Ищем партнера на перспективу

31.01.2008
Просмотров: 2463

ДЭМКА - единственный самостоятельный крупный мясокомбинат в Нижегородской области. Предприятие готово войти в один из агропродовольственных холдингов страны при условии, что найдет сильного партнера с понятными намерениями.

ДЭМКА - единственный самостоятельный крупный мясокомбинат в Нижегородской области. По словам его генерального директора Алексея Костюнина, предприятие готово войти в один из агропродовольственных холдингов страны при условии, что найдет сильного партнера с понятными намерениями.

- Алексей Борисович, вы выпустили на рынок новый бренд «Золото ДЭМКИ». Таким образом «Дзержинский мясокомбинат», как и большинство отечественных производителей, вывел продукцию высокого качества в отдельный сегмент. Значит ли это, что стоимость натуральных продуктов будет интенсивно повышаться, и, как во всех индустриально развитых странах, они станут скорее элитными, чем массовыми?
- Сейчас все производители выводят лучшую продукцию в отдельный сегмент, в этом плане мы - не исключение. За свою историю комбинат выпускал около 350 видов колбас. Новый бренд объединяет так называемые «хиты» - те продукты, за которые потребитель проголосовал своим кошельком.
Что касается вопроса о повышении цен на натуральные продукты, то эта тема в последнее время действительно широко обсуждается. В частности, существует мнение, что переработчики (в том числе и мяса) должны маркировать свою «дорогую» продукцию специальным регистрационным знаком, который подтверждал бы, что, скажем, та же колбаса не содержит искусственных добавок. Меня такое предложение возмущает!
Давайте разберемся, что мы понимаем под термином «искусственные добавки». Вы когда-нибудь задумывались, почему колбаса имеет характерный красный цвет, а не серый цвет вареного мяса? Потому что в нее добавляется нитрит натрия. Это искусственная добавка? Разумеется!
Вот еще один пример: я добавляю в колбасы первого и второго сорта куриный фарш, муку или сою. За счет замены более ценного продукта менее ценным достигается дешевизна колбасы. Разве соя, мука или куриный фарш являются генетически-модифицированными продуктами? Нет! Тогда что мы понимаем под «натуральным продуктом»? Если это продукт без каких-либо добавок, то в нашем ассортименте натуральными являются только буженина и шейка «Московская».
Я не совсем понимаю, к чему меня призывают. Разрушить из-за какого-то регистрационного знака почти вековые традиции? Делали колбасу красной, а теперь будем делать серой, но тогда кто ее купит? Можно идти по пути открытия отдельных магазинчиков - маленьких мясных бутиков, где за безумные деньги будут продаваться говядина и свинина из экологически чистых районов. Покупатель будет уверен, что корову кормили только травой или сеном, он даже сможет прочитать на этикетке кличку этой буренки! Но вводить регистрационные знаки на конечный продукт высокотехнологичного производства, на мой взгляд, - это полная глупость.
- Что является основным фактором роста цен на мясную продукцию?
- Основной фактор изменения цен на рынке - это стоимость сырья. У переработчиков мяса доля сырья в себестоимости продукции очень велика (в некоторых видах колбас достигает 80%). Повышение тарифов на энергоносители мы почти не ощущаем, но удорожание сырья хотя бы на копейку тут же бьет по всем участникам рынка! Цены на мясо очень нестабильны, они могут измениться в любой момент. В первом полугодии 2007 г. ни у кого не было никаких проблем с сырьем, и вдруг летом происходит резкий скачок цен!
Вы спросите, почему мы так чувствительны к ценовым колебаниям? Это следствие того, что наша страна по мясу сейчас находится в продовольственной зависимости. Россия обеспечивает себя мясом только на 50%. При этом речь идет о сырье не самого лучшего качества. Нам давно пора сломать стереотип, что российское мясо лучше импортного. Поэтому мы покупаем мясо за границей: в Бразилии, Германии, Аргентине.
- Но вы могли бы работать со своим мясом. Вы никогда не задумывались о том, чтобы построить, например, собственный свинокомплекс?
- Для того чтобы удовлетворить потребности в сырье, мне нужно построить половину ильиногорского свинокомплекса, а он входит в пятерку крупнейших комплексов страны, так называемых «двухсоттысячников». Где я возьму столько людских и финансовых ресурсов?
- Почему цены на мясную продукцию год от года растут, а рентабельность предприятий-производителей падает?
- Для мясоперерабатывающего производства рентабельность, предполагающая даже не динамичное, а нормальное развитие, должна составлять около 10%. Такая рентабельность у нас была в 2003 г. Мы имели возможность инвестировать в производство, обновлять оборудование, расширять ассортимент. А потом случился дефолт. Я напомню, что переработчики мяса пережили два дефолта: первый вместе со всей страной в 1998 г. и второй в 2004 г., когда одновременно несколько стран прекратили поставки сырья. Цены на говядину выросли на 50%, на свинину - на 80%. Тогда Дзержинский мясокомбинат потерял 40 млн руб., а Микояновский мясокомбинат - и вовсе $40 млн. Потому что все сделали один выбор - понести убытки, но сохранить долю на рынке. После этого было очень тяжело выходить на рентабельность: в 2005 г. мы имели всего 1%, в 2006 г. подросли до 2,5%, по итогам 2007 г. надеемся получить 3-4%.
- Наверняка, на конечную рентабельность влияют и взаимоотношения с торговыми сетями?
- Возрастающее влияние сетей действительно является мощным фактором, влияющим на наши показатели. Если раньше зарабатывала вся производственная цепочка, начиная от крестьянина, заканчивая переработчиком, то сегодня центр прибыли почти полностью сместился в торговлю. Мы работаем во время тотального диктата сетей. Они никогда не заключают бессрочных договоров с поставщиками. Все договоры имеют срок один год. У сетевого менеджмента есть негласное правило - договор не может быть перезаключен на прежних условиях. Продукция не будет лежать на полке, если из производителя «не выжмут» что-то дополнительно. Такие действия бумерангом бьют в начало производственной цепочки. Посудите сами: зачем колхознику выращивать буренку, если он ничего на этом не заработает?..
Во всем мире, кроме Африки и России, деятельность сетевых компаний регулируется антимонопольным законодательством. У нас же государство ждет, что рынок сам себя отрегулирует. Но этого никогда не произойдет! Помните, после сентябрьского скачка цен на продукты питания было принято соглашение между властью, поставщиками, переработчиками и торговлей о взаимных обязательствах? Свои обязательства выдержали все, кроме сетей. Данное соглашение принималось на уровне правительства РФ, но торговые сети не пересмотрели контракты ни с одним из своих поставщиков!
- Как же вы выстраиваете взаимоотношения с сетями в отсутствии сильных регуляторов?
- В этом смысле нам повезло. Они вынуждены с нами считаться, так как Дзержинский мясокомбинат - один из лидеров рынка. Даже транснациональные сети не приходят на рынок «вслепую»: они изучают предпочтения потребителей, ведь им нужны продажи, им нужны покупатели.
Мы попали в неприятную ситуацию, когда заходили в METRO. С нашей стороны возникли претензии к определенным пунктам договора. Но вести переговоры с транснационалами невозможно! Сначала мы общались с нижегородским офисом, потом с московским, затем с офисом в Германии. В конце концов, я просто поставил условие: «Или находим компромисс, или ДЭМКИ не будет в вашей сети!» Они сказали, чтобы мы шли на все четыре стороны, а через несколько дней сами позвонили: «Давайте договариваться!» Я подчеркиваю, что они решили договариваться с лидером рынка. А теперь представьте на нашем месте какой-нибудь маленький областной мясокомбинат. Разве сети станут с ним считаться?
- У большинства производителей мясной продукции нет собственной сбытовой сети. Насколько оправдало себя создание сети магазинов «МясновЪ» и «Стейк-Март»? Какая доля продаж ДЭМКИ осуществляется через эту сеть?
- Пока не оправдало себя только создание магазинов «Стейк-Март». Как выяснилось, мы немного поторопились с развитием сети элитных мясных бутиков. Клиентов, готовых покупать действительно дорогой продукт, пока еще мало. А вот проект «МясновЪ» показывает прекрасные результаты. Он пользуется лояльностью у покупателей, этот факт подтверждают и объемы продаж.
Безусловно, создание собственной сбытовой сети себя оправдало. Без нее мы бы не смогли столь успешно развивать направление полуфабрикатов, а развивать его необходимо. Россия, конечно, специфическая страна, и колбаса еще долго будет занимать существенную долю в ассортименте производителей. Но что мы увидим, если приедем на мясоперерабатывающий завод в Германии? (Я неслучайно привожу в пример именно эту страну: немцы - законодатели мод среди мясников.) Так вот: если вы и увидите, что в Германии делают колбасы, то большей частью они будут сырокопченые. А основной ассортимент составляют сосиски в натуральной оболочке и полуфабрикаты. Доля вареной колбасы в ассортименте российских производителей тоже будет падать. Это мировая тенденция, от которой не уйдешь. Люди не хотят покупать высокотехнологичный продукт (которым является колбаса), они хотят прийти с работы домой и, не обладая особыми кулинарными навыками, приготовить обыкновенный кусок мяса.
Все лидеры отрасли сегодня усиливают производство полуфабрикатов. Любой переработчик мяса сделает полуфабрикат без проблем. Но его надо быстро донести до покупателя и продать. И здесь не обойтись без собственной сбытовой сети.
На данный момент мы реализуем через «МясновЪ» 100% изготовленных полуфабрикатов (цех по производству охлажденных полуфабрикатов на Дзержинском мясокомбинате строился исключительно под эту сеть) и 17% всей колбасной продукции. Но 17% - не ключевая цифра, так как основной объем колбас реализуется через другие торговые сети.
- Как планируется развивать сеть «МясновЪ» в будущем?
- Когда мы с Владленом Альтшуллером (генеральный директор сети «МясновЪ») приступали к реализации данного проекта в 2003 г., было решено, что если у нас все получится в Нижнем Новгороде, то пойдем во все города-«миллионники». Сегодня можно с уверенностью заявить, что у нас все получилось. Мы могли бы начать дальнейшее развитие сети, к примеру, с Казани или Самары, но пришли к выводу, что лучше идти на столичный рынок. Если мы закрепимся в Москве, то автоматически станем национальным игроком.
- В Москве у вас будет гораздо больше конкурентов…
- Это действительно так. Но у проекта «МясновЪ» есть неоспоримые конкурентные преимущества. Во-первых, у нас очень четкая логистика, что немаловажно, когда ты работаешь со скоропортящимся товаром. Во-вторых, все полуфабрикаты делаются централизовано. В Москве много магазинчиков с собственными мясными цехами, и они крайне убыточны. Мини-производство при магазине будет прибыльным, только если ты продаешь кенгурятину или мраморную говядину по безумным ценам.
- За развитием сети «МясновЪ» в городах-«миллионниках» может последовать самостоятельный выход ДЭМКИ на рынки других регионов?
- Нет, на рынки других регионов мы будем выходить исключительно под чужой маркой. У нас очень много private label, большое количество продукции выпускается под брендом «МясновЪ». Идти самим в другие регионы невыгодно. Во-первых, нижегородский рынок очень емкий. Во-вторых, затраты на продвижение продукции в других регионах слишком велики, а мы, как самостоятельная компания, не можем их себе позволить. Ведь за нами не стоит ни один холдинг! Дзержинский мясокомбинат развивается исключительно за счет тех средств, которые зарабатывает сам.
- Вам поступали предложения о продаже бизнеса?
- Нас «сватают», начиная с 2002 г. Первыми на комбинат с целью покупки акций предприятия приехал от Романа Абрамовича генеральный директор «Планеты Менеджмент» Андрей Бесхмельницкий. И с тех пор не проходит года, чтобы нам не сделали предложение. До сих пор мы всем отказывали.
- Но в стране усиливают свои позиции агропродовольственные холдинги. Оставаться самостоятельными с каждым годом будет все труднее…
- Да, мы уже ощущаем это на себе. Я не исключаю такого развития событий, что мы войдем в какой-либо холдинг. Но нужен сильный партнер с понятными намерениями и стратегией, потому что нам небезразлична судьба комбината. Я считаю, что задача нынешних хозяев Дзержинского мясокомбината - не просто продать бизнес. Мы сможем влиться в какую-то структуру, только если увидим для себя перспективу развития внутри нее.

