ФИРМЕННЫЙ ЗНАК

16.04.2004
Просмотров: 1056

Научись играть, или Как удивить бизнесмена-музыканта

Научись играть,

или Как удивить бизнесмена-музыканта

Любым региональным компаниям очень сложно завоевывать российские рынки, практически невозможно претендовать на лидерство в столице (если, конечно, не считать какие-либо уникальные производства или народные художественные промыслы). К филиалам иностранных и московских фирм, которые открываются в Нижнем Новгороде, мы уже давно привыкли. Редким, а оттого диковинным остается обратный факт — когда нижегородские компании открывают филиалы в Москве, а заодно и в других российских городах.

"Аваллон” — название для многих нижегородцев знакомое, особенно для тех, кто интересуется музыкой. Вот уже на протяжении почти 12 лет компания “Аваллон” занимается продажей музыкальных инструментов. Несмотря на наличие сильных конкурентов, “Аваллон” ведет себя достойно и грамотно. Результат — именно в московском филиале нижегородской компании (звучит-то как гордо!) министерство культуры российского правительства заказывает музыкальные инструменты для московских театров (в том числе и для Большого театра), консерватории и т. д. Среди нижегородских заказчиков тоже самые взыскательные — театр драмы, филармония. Да, именно через компанию “Аваллон” нижегородская филармония приобрела рояль, что стало для города одним из главных событий прошедшего года.

Согласитесь, что подобный вид бизнеса явно должен иметь необычную историю создания. Не просто так люди начинают торговать музыкальными инструментами. Рассказывает Олег ВАЩЕНКО, директор нижегородского отделения компании “Аваллон”.

— "Аваллон” — это детище моего отца Сергея Ващенко. Он музыкант, играл на бас-гитаре в разных ансамблях, с которыми периодически ездил на гастроли. Но это не было его основной профессией. Это было больше для души. По специальности отец — инженер. И первоначально “Аваллон” создавалась как компания по продаже оборудования с программным обеспечением. Сначала бизнес заключался в следующем: найти поставщиков и доставить необходимое оборудование на нижегородские предприятия, которым оно было необходимо. Ведь в то время было еще все в дефиците, рынок не развит, многое зависело от нужных связей и контактов. Музыкальные инструменты появились позднее. Когда знакомые отца, его музыкальные коллеги узнавали, что он осуществляет поставки оборудования, они стали ему заказывать и музыкальное оборудование для своих студий, и музыкальные инструменты, которые на тот момент тоже было невозможно достать. Музыкальные магазины в переходное рыночное время уже не могли удовлетворять запросы покупателей.

— Ну да, в музыкальных отделах было уже сложно найти, к примеру, навороченную дорогую гитару. В единственном экземпляре ее не выгодно было держать.

— По большому счету, это и не надо было никому. Нужны иные формы торговли музыкальными инструментами. Отец этим и занимался. Постепенно завязались прочные связи практически со всеми производителями музыкального оборудования и музыкальных инструментов известных торговых марок. Вот видите весь шкаф практически занят папками с названиями фирм-производителей. Регулярными стали посещения всех проводимых в мире специализированных выставок. Это необходимая часть нашего бизнеса. То есть мы всегда знали и знаем о всех новинках на этом рынке. В конечном счете, на сегодняшний день для нас нет невыполнимого заказа.

— То есть к вам обращаются и с уникальными заказами?

— Конечно. Нижний Новгород в музыкальном смысле продвинутый город. Заказчики самые разные. Гитары, к примеру, мы очень часто привозим именно по индивидуальным заказам.

— Дорогие?

— И дорогие тоже. Одна из самых дорогих гитар стоила свыше трех тысяч долларов. Она понадобилась известному нижегородскому рок-музыканту. Дело в том, что музыканты все-таки люди пристрастные, хотят, к примеру, играть на гитаре только такого-то производителя. Пожалуйста.

— Я так понимаю: только на музыкальных инструментах бизнес не сделаешь.

— Тут, наверное, самое главное для отца было совершенно четко и своевременно определить нишу. И постараться предоставлять полный комплекс услуг. А уж с людьми из музыкального мира он умел находить язык. На сегодняшний день нашими клиентами являются практически все кафе, ночные клубы, театры и кинотеатры и т. д.

— Да, каждый год в городе появляются новые ночные клубы, рестораны, и везде звучит музыка.

— В этом смысле бизнес действительно востребован. Тем более что кроме музыкального оборудования мы занимаемся и световым. Обслуживаем также концерты, гастроли. Таким образом, мы можем работать как с мелким заказчиком, так и с крупным. Когда театр драмы капитально ремонтировали, там меняли и световое, и звуковое оборудование на более современное. Мы помогли подобрать необходимое — качественное и по приемлемой цене. При этом, конечно же, для нашего родного драматического театра и мы пошли на уступки. Ведь и для нас престижно сотрудничать с театром.

