко не все возможные его механизмы. В частности, единицы из них работают с безрегрессным факторингом.

«Факторинговые операции без регресса представляются достаточно рискованным инструментом, — поясняет Ольга Мамаева (Стройкредит). — Безрегрессный  факторинг, в первую очередь, может быть применим к крупным покупателям с известной кредитной историей, например, крупным сетевым магазинам. В этом случае маржа в стоимости между регрессным и безрегрессным факторингом может снижаться до 3–4% годовых и меньше». В целом факторинг без регресса в России в целом и в Нижнем Новгороде в частности пока не получил большого распространения из–за высоких издержек по взысканию просроченной дебиторской задолженности с недобросовестных покупателей, добавляет эксперт.

— Тем не менее, некоторые нижегородские банки предоставляют безрегрессный факторинг. Однако это, скорее, своего рода рекламный ход: таким образом банк показывает, что расширяет свою продуктовую линейку. Реальных сделок без регресса крайне мало, — уверяют эксперты из НОМОС–БАНКа.

Конечно, наличие у фактора права регрессного требования к поставщику с точки зрения рисков менее выгодно клиенту. В этом случае банк не берет на себя кредитный риск (риск неоплаты поставок вообще) — только ликвидный (риск неоплаты в срок). По правилам регрессного факторинга поставщик после предъявления обратного требования от фактора должен в течение нескольких дней (обычно на это дается три дня) истребовать дебиторскую задолженность со своих покупателей. Как правило, регресс наступает через 30 дней (в Промсвязьбанке 45 дней, МФК «ТРАСТ» - даже через 90 дней + 15 дней составляет льготный период). В исключительных случаях фактор может дать отсрочку поставщику на истребование дебиторки. Только вот исключения, добавляют эксперты, банки готовы делать только очень крупным и надежным поставщикам с не менее надежными покупателями, которые интересны кредитным организациям с точки зрения оборотов по поставкам.

Однако если говорить о рисках для фактора, то, как отмечает Дмитрий Пятаков (МФК «ТРАСТ»), и при регрессном, и при безрегрессном факторинге риск потери финансовых средств существует (компания предоставляет услугу безрегрессного факторинга). «Регрессный факторинг все–таки нельзя считать финансовым вложением с полным отсутствием кредитного риска, — считает он. — Разница состоит в следующем: при безрегрессном факторинге риск мы несем на покупателей, а при регрессном  — на покупателей и поставщика. Фактически, регресс — это поручительство поставщика за своих покупателей».

Нужно сказать, что отсутствие регресса существенно удорожает стоимость факторинга. Если учесть, что услуга и так явно недешевая, то регрессный факторинг получается более выгодным для клиентов. По оценкам НОМОС–БАНКа, разница в цене составляет примерно 30–35%, а Елена Мамчич из Промсвязьбанка говорит об удорожании факторинга без регресса в 1,5 раза по сравнению с регрессным. Дмитрий Пятаков в свою очередь отмечает, что не так–то просто прикинуть разницу: при предоставлении услуги факторинга вопрос комиссий и процентов всегда решается исключительно индивидуально. Поэтому может оказаться так, что цена регрессного факторинга для одного клиента будет равна или даже выше цены безрегрессного факторинга для другого клиента. «Но надо признать, что это, скорее всего, все–таки будет исключением», — добавляет эксперт.

Упор на сервис

В факторинговом обслуживании есть и еще один немаловажный аспект: а как покупатели относятся к тому, что их поставщик привлекает посредника? На Западе существует возможность закрытого факторинга - в этом случае поставщик не должен ставить в известность покупателя о переуступке. А это нивелирует восприятие факторинга покупателем как проявление недоверия к нему со стороны поставщика. В России закрытый факторинг применяется редко. Это связано с различными трактовками положений Гражданского кодекса, касающихся переуступки. Одни факторы считают, что ГК ограничивает предоставление закрытого факторинга, другие утверждают, что никаких прямых цитат, запрещающих его использование в законе нет

Впрочем, в любом случае банкиры уверяют, что невелика потеря. По крайней мере, для факторов. Елена Мамчич (Промсвязьбанк) говорит, что поставщики ведут переговоры с покупателями, и обращаются к факторингу, только заручившись их принципиальным согласием. Поэтому в практике банка проблем с покупателями не возникало.

Ольга Мамаева (Стройкредит) отмечает, что сами банки не очень–то готовы к закрытым операциям. «Основной недостаток закрытого факторинга — значительный кредитный риск,  возникающий у банка вследствие того, что все обороты с покупателями проходят через расчетный счет клиента. Таким образом, банк ставит себя в зависимость от добросовестности клиента и от его способности и желания вернуть выданное финансирование в оговоренный договором срок. Часть банков не готова нести подобные риски», — поясняет эксперт.

Кроме того, добросовестные покупатели, как правило, готовы к уступке денежных требований к ним банку или факторинговой компании, никаких осложнений с поставщиками при этом не возникает. «Те же из покупателей, кто не отличается хорошей финансовой дисциплиной, вряд ли заинтересуют банки в качестве объектов для покупки дебиторской задолженности к ним, так как это значительно увеличивает кредитные риски банка», — резюмирует она.

А специалисты НОМОС–БАНКа отмечают, что на заре факторинга недопонимание со стороны покупателей было. Сейчас, когда информации о продукте стало гораздо больше и многие предприятия уже вовлечены в рынок, проблемы, действительно, исчезли.

Несмотря на то, что факторинг весьма специфичный продукт, эксперты прочат ему большое будущее. В частности, смягчилось законодательство в сфере лицензирования факторинговых операций — раньше такую лицензию могли получить только банки, теперь — и другие финансовые компании. Соответственно, рынок становится все более конкурентным, а это должно привести и к удешевлению самого факторинга, и к изменению ряда условий. «Однако в настоящее время основная задача — это качество обслуживания клиента, — отмечает Дмитрий Пятаков (МФК «ТРАСТ»). — Тарифы и условия у разных факторов не сильно отличаются друг от друга, а скорость принятия решений и предоставления финансирования, удобство и простота работы с фактором — эти задачи все острее стоят перед банками и факторинговыми компаниями. И дальнейшие изменения в условиях обслуживания, в первую очередь, будут касаться именно качества обслуживания клиентов».


Источник: Архив: Нижегородский бизнес-журнал
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.