Бизнес на корню

05.05.2004
Просмотров: 1230

28 марта ООО “АКА" исполнилось 16 лет. Это одно из первых частных предприятий в Шахунском районе и, пожалуй, во всей Нижегородской области, образованное на заре рыночных реформ.

28 марта ООО “АКА" исполнилось 16 лет. Это одно из первых частных предприятий в Шахунском районе и, пожалуй, во всей Нижегородской области, образованное на заре рыночных реформ. В названии общества отражены первая буква фамилии и инициалы его создателя и генерального директора Ашота Карапетовича Акопяна. Свой бизнес на Шахунской земле он начинал с сельского хозяйства — строительства теплиц, разведения скота и организации мясопереработки. А потом заниматься животноводством стало невыгодно. В 1991—1992 годах вырастить 1 кг мяса стоило 6 руб., а колхозы продавали его еще по старым ценам — за 2,80—3 руб. По всем экономическим канонам подобная деятельность выглядела бы нелепо. Ашоту пришлось отказаться от животноводческого комплекса, хотя на тот момент у него уже было 300 голов свиноматок и 250 голов крупного рогатого скота. Задумка-то была верная — самому выращивать мясо и самому его перерабатывать, выпускать колбасные изделия. Для этого и цех строился. А тут такой казус — вздорожали корма, ГСМ, техника, запчасти, а цена на мясо осталась прежней.

— После этого я ушел из сельского хозяйства и занялся переработкой древесины, — рассказывает Ашот Акопян. — Почему? Потому что в Шахунском районе есть сырье. Оно здесь, на месте, и за ним уезжать не надо. На сегодняшний день я выпускаю окна и двери довольно-таки нормального качества и погонажные изделия — облицовочную доску, плинтус, обналичку, поручень, подоконную доску, штапик. А колбасный цех отдал в аренду. Одному было тяжело вести столь различные направления. На предприятии занято 130 человек, средняя зарплата — 5 тыс. рублей.

По критериям рынка

Держу в руках фирменный буклет и выделяю для себя информацию как потенциальный покупатель. Окна и двери, изготовлены по европейской технологии на оборудовании немецкой фирмы “Вайнинг". Для производства оконных блоков применяется клееный брус. Герметичный двухкамерный стеклопакет обеспечивает великолепную тепло- и звукоизоляцию. Лакокрасочные покрытия разработаны специально для окон и, сохраняя первозданную красоту дерева, обладают высокой устойчивостью при любой погоде. Делаю для себя вывод: качество европейское, окна коробить не будет, краска не треснет, покрытие не отлетит. Стоит такое окно 4500—4700 руб. По цене и качество, по качеству и цена. Двери выполнены в классическом стиле. Кстати, всю продукцию можно увидеть, не выходя из офиса. Она входит в его архитектонику не только функционально, но в данном случае и как бы в качестве экспонатов.

— Как организовано ваше производство? — спрашиваю Ашота Акопяна.

— У нас глубокая переработка древесины. Заготавливаем лес на корню, сами возим его сюда и частично покупаем, если не хватает для производства. Практически используем его весь, без остатка. Опилки, отходы идут в котельную. Тепло нам обходится практически бесплатно. Однако сегодня производить продукцию не так сложно, как ее реализовать. Все немонопольные предприятия, участвующие в рынке, исходят от спроса. Я знаю потребности своих давнишних партнеров-потребителей, их объемы продаж. И у нас в Нижнем Новгороде на ул. Коминтерна есть фирменный магазин “Окна, двери, погонаж", он как бы основной заказчик столярных изделий, которые производятся здесь, в деревне Столбово. Сейчас рынок очень плотный, конкуренция очень сильная. Качество, сроки, цена — вот основные критерии, которые надо выдерживать, чтобы оставаться конкурентоспособным и удерживать рыночные позиции. В Шахунском районе у компании “АКА" около 10 проц. рынка по ее номенклатуре. Долю на региональном рынке определить, наверное, невозможно. Фирм подобного профиля стало уж очень много.

— Вы более-менее плавно перешли из сельскохозяйственного бизнеса в деревообрабатывающий. И, возможно, в дальнейшем начнете еще какой-то новый вид деятельности. Есть категория предпринимателей, для которых интересно начинать новые бизнесы, а не оставаться в прежнем, где уже все налажено и, допустим, наметилась некая инерция.

— Каждый выбирает свою нишу. Когда я начинал заниматься лесопереработкой, то у меня была стопроцентная уверенность, что единственный продукт, который будет востребован для столярных изделий, — это дерево. Но время показало, что вкусы у покупателей разные, и у меня появились такие мысли — открыть маленький цех и начать выпускать пластиковые окна. В магазине спрашивают: “А вы пластик делаете?". Наш специалист начинает объяснять, что дерево-то — оно лучше. А ему в ответ: “Вы мне голову не забивайте, есть пластик или нет? Нет? До свидания!". Спрос на деревянные и пластиковые окна сейчас где-то 50 на 50. Не хочется упускать такую возможность. Если даже 10—20 проц. населения хотели бы иметь у себя пластиковые окна, то это уже веский повод, чтобы открыть такое производство.