Справка
Дзержинский мясокомбинат (с 1994 г. работает под маркой ДЭМКА) является производством с полностью законченным технологическим циклом, со 100-процентной переработкой сырья. В прошлом году мясокомбинат выпустил около 11,5 тыс. т колбасной продукции, 2,5 тыс. т охлажденных полуфабрикатов, 2 тыс. т замороженных полуфабрикатов. Ассортимент насчитывает более 300 наименований продукции. Ежедневно предприятие выпускает около 70 наименований колбас, а также 70-80 наименований полуфабрикатов.
Оборот ОАО "Дзержинский мясокомбинат" по итогам 2007 г. составил порядка 1,5 млрд руб. (без НДС). Динамика роста по финансовым показателям и объемам производства находится на одном уровне с развитием отрасли в целом и составляет порядка 3-5% в год.
В 2007 г. за счет собственных и привлеченных средств предприятие приобрело новое оборудование на сумму около 50 млн руб. В наступившем году Дзержинский мясокомбинат планирует провести реконструкцию убойного производства и обновить всю технологическую линию. Для этого будет закуплено итальянское оборудование на сумму около $1 млн. Кроме того, продолжится модернизация колбасного производства. Объем затрат на эти цели ежегодно составляет не менее 1 млн евро.
В группе компаний ДЭМКА сегодня работает почти 1,1 тыс. человек. Среднемесячная заработная плата составляет 11,5 тыс. руб., что выше средних показателей по Нижегородской области.
Виктория Шишалова, Деловая неделя

Источник: Архив: Деловая неделя
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.