Надежда на венчур

27.04.2004
Просмотров: 1060

В Приволжском федеральном округе 42% предприятий являются убыточными. Сделать их прибыльными означает в большей части решить задачу удвоения ВВП.

В Приволжском федеральном округе 42% предприятий являются убыточными. Сделать их прибыльными означает в большей части решить задачу удвоения ВВП. Однако инвесторов, желающих вложить средства в обанкротившееся предприятие, немного. Привлечением инвестиций в кризисные предприятия будет заниматься венчурный фонд, который создается Приволжской саморегулируемой организацией арбитражных управляющих (ПСОАУ). О принципах его функционирования — в интервью с генеральным директором ПСОАУ Валерием КОРОЛЕВЫМ.

— Валерий Викторович, привлечение инвестиций в кризисные предприятия — дело проблематичное. Тем не менее вы нашли возможность для столь рискового инвестирования.

— Мы провели ряд деловых игр и “мозговых штурмов” с нашими сотрудниками с целью определить, каким образом можно привлекать инвестиции в кризисные предприятия, и пришли к выводу, что инвестор предоставит средства предприятию-банкроту только при условии, что его риски будут защищены рисками других участников этого процесса.

Практика привлечения инвестиций в кризисные предприятия есть. Она как раз и предусматривает создание кэптивных, полукэптивных и венчурных фондов.

Кэптивным называется зависимый или полузависимый инвестиционный фонд, инвестирующий исключительно в интересах своей материнской организации. В качестве материнской компании может выступать обычная корпорация, финансовая корпорация, страховая компания, университет и т. д.

Полукэптивные фонды — гибридные инвестиционные инструменты, сочетающие инвестиции как материнской компании, так и сторонних инвесторов. Однако в мире оба вида этих фондов создаются собственниками компаний внутри самих компаний.

Это не что иное, как оборотные средства, сэкономленные компанией для того, чтобы однажды направить их на реализацию какого-либо проекта, который способен вывести предприятие из кризиса.

Во всем мире банкротство — это способ защиты от кредиторов, его инициирует само предприятие.

В России процедура банкротства начинается тогда, когда предприятие года два не выплачивает вообще ничего — ни зарплат, ни налогов, ни текущих платежей. То есть никаких оборотных средств у него просто нет. Поэтому в России такой фонд может быть создан только на стороне, и средства в него могут быть привлечены только со стороны.

— Кто может выступать инвестором этого фонда?

— В “пилотном” проекте, который мы сейчас отрабатываем, участвуют три лица.

Во-первых, это наше партнерство (поскольку саморегулируемые организации в российском законе есть, мы имеем право выступать в качестве участника фонда). Мы гарантируем, что все действия нашего арбитражного управляющего с деньгами фонда будут направлены на реализацию плана внешнего управления.

Во-вторых, инвестор и/или банк. На данном этапе мы выбираем между инвестором, который готов обеспечить приток и размещение денежных средств в фонде, и банком, так как есть возможность привлечь банковский кредитный ресурс напрямую.

И, наконец, администрация субъекта Федерации (Кировская область), поскольку она заинтересована в сохранении бизнеса на своей территории, рабочих мест и соответственно в снижении социальной напряженности.

Администрация в данном проекте должна будет выступить и в качестве поручителя, то есть в облбюджете в каждом финансовом году должна быть строка, в которой зафиксирована сумма поручительства.

Таким образом, инвестор фонда и кредиторы предприятия-банкрота получат гарантии того, что администрация не будет “вставлять палки в колеса” в процессе финансового оздоровления.

— Строка в бюджете означает, что фонд сможет работать не во всех регионах?

— Совершенно верно. Для того, чтобы фонд работал по той схеме, которую мы наметили, регион, в котором находится кризисное предприятие, должен иметь по крайней мере бездефицитный бюджет.

Кроме того, часть гарантий по возврату средств инвестору лежит и на нашей организации. Мы вкладываемся в фонд процентами, причитающимися нам за внешнее управление. Таким образом, гарантии венчурного фонда по возврату всех денежных средств фактически стопроцентные.

— То есть в отношении каждого кризисного предприятия в фонд будут привлекаться различные инвесторы?

— Нет, эта схема разработана только для “пилотных” проектов. Доход от них будет распределяться пропорционально между всеми участниками проекта. Инвестор, получив свою доходность, будет уходить, а из средств, полученных организацией, будет формироваться полноценный фонд, не требующий привлечения средств стороннего инвестора.

После трех-четырех проектов мы готовы накопить денежные средства, достаточные для самостоятельного существования фонда.

— Как действия фонда будут согласовываться с планом внешнего управления? Кредиторы не потребуют от управляющего возместить им средства, полученные у инвестора?

— План внешнего управления будет реализовываться согласно графику. Денежные средства, которые будут поступать в рамках внешнего управления, будут направляться на мероприятия по восстановлению платежеспособности должника — закрытие непрофильных бизнесов, взыскание дебиторской задолженности.

А деятельность фонда — это фактически бизнес-план внутри плана внешнего управления, куда сам фонд будет с согласия кредиторов включен в качестве третьего лица.

Все оргвопросы рассчитываем решить в середине мая, а еще через полгода — получить конкретный результат. Беседовал Илья КОЧЕТОВ, обозреватель “Биржи"


Источник: Биржа, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.