Что же касается перехода из одного вида деятельности в другой, то бизнес продают в тех случаях, когда не успевают его вести. Система наемных менеджеров, принятая во всем мире, когда владелец предприятия нанимает директора и тот отчитывается перед ним за показатели прибыли, у нас, на мой взгляд, еще недостаточно отлажена. Лучше отдать предприятие в аренду, пусть человек работает сам на себя. К сожалению, мы еще далеки от нормального ведения бизнеса, когда у собственника и менеджера различные функции и их интересы защищены законодательством.

И это касается не только отношений между владельцами и управленцами, но и, допустим, такой части менеджмента, как управление персоналом. Возьмем такой наболевший вопрос: сколько надо платить хорошему работнику, чтобы он работал нормально? На Западе такие критерии есть. Там исходят из того, что средний работник должен получать в час не менее 25 евро, и тогда он работает. А у нас этого критерия нет. Вот сколько надо платить работнику, чтобы он пунктуально соблюдал дисциплину и работал как на Западе, в строгом регламенте? Сейчас по телевидению довольно часто ведутся дискуссии о способах преодоления бедности в нашей стране. А ведь чтобы ее преодолеть, надо, наверное, прежде всего хорошо работать и соблюдать как трудовую, так и производственную дисциплину. Это же элементарно. Так что нам, в первую очередь, надо, очевидно, преодолевать некоторые особенности российского менталитета. Ведь для Запада это нонсенс, чтобы кто-то пришел на работу в нетрезвом виде или, допустим, исчез из поля зрения на несколько дней, даже не предупредив об этом руководство предприятия. К тому же рост ВВП, а это сегодня особенно актуально, во многом зависит от производительности труда.

— Вы применяете какие-то оптимизационные технологии для достижения максимального эффекта?

— У нас основная проблема — это работники. Вот что мне недавно пришлось сделать. Чтобы исключить на производстве пьянку и прогулы, я теперь плачу 50 проц. премиальных от того заработка, который они получают. Но в табеле должно быть 22 рабочих дня. Если 21 день, то премиальных нет. И вот интересно получается. Человек прогулял один день и просит, чтобы с него сняли не всю премию, а, допустим, 5 проц. за день прогула. Нет, говорю ему, я тебе плачу премию, чтобы ты не прогулял ни одного раза. Для Европы, где у меня много друзей, такая ситуация абсурдна. В советские времена призывали воспитывать нового человека. Вот мы все такие и “новые" по сравнению с Западом. И теперь нам надо привести людей в нормальное русло и жить по тем же принципам, как живут во всем мире. Человек прежде всего должен спрашивать с себя. И если он живет плохо, то в этом вовсе не виноват сосед, который живет хорошо.

Из Москвы в Шахунью

— Вы ведь не местный уроженец. Чем вас привлекла шахунская земля?

— После окончания академии народного хозяйства имени Плеханова я долго работал в Москве. А когда началась перестройка и гражданам страны разрешили открывать свое дело, я оценил свои возможности и круг знакомых, которые могли бы меня поддержать. В начале кооперативного движения почему-то все кинулись жарить шашлыки. А чтобы создать свое нормальное хозяйство, надо было уехать подальше от Москвы. И вот я в Шахунье, где живу уже 18 лет. Здесь нормально.

— Что вам особенно помогло на первых порах?

— Первый кредит я взял в 1988 году. Хорошую по тем временам сумму — 75 тыс. руб. под 0,75 проц. Тогда на производство деньги давали именно по такой процентной ставке. Я года два успел поработать на таких условиях, и это мне, конечно, очень помогло. Сегодня и промышленность, и сельское хозяйство нуждаются в дешевых кредитах. Наверное, только так и можно поднять экономику страны.

— Как вы оцениваете сегодняшнюю рыночную ситуацию?

— Думаю, у нас пока нет цивилизованного рынка. Кто как может, так и выживает.

— Какие у вас планы и возможности на будущее? Какие угрозы со стороны внешней среды?

— Я хочу взять в аренду еще один магазин в верхней части Нижнего Новгорода. Но не знаю, как получится, сейчас все очень дорого. А единственная угроза — это плохая погода, которая не позволяет своевременно въезжать в лесные массивы и заготавливать древесину. В прошлом году все лето и всю осень мы не могли туда попасть, только в декабре смогли въехать. Это самая большая угроза, потому что почти все купленные на аукционе делянки находятся в болотистых местах. Хорошие лесные массивы были вырублены до нас. Других угроз не вижу.

КУРС Н № 16-17, 30.04.04

Источник: Курс Н, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.