«Отец нижегородской связи сотовой…»

16.02.2007
Просмотров: 5396

Этот человек в 1979 году получил за разработку уникальной радиоэлектронной системы премию Ленинского комсомола, а сейчас работает в Microsoft и ходит за грибами с GPS-навигатором.

Этот человек в 1979 году получил за разработку уникальной радиоэлектронной системы премию Ленинского комсомола, а сейчас работает в Microsoft и ходит за грибами с GPS-навигатором. Ученый и бизнесмен, Владимир Владимирович Крылов рассказал о своих разнообразных интересах и перспективах развития 4G и WiMax.

Science&Business

— Владимир Владимирович, коллеги называют вас «отцом нижегородской связи сотовой». Почему?

— Во-первых, я был представителем Нижегородского региона в специальной
федеральной комиссии по выделению частот для региональных сотовых компаний. Она была создана в 1991 году, когда сотовая связь еще только-только зарождалась. Еще не было вообще ничего. Федеральная комиссия также выдавала лицензии на открытие компаний сотовой связи.
Потом я стал членом совета директоров самой первой компании сотовой связи в Нижнем Новгороде — Персональные Системы Связи России. И мы работали под этим брендом долгое время, а потом продали. Сейчас активами компании владеет Tele2.

— Однако у вас есть и научные разработки в области беспроводных технологий…

— Я закончил политехнический институт в 1971 году. Сразу поступил в аспирантуру.
И специальность у меня была — радиотехника. Уже тогда я понял, что интеграция средств вычислительной техники со средствами радиотехники будет иметь большие перспективы. Тогда еще даже не говорили о «беспроводных» устройствах, как сейчас принято буквально переводить с английского слово wireless. И мы начали делать собственный компьютер, встроенный в радиотехническую систему. В то время в Советском Союзе появлялись первые мини-компьютеры и персональные компьютеры.

— Получается, что в ваших руках побывали компьютеры всех поколений, начиная с самых первых?

— Я был один из первых, кто начал в Нижнем преподавать Фортран. Это было в 1971 году, сразу после института. Я начал преподавать программирование, когда оно еще называлось «вычислительная техника в инженерно-экономических расчетах». Преподавание велось на советских машинах, где ничего не было иностранного. Знаете, была такая машина — «Наири», еще был «Минск» — вот на этих компьютерах я, собственно, начинал работать. Все это проходило буквально через мои руки и руки моих коллег.

Мы были первые, кто представил комплексную систему, сочетающую очень передовые технологии — и радиотехнические, и вычислительные. Наша группа это сделала для оборонных предприятий и получила премию Ленинского комсомола в области науки и техники. Мы единственные в Нижнем Новгороде получили такую премию. Это был 1979 год, вы представляете? Вручение в ЦК происходило! Мы прошли такой жесточайший отбор и контроль, что только с нами не вытворяли... Разработка была секретная, потому что все тогда было направлено на решение оборонных задач. В то время вообще все новое было «закрытым».

— А кто входил в ваш коллектив?

— Мои ребята — это команда из нескольких человек. У всех из них вы наверняка
брали интервью. Например, мой аспирант Дмитрий Максимович Пономарев, сейчас он президент компании «МЕРА». Сергей Янович Корсаков, сейчас генеральный директор компании «АДС», — тоже был моим аспирантом. Финансовый руководитель группы компаний «АЛТЭКС», Евгения Борисовна Марамчина. Она написала труд по «1С: Бухгалтерии» — очень хорошая книга, многие ею пользуются сейчас в информационных технологиях. Я могу вам назвать всех, кто работал тогда вместе, они все сейчас имеют вот такого рода позиции. Это был действительно коллектив, который сгенерировал целую плеяду людей, каждый из которых самостоятельно оказался способен возглавить свое дело.

— Среди ваших научных подвигов коллеги в поздравлении называют таинственный «оператор Урысона». Что это за история?

— О, это история с моей докторской диссертацией. Хотя я всегда был прикладником,
но тесно работал с теоретиками и в том числе работал с академиком Глушковым в Киеве, защищал там докторскую диссертацию. Темой было – разобраться с самых общих позиций, что такое динамические системы, то есть системы, развивающиеся во времени. Мне удалось показать, что очень широкий класс таких систем описывается математической моделью «оператора Урысона». А Павел Урысон — это российский математик, который погиб в очень раннем возрасте — утонул в 26 лет. Его труды были фактически в забвении, ими никто не пользовался. Если имя, например, Колмогорова звучит постоянно, то вот работы П. С. Урысона практически неизвестны. Оказалось, что модель Урысона носит очень общий характер. Поэтому коллеги, наверное, и написали такие строчки, потому что я ее возродил. В прикладных исследованиях никто ею не пользовался. А модель оказалась настолько общей, что доказала возможность представить любую динамическую систему в некой канонической форме.

— «Он в Америку окошко/Прорубил назло врагам,/Телефон доставил нам,/Что совсем без проводов,/Зато слышно — будь здоров!» — это ведь про вас…

— Что касается Америки, речь идет вот о чем. После того как границы открылись,
город стал свободным, мы поняли, что вполне можем продавать свои интеллектуальные результаты, а не только газ, нефть и прочее. И мы были первые, кто открыл оффшорное программирование в Нижнем. Мы вместе с доцентом из университета Лобачевского Евгением Щемелевым открыли компанию «Теком». Эта компания первой начала заниматься оффшорным программированием. Мы нашли заказчиков в соединенных Штатах. Этими заказчиками стали телекоммуникационные компании, и им нужно было разрабатывать программные средства. Мало кто умел это делать в то время, потому что это специальные программы: обработка текста, базы данных. Это очень специфические программы, связанные с телекоммуникационной сферой. И в этом смысле это было «окно в Америку», через которое мы стали сюда привозить различные разработки беспроводных систем.

— Какова судьба этой компании?

— «Теком» до сих пор успешно существует и развивается. Но я уже уступил там свою
долю. Я как-то сосчитал, что открыл в Нижнем Новгороде пять компаний. И все успешно продолжают работать уже без меня. А я начинал заниматься чем-то новым. Ну, а сейчас в силу возраста такой бизнес мне кажется тяжелым — очень большие нагрузки. И я перешел в транснациональные компании. Два года проработал в Intel. Там мы делали очень интересный проект: проводили работу по демонстрации возможностей широкополосного доступа WiMАХ для решения задач национальных проектов в образовании и медицине. Потом меня пригласили в Microsoft. И сейчас я занимаюсь другой проблемой, тем не менее направленной на то же: чтобы здесь, в Нижнем Новгороде развивались информационные технологии. Я здесь являюсь представителем департамента стратегических технологий. Я директор по региональному развитию этого департамента. И наша задача — помогать местным разработчикам программных средств использовать самые передовые технологии.

Wireless

— В вашем докладе «Архитектура мобильных сетей Wi-Max» на сессии Wireless Broadband было уделено внимание 4G-сетям. Несколько слов об этих перспективах.

— В отличие от 3G, 4G-сети еще не существуют. Поэтому здесь несколько проще
говорить о перспективах. Если про 3G можно рассуждать, опираясь на конкретные стандарты, с 4G у нас простор для фантазий гораздо более широкий. Ведь основное отличие 4G состоит не в том, как построен воздушный интерфейс, как будут передаваться сигналы от мобильного коммуникатора до ближайшей базовой станции. Основной принцип 4G состоит в том, что вы выходите на опорную сеть, основанную на IP- протоколе. Если 3G-сети выходят на свои, обычные коммутируемые, как правило, сети, развернутые для телефонии, то 4G наследуют не телефонную, а компьютерную линию мобильных коммуникаторов. Там голосовая услуга становится дополнительной, а не основной. В 3G все было не так. В 3G именно голосовое — это основное, и вместо голоса можно «уложить» передачу данных. Вот, может быть, в этом смысле некоторые эксперты считают 3G тупиковым. Однако голосовой трафик все еще представляет доминанту во всех глобальных сетях. И передача данных еще не достигла того уровня, чтобы считать, что она полностью доминирует на сегодня.

— А будет доминировать?

— Я думаю, что да, и все говорит за то, что верный подход рассмотрения голосовой
услуги как частного случая мультимедийного сервиса имеет определенную, очень высокую вероятность. Мы идем по пути так называемого Unified Messaging. Что такое Unified Messaging? Представьте, что вы имеете не несколько телефонных номеров, электронную почту и тому подобное, а уникальный идентификационный номер. А средства доставки сообщений будут различаться в зависимости от профайла, который вы задаете. Например, если вас разыскивает ваш знакомый, вы открываете ему любую точку входа, которая будет свободна. А если вам звонит неизвестный человек, то вы, например, можете сделать так, чтобы его речь записалась в виде voice-mail. Вы его можете читать по-разному. Нет возможности слушать (например, во время совещания) — преобразуете сообщение в электронную почту, получите в виде текстового файла. То есть, в зависимости от текущего профайла, вы можете совершенно по-разному, свободно оперировать теми сообщениями, которые вам приходят. В этой ситуации голос будет обрабатываться в виде цифровых сигналов, а потом может преобразовываться в текст. Какой смысл передавать его как отчеты аналогового сигнала, как делается, например, в GSM? Они сразу могут быть упакованы в виде соответствующих кодов в пакеты и гораздо более эффективным образом переданы по IP-сетям. Потому что коэффициент использования IP-сетей гораздо выше, чем сетей с разделением времени, то есть у IDM-сети, где за каждым каналом закрепляется временной слот, и уплотнение очень затруднено. На мой взгляд, мы к этому движемся, и я думаю, что вероятность того, что 4G будет успешным, велика. Вопрос только во времени.

— Когда же оно наступит?

— Когда созреет такая ситуация, что широкополосные IP-сети станет все-таки
выгоднее строить и развивать, чем модернизировать, чинить уже существующие IDM-сети.

— А каковы ваши прогнозы относительно распространения WiMAX?

— С WiMAX дело проще. Как только произойдет насыщение рынка с 3G, так WiMAX
займет лидирующие позиции. Потому что его конкурентом на сегодняшний день является именно высокоскоростной 3G. И пока инвесторы не выберут прибыль оттуда, они не будут перебрасывать свои капиталы в WiMAX. Так же было и с 3G. Оно появилось давно, и его опыт был очень печальный: крупные европейские операторы купили лицензии за огромные деньги, а развертывание сетей практически не произошло. Ситуация стала меняться, только когда индекс ARPU (Average Rate Per User — деньги, которые приносит один подписчик владельцу) на GSM резко покатился вниз. Прибыль с одного абонента стала настолько низкой, что дальнейшее расширение сети абонентов для компенсации падения ARPU не могло дать результатов. Это послужило сигналом для перехода к другому бизнесу — на новой технологии. Такой период наступил сейчас в Европе, и там 3G становятся уже очень высокой точкой приложения инвестиций. Люди начинают туда переключаться, несмотря на то что услуга несколько дороже и ARPU растет. WiMAX пока еще находится на начальной стадии: клиентов пока еще очень мало. Причем я имею в виду мобильный WiMAX, тот, который может быть имплиментирован в карманный коммуникатор, в карточку лэптопа. Для него время еще не пришло. Это совершенно ясно.

— А чем он привлечет клиентов прежде всего?

— Я думаю, тем, что он будет обеспечивать очень гладкое вхождение в опорную IP-сеть. От вас будет мало требоваться, для того чтобы переходить от одной услуги к другой, например, от голосовой к видео. Вы будете видеть в реальном времени вашего собеседника — «Point to point». Следующий шаг — это конференция, когда вы с помощью коммуникатора одновременно разговариваете со многими и видите их. Вы можете сказать во время такого сеанса: «А вот у меня картинка». И не подносить ее к видеокамере, как в обычном видеотелефоне 3G, а просто этот файл присоединить — и он разойдется по всем участникам этого разговора. И каждый выберет себе нужное разрешение для просмотра. Мне кажется, что эти потребности постепенно нарастают, и скоро они будут востребованы в полной мере. Только такие широкополосные технологии, как WiMAX, могут их удовлетворить.

— Назовите, пожалуйста, главные, на ваш взгляд, преимущества мобильного WiMax, по сравнению с другими технологиями.

— Главное его отличие от других широкополосных технологий состоит в его
адаптации. Там «зашит» очень глубоко адаптивный алгоритм. Он меняет схему модуляции, схему кодирования. Например, может уменьшить скорость, сохранив необходимое качество. Может перераспределить ресурсы базовой станции между несколькими пользователями. Это заложено в основных характеристиках WiMАХ даже на воздушном линке. GSM, кстати, не может адаптироваться на воздушном линке никогда. В GPRS это попробовали сделать. Там вам могут дать один слот для передачи данных, два, три, разделить их между пользователями. Но для голоса все равно такой возможности нет.

P.S.
— Доктор наук, профессор, бизнесмен… Как вы совмещаете эти виды деятельности?

— Я родился под созвездием «Близнецы». Если верить гороскопам, в этом и есть секрет моей разносторонности. Наверное, просто нас несколько. И психологически я всегда был настроен на это. Я ведь никогда не бросал работу в образовании, например. И в техническом университете до сих пор преподаю. Прихожу туда, читаю лекции; у меня там есть аспиранты, магистранты. Кроме того, я публикую книги, научные, методические статьи, учебники. Не могу бросить эту сферу, поэтому продолжаю рассказывать то, о чем мы сейчас с вами говорили молодым ребятам. Все это остается важным.


Источник: Архив: Прием
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.