Сингапур нам не указ

25.01.2007
Просмотров: 1327

Почему Россия не воспринимает успешный опыт борьбы с коррупцией

В России коррупция уже давно притча во языцех. Проект закона "О противодействии коррупции" был внесен в Госдуму еще в 2001 году, тогда же принят в первом чтении - и с тех пор стал недвижимым. Чтобы ни говорили о его "неподготовленности" законодатели, эффективность прокоррупционного лобби налицо.

Депутат Госдумы, глава думской комиссии по противодействию коррупции Михаил Гришанков считает, что 2006 год стал переломным: 7 июля Россия ратифицировала Конвенцию ООН против коррупции.

Сингапурское чудо

В Сингапуре Бюро по расследованию случаев коррупции (основано в 1952 году) - это независимый правительственный орган, подчиняющийся непосредственно премьеру. Бюро расследует и предотвращает случаи коррупции как в государственном, так и в частном секторе экономики. Наряду с расследованием случаев мздоимства оно изучает методы работы потенциально подверженных коррупции госорганов с целью обнаружения возможных коррупционных рисков в системе управления.
В Сингапуре оклады министрам устанавливаются в размере 70% от дохода среднего бизнесмена - успешного частного адвоката, банкира.  
Вчера на круглом столе, прошедшем в Центре стратегических разработок (ЦСР), глава комиссии Госдумы по противодействию коррупции Михаил Гришанков заявил: «Борьба с коррупцией в России - одна из самых актуальных задач, и ее результат зависит от слаженного взаимодействия министерств и ведомств. Создана межведомственная рабочая группа с задачей подготовить ряд антикоррупционных законов. Есть предложение сделать в УК РФ отдельную главу, посвященную коррупции. Мы хотим предложить сократить перечень лиц, обладающих иммунитетом к уголовной ответственности. Предстоит доработать закон о госслужбе, необходима проработка закона о лоббизме. Все они будут обсуждаться в Думе и в экспертном сообществе. Кроме того, необходимо добиться открытости судов общей юрисдикции. Конечно, потребуются определенные финансовые затраты. Но что важнее: потратить сколько-то денег или оставить судебную систему закрытой?»

Июльская (2006 год) ратификация антикоррупционной конвенции означает: с февраля 2007 года Россия оказывается под международным антикоррупционным контролем.

По мнению начальника отдела государственной службы и антикоррупционной политики МЭРТа Михаила Паршина, необходимо сократить перечень платных услуг в подведомственным госорганам учреждениях, а также упорядочить принципы определения их стоимости. Декоративность кадровых конкурсов также внушает Паршину подозрения. Он предлагает введение госпошлины «за срочность» исполнения услуг. Чиновникам предлагается надбавка к окладу «за результат». А от вымогательства взяток у бизнеса спасет, по мнению Паршина, горизонтальная ротация чиновников, которые не будут успевать обрасти нужными связями.

Есть страны, добившиеся несравнимо больших успехов в борьбе с коррупцией. Здесь можно вспомнить Гонконг - его часто приводят в пример как общество, где размах коррупции с годами только уменьшался, причем значительно. Канонический опыт победы над коррупцией принадлежит Сингапуру. Там раз в пять лет происходит ротация госчиновников, для них есть специальный свод правил, включая полный запрет на подарки, званые обеды и ужины, существует и мощное бюро по борьбе с коррупцией, начинающее дело по любому сигналу со стороны и подчиняющееся только президенту страны. Отцом-основателем антикоррупционных реформ в этой стране стал экс-премьер Ли Кван Ю, ныне министр-наставник Сингапура.

По словам главы «ОПОРЫ России» Сергея Борисова, с коррупцией сталкиваются более двух третей предприятий малого и среднего бизнеса. По его данным, коррупционные издержки малого бизнеса выросли с 8,5% от выручки в 2005 году до 9,6% в 2006-м. Глава "ОПОРЫ" высоко оценил сингапурский опыт, с которым ознакомился лично, и предложил послать на обучение в Сингапур группу российских управленцев и предпринимателей.

Гай Холлис, директор проекта Европейского банка реконструкции и развития, предлагает тройственный подход к борьбе с коррупцией (нормативно-правовая база; обучение/пропаганда; меры, проводимые исполнительной властью, с выявлением областей максимального коррупционного риска), он успешно апробирован в Болгарии. Член генсовета «Деловой России» Маргарита Бажанова убеждена, что ратификация антикоррупционной Конвенции не означает копирование ее положений в российском законодательстве. "Как бы ни были хороши законы, все зависит от правоприменительной практики. Законы должны распространяться на всех - именно это больше всего сейчас волнует деловое сообщество, - говорит она.

Алексей Дидевич, "Газета" №12 от 2007-01-24г.

Источник: Прочие источники
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.