ЗаУМНЫЕ деньги

25.01.2008
Просмотров: 1426

Бизнес-ангелов интересуют те проекты, которые через 3—5 лет могут дать не менее 500% прибыли, и в России такие проекты есть. На них можно заработать и не допустить “оттока мозгов” за границу.

Развитию инновационного сектора в России мешают недостаточная бизнес-проработка проектов и слабая информированность о них частных инвесторов. Кроме этого, чтобы улучшить ситуацию, эксперты предлагают увеличить долю государства на начальной стадии финансирования проектов. 
Открывать новые рынки

Бизнес-ангелов интересуют те проекты, которые через 3—5 лет могут дать не менее 500% прибыли, и в России такие проекты есть. На них можно заработать и не допустить “оттока мозгов” за границу.

“По нашим подсчетам, в России официально зарегистрировано 100 тыс. долларовых миллионеров. Реально их от 200 до 400 тыс. Если даже каждый десятый проявит интерес к инновационным компаниям, объем их инвестиций составит порядка миллиарда долларов”, — рассказал исполнительный директор некоммерческого партнерства “Национальное содружество бизнес-ангелов” (СБАР) Игорь Пантелеев.

Инновационные компании переживают различные стадии развития. Процесс начинается с генерации знания, потом объединяются люди, предполагающие коммерциализировать результаты своих разработок. Вот на этом этапе образцов, а бывает, и только идей, компании могут помочь бизнес-ангелы. Обычно они инвестируют от десятка тысяч до нескольких сотен тысяч долларов.

Бизнес-ангелы участвуют не только в финансировании, но и в сопровождении проекта. Они создают компании, определяют доли, менеджмент, стратегию развития. “Это не слепые деньги, а умные, — считает Игорь Пантелеев. — Нам неинтересны проекты с обычным ростом рентабельности. Продукт должен либо открывать новый рынок, либо поражать имеющийся, “резко выстреливать”. Только после этого, на стадии позднего старт-апа или расширения, компании подхватывают венчурные фонды, размер инвестиций которых составляет, как правило, несколько миллионов долларов.

По словам Эдуарда Фиякселя, президента ассоциации бизнес-ангелов Приволжского региона “Стартовые инвестиции”, венчурные фонды — брокеры, размещающие чужие деньги, а частные инвесторы вкладывают собственные. Венчурные фонды заинтересованы в развитии движения бизнес-ангелов, поскольку им спокойнее иметь дело с уже структурированными компаниями, получившими начальный капитал для проработки НИОКР и развития.

Что мешает

Инноваторы мало знают о бизнес-ангелах, часто не умеют преподносить свои разработки. Эдуард Фияксель считает, что не менее важная причина, сдерживающая развитие рынка венчурного инвестирования, — недостаточное количество проектов с разработанной бизнес-составляющей. “На самом деле ее имеют только 5% проектов, поступающих в Фонд Бортника. Основная масса идей так и не выходит в жизнь. Потом разработчики подаются на конкурс с новыми разработками. Члены жюри в основном тоже из академической среды, они отдают предпочтение научной составляющей проекта. Получается, что фонд просто подкармливает такие коллективы. Сами разработчики часто относятся к инвесторам с большим подозрением, боятся покушения на научный потенциал”.

Андрей Корнеев, зам. проректора по науке Академии водного транспорта признает, что наука пока покидает технологические рынки. “Академия, как и многие другие вузы, потеряла свой индустриальный парк. Вуз выдает в год от 2,5 тыс. до 3 тыс. научных статей, 60—70 НИОКР, коммерциализироваться пытаются два-три, а на деле реализуется дай бог один”.

Но Алексей Романов, зам. по развитию ООО “Углерод”, вышедший из академической среды Технического университета, считает, что бизнес сам мало заинтересован в развитии серьезных производств, связанных с массой разрешений и согласований. Их установку, позволяющую из метана получать водород и сажу, нельзя разместить в любом месте, и пока, участвуя во многих выставках и ярмарках, инвестора они в России для себя не нашли. Можно было бы сказать: “Сами виноваты, не сумели показать товар лицом”. Вот только у Алексея уже есть приглашение в Китай, оформляется виза.

Ассоциации помогут

Инвестор, со своей стороны, не может одинаково хорошо ориентироваться во всех сферах науки и техники. Кроме того, он часто “ограничен в средствах, возможностях, — объясняет Эдуард Фияксель. — Поэтому бизнес-ангелы начинают объединяться. Крупнейшая региональная ассоциация — “Стартовые инвестиции”. Она создает команды венчурных менеджеров, помогает авторам проектов в разработке бизнес-планов, организует их участие в выставках, ярмарках, форумах. Инвестору здесь есть с кем посоветоваться, вместе найти денег на серьезную экспертизу проекта и на сам проект”. Объединение на уровне страны осуществляет СБАР. Осенью 2008 г. она готовится провести Национальный конгресс бизнес-ангелов России.

Сдерживает развитие рынка венчурного инвестирования, по мнению Эдуарда Фиякселя, и отсутствие правовой базы по оформлению прав на интеллектуальную собственность. “Для частного венчурного капитала приоритетом является собственность, а не лицензия на нее, возможность ее продать, подарить, заложить”.

Еще не разработана и законодательная база для частных инвесторов. К примеру, новая редакция ст. 4 Гражданского кодекса, которая вступит в силу с 2008 года, так и не дала четкого определения продуктам двойного назначения, которые могут служить для повышения безопасности страны. Государство может просто забрать их для себя. Что будет с частным капиталом, вложившимся в подобные разработки, тоже неясно.

Инновационный кластер

По мнению Игоря Пантелеева, исправить ситуацию на рынке инноваций можно, увеличив долю государства на стадии самых высоких рисков — посевного финансирования. Есть идея создать дополнительные фонды, в которых доля государства составит 80%, а частного капитала — 20%. А не 50/50, как на втором и третьем этапе программы “Старт”. За рубежом такие фонды есть. СБАР совместно с “Российской венчурной компанией” проводит работу по их созданию в России, идет обсуждение долей и поиск организационной формы. Игорь Пантелеев считает, что закрытые паевые инвестиционные фонды крайне неудобны для венчурных капиталов. Они устроены так, что могут вложить деньги только сразу и все, хотя часто это не нужно, им проще вести 10 достаточно крупных проектов, а не 100 мелких. Он предлагает принять для фондов посевного финансирования форму договора простого товарищества, которая более соответствует природе венчурного капитала.

В перспективе в нашей области можно создать инновационный кластер, поскольку все элементы для него уже есть, считают Игорь Норенков, начальник управления Министерства поддержки и развития малого предпринимательства, и Максим Черкасов, директор нижегородского инновационного бизнес-инкубатора. Это региональное жюри программы “Старт” (Фонд Бортника), бизнес-инкубаторы, которые создаются не только в Нижнем, но и в районах области, технопарки, кафедра “Венчурного менеджмента” НФ ГУ—ВШЭ, инновационные конкурсы, ярмарки. Работает межрегиональная ассоциация бизнес-ангелов “Стартовые инвестиции”, создан региональный венчурный фонд.

Ольга ЧУПАЧЕНКО, Биржа

Источник: Биржа, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.