Лес растет под аренду

18.02.2008
Просмотров: 3598

НП “Нижегородский лесной комплекс”, находящееся в стадии государственной регистрации, объединяет 87 действующих предприятий. Оно родилось в декабре прошлого года, но у президента партнерства Юрия Кочубейника уже есть чем похвалиться.

НП “Нижегородский лесной комплекс”, находящееся в стадии государственной регистрации, объединяет 87 действующих предприятий. Оно родилось в декабре прошлого года, но президент партнерства Юрий Кочубейник уже может похвалиться тем, что в инвестиционный совет при губернаторе Нижегородской области представлен первый проект от леспрома, претендующий на приоритетность. Его автор — Приволжская биотопливная компания. Объем инвестиций в ее первое предприятие “Эталон” — 601 млн руб. У компании в комплексном плане предусматривается строительство шести таких предприятий.

— Юрий Федотович, почему именно с этой компании вы начинаете рассказывать о ситуации в лесном комплексе Нижегородской области?

— Это предприятие, которое на финишной стадии заготовки и переработки древесины будет обеспечивать реализацию областной программы безотходного лесопользования.

— Сейчас у вас идет процесс оформления заявок на аренду лесных участков?

— Да. Достигнута договоренность с правительством Нижегородской области по разработке программ обеспечения лесфондом действующих лесоперерабатывающих предприятий. И мы готовим на согласование их заявки, выясняем потребность членов нашего некоммерческого партнерства с учетом долговременной аренды лесов. Чтобы предприятия могли реализовать свои инвестиционные планы и не беспокоились за сырьевую базу.

— Биотопливная компания — единственный пример?

— Это пример инвестиционного проекта, который выходит за 300 млн руб. В строительство шести заводов предусматривается вложить 3 млрд руб. за четыре года. И к концу 2011 года наша область будет иметь в лесопромышленном комплексе полностью безотходную технологию. Компания будет забирать низкосортную древесину и все отходы от других предприятий и превращать их в топливные гранулы.

Сегодня у нее подписаны все контракты на поставку оборудования, выбран земельный участок. В марте начинается строительство производственного корпуса, а уже в сентябре пуск первой мощности — 54 тыс. тонн топливных гранул в год. Снабжать заводы и социальную сферу электрической и тепловой энергией будут собственные ТЭЦ.

И это, конечно, далеко не единственный пример ввода новых мощностей. Разработаны еще пять бизнес-планов развития малых и средних предприятий с объемом инвестиций от 5 до 110 млн руб. Они в настоящее время проходят экспертизу и согласование. А заявку на аренду лесфонда под эти бизнес-планы мы сейчас формируем для правительства. В Нижегородской области строятся заводы по производству клееной фанеры. И ее выпуск к концу года удвоится. Реализуется инвестиционный проект предприятия “Сиблес”, который предусматривает строительство и пуск мощностей в объеме 100 тыс. кубометров древесно-стружечных плат. Контракты на поставку оборудования для первой очереди этого завода недавно подписаны. В Шахунском районе начинает строиться производство плит ОСБ для малоэтажного домостроения.

— А как выглядит оперативная обстановка?

— На дворе февраль. Пришло время, когда уже надо готовиться к летнему периоду. Он очень важен для арендаторов и включает в себя заботы о восстановлении лесов: это подготовка поч-вы, посадка саженцев, уход за ними, охрана леса от пожаров. Когда он в аренде, то каждый пользователