Банкрот в законе

22.04.2004
Просмотров: 1556

ОАО "БОРСКИЙ химлесхоз", контрольный пакет акций которого прошлой осенью государство продало на сторону, семимильными шагами движется к банкротству.

ОАО "БОРСКИЙ химлесхоз", контрольный пакет акций которого прошлой осенью государство продало на сторону, семимильными шагами движется к банкротству. На предприятии уже введена процедура внешнего наблюдения. Инициатором сего захватывающего действа стал сам генеральный директор химлесхоза Игорь Киров. Именно этот человек является соучредителем фирмы, выкупившей в ноябре акции проблемного АО.

ПРОДАЖА контрольного пакета акций задумывалась как способ выведения лесхоза из долгого и затяжного кризиса. О ситуации вокруг лесхоза мы уже писали и во многом, похоже, оказались правы (см. "АиФ-НН" № 48 за 2003 г.).

Предприятие занимается переработкой древесины и добычей сосновой смолы-живицы. Из живицы делают канифоль и скипидар. До сих пор никому в мире не удалось получить их синтетическим путем. Канифоль используется в целлюлозно-бумажной промышленности, в производстве шин и электрических кабелей, в медицине и парфюмерии. Без скипидара невозможно изготовить лаки, краски, кинопленку, из него получают вербеной, необходимый парфюмерной промышленности. На мировом рынке он стоит более 1000 долларов за килограмм!

К моменту продажи контрольного пакета государство уже избавилось от части акций химлесхоза, и новые акционеры инвестировали в него неплохие деньги. Но вскоре предприятие вновь стало показывать удручающие результаты, хотя объективно потребность в его продукции возрастала. Областное министерство имущества на правах главного акционера меняло директоров как перчатки, а ситуация не улучшалась. Задолженность лесхоза перед бюджетом и внебюджетными фондами превысила 2,5 млн., рублей, а общие долги перевалили за пять миллионов.

Продать акции замшелого должника окончательно удалось лишь с третьего раза, но очень удачно. Их по самой высокой первоначальной цене в 1 240 000 руб. выкупило никому не известное ООО "Борхимлес".

Уравнение с неизвестным

СДЕЛКА была совершена столь стремительно, что другим потенциальным покупателям, ежели таковые имелись, но выжидали уценки, оставалось только чесать затылки. Эта покупка породила тогда немало вопросов.

Во-первых, оказалось, что новоиспеченное ООО было зарегистрировано в январе прошлого года, но целых 11 месяцев о себе никак не заявляло. На людях оно показалось только в ходе продажи, что само по себе было очень интересно.

Во-вторых, учредителями "Борхимлеса" выступили директор химлесхоза Игорь Киров вместе с родным братом и инженер по кадрам того же предприятия Елена Столярова. Никто не может знать положение предприятия лучше, чем его руководитель. Чего же ради он так спешно и не торгуясь скупал акции лежащего на боку предприятия?

Совершенно непонятным было и то, откуда новорожденное ООО, не имевшее никаких доходов, взяло деньги. Знающие люди уверяли, что это могли быть только заемные средства. Кто же и из каких соображений расщедрился на приобретение загибающегося хозяйства?..

Месяц спустя одно из нижегородских интернет-агентств сообщило: "Борхимлес" инвестирует в химлесхоз аж миллион рублей. Оставалось только восхищаться прозорливостью областной власти, сумевшей найти выход из сложнейшего положения.

Прокурорская проверка

НО ВСКОРЕ живописную картину начали портить нехорошие слухи. "Борхимлес", дескать, размещается по тому же адресу, что и химлесхоз, и втихую использует его производственные мощности. А происходит все это из-за того, что продали лесхоз в обход закона об акционерных обществах так называемым аффилированным лицам, в планы которых вовсе не входит вытаскивание предприятия из кризиса. Более того, лесхоз и текущие налоги не платит.

Борская прокуратура, проверявшая эту информацию, никаких нарушений не обнаружила. Сделка, заявил прокурор Бора Иван Титов, совершена вполне законно, между химлесхозом и "Борхимлесом" заключены некие договоры, позволяющие им сотрудничать открыто. Текущие платежи лесхоз вносит регулярно, а долги поимел в период с июня по декабрь 2002 года, когда там директорствовал некто Суслин. Вот он-то, мол, налоги действительно не платил. Но это дела минувших дней, а кто старое помянет, тому офтальмолога пригласим.

Если верить прокурорским исследованиям, то дела в лесхозе и вправду шли в гору.

Прошу обанкротить

И ВОТ в марте гендиректор И. Киров преподносит ожидавшей подъема рабочей общественности сюрприз: подает в областной арбитражный суд заявление с просьбой признать "перспективное" предприятие банкротом. Дела, мол, очень плохи, рассчитаться со всеми кредиторами не можем. И приводит заслуживающие внимания цифры: долги предприятия составляют уже свыше шести миллионов рублей, из них более трех - перед бюджетом. А прокуратура, напомним, утверждала, что новых задолженностей у предприятия нет...

С точки зрения закона, директор поступил абсолютно правильно. Если бы он не подал заявление должника, то его можно было бы привлечь к ответственности. Но тот же закон обязывает руководителя вначале самому принять исчерпывающие меры по оздоровлению предприятия. Такая же обязанность возлагается и на органы федеральной власти и местного самоуправления. Если на бумаге какие-то меры и принимались, то эффект от них оказался нулевой. И тут вновь к месту поставить вопрос: зачем "Борхимлес" покупал акции химлесхоза?

На суде некоторые из акционеров просили отказать в принятии заявления. Дескать, мы вытащим предприятие из ямы и без процедуры банкротства. Но суд их просьбу отклонил: об этом, мол, надо было думать раньшe. А когда раньше, если всегда всеми делами в химлесхозе заправлял собственник контрольного пакета?

Интересна следующая деталь: из трех претендентов на роль временного управляющего директор выбрал человека из Вологды.

Деньги уйдут из области?

В ВОЛОГДЕ расположен канифольный завод, и Борский химлесхоз активно с ним сотрудничает. Есть также данные, что официальная добыча живицы в Борском химлесхозе в прошлом году упала на треть, а наши нижегородские переработчики вынуждены завозить уникальное сырье из Украины. Еще известно, что проконтролировать количество добытой живицы практически невозможно. Ведь собирают ее в лесу, а леса у нас большие и дремучие...

При таком раскладе не кажутся безосновательными слухи, что деньги на приобретение акций химлесхоза "Борхимлесу" пожертвовала именно Вологда. Потом, говорят, между руководством тамошнего канифольного завода и г-ном Кировым пробежала какая-то черная кошка, и вологжане забрали акции себе. Впрочем, возможно, кошка здесь ни при чем, и комбинация с акциями была задумана заранее. Как и банкротство химлесхоза. Ведь очевидно, что таким образом завод упрощает себе процедуру поставок сырья. Когда химлесхоз прекратит существование, вряд ли что сможет помешать заводу организовать здесь собственный участок по добыче живицы. И тогда вологодские "канифолыцики" будут уже не покупать ее у предприятия, где есть и другие акционеры-хозяева, а добывать сами. С экономической точки зрения это, как говорят в Одессе, две большие разницы!

Более того, якобы уже сейчас на угодьях, закрепленных за Борским химлесхозом, некое ООО "Янтарь-Н" ведет подготовительные работы к добыче живицы. А между тем Лесной кодекс запрещает лесопредприятиям передавать в пользование другим лицам "свои" площади.

И еще один вопрос не дает покоя: каким образом Вологда успевала вовремя делать нужные ходы? Неужели и вправду грядущее банкротство химлесхоза - событие заранее спланированное, причем с участием кого-то из очень информированных нижегородцев? И это в самом инвестируемом районе области!

Михаил Аштаев

Аргументы и Факты №16, 21.04.04.


Источник: АиФ Нижний Новгород
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.