— Но ведь конкуренты у вас есть? Без них невозможно развиваться.

— Конкурентов хватает. Вот информация о них тоже собрана в отдельные папочки, которые лежат на видном месте. Их, конечно, значительно меньше, чем папок с компаниями-производителями. При этом конкуренция в нашем бизнесе необычная. Когда к нам приходят заказчики, мы их знакомим со всеми компаниями, которые могут оказать подобные услуги тоже. Пусть будет выбор. К тому же товар специфический. Производителей хватает, возникают разные нюансы. Мы порой даже друг друга дополняем. Сотрудничаем. Потом, мы же знаем о своих преимуществах. Стараемся, чтобы их было больше. Работаем без посредников, напрямую возим из-за границы. Сотрудничаем с эксклюзивными поставщиками.

— Скажите, а как вам удалось открыть офисы в других городах России, в том числе в Москве?

— Тоже все произошло естественным образом. Ведь раньше музоборудованием и музинструментами занимались фарцовщики. В каждом городе они были свои. Кто-то из них так и не смог самостоятельно перейти на более качественный уровень бизнеса. Мы заняли их нишу, а в основном они стали с нами сотрудничать. Именно через наше предприятие происходят централизованные поставки оборудования в другие города России — Чебоксары, Орел, Хабаровск, Уфу и другие.

С Москвой, конечно, было сложней. Но это полностью заслуга отца. На тот момент компания “Аваллон” была достаточно известна. Потом в музыкальной среде репутация играет большую роль. У компании и ее руководителя она была уже крепкая. Мы участвовали в конкурсах на поставку оборудования в культурные учреждения Москвы. Зарекомендовали себя. И в какое-то время настала потребность в своем московском офисе. Там сейчас и работает отец. А я здесь.

— Лично для вас изначально было предопределено, куда пойти работать?

— По сути, я, конечно, вырос в этой компании. Подростком принимал участие в строительстве, ремонте офиса, наших магазинов (в Нижнем Новгороде их у нас пока два). Выполнял курьерские обязанности, стоял за прилавком и т. д. В общем, все понемножку. Четыре года работал директором магазина. Ну а потом стал руководить нижегородским офисом.

— Вы тоже музыкант?

— Нет. Я в этом плане лишь любитель послушать хорошую музыку. По специальности я программист. В нашем бизнесе мне больше всего нравится именно техническая составляющая. Мне нравится следить за новинками. К примеру, нынешнее поколение электроинструментов значительно отличается от того, что было 5—10 лет назад.

— Скажите, а чем-то другим вам хотелось заняться?

— Так как я прошел фактически все этапы развития в этом бизнесе, нет смысла что-либо менять. Уже появились азарт, особый интерес — куда двигаться дальше. Сегодня мы пытаемся освоить новый для нас вид деятельности — оформление телестудий необходимым видео- и иным оборудованием. Мы, кстати, уже в этом направлении сотрудничаем с некоторыми нижегородскими телеканалами.

— А родственные отношения как-то влияют на ваш бизнес?

— Положительно (смеется). Конечно, я многому научился у отца. Он меня консультировал, помогал мне. И сейчас у нас четкие должностные инструкции: он — начальник, я — его подчиненный. Если честно, у нас действительно получается семейный бизнес: и мама работает в компании, и моя жена. Бизнес у нас специфический, все за него болеют душой, так что и домашние разговоры о деле не надоедают. И все это больше похоже не на бизнес, а... Просто это образ жизни.

— Еще ваш “образ жизни” интересен тем, что по нему можно судить о культурном уровне в городе, а точнее, о музыкальном, о музыкальных пристрастиях нижегородцев. К примеру, какие инструменты пользуются нынче популярностью?

— Вы, наверное, правы. Действительно, индивидуальная торговля музыкальными инструментами последнее время более оживилась. Пристрастия? Я заметил, что последнее время меньше стали спрашивать электронные инструменты. Снова в моде “живая” музыка. Чаще стали покупать аккордеоны, баяны. Тоже можно объяснить, почему — в современной эстрадной музыке эти инструменты стали использоваться в аранжировках. Мне кажется, что джаза стало больше, наверное, и поэтому тоже повышенным спросом стали пользоваться духовые инструменты. Но рейтинг продаж остается прежним: гитары, синтезаторы, барабаны, духовые. Кстати, последнее время музыкальные инструменты стали покупать в подарок. Приятно подбирать, к примеру, ударные, заранее зная, что это будет для кого-то сюрпризом. Потом рассказывают, что именинник был просто в шоке.

— Так как подарки не из дешевых, можно сделать вывод, что их дарят друг другу люди обеспеченные. Значит, появляются предприниматели с музыкальным образованием... Хорошая тенденция.


Источник: Курс Н, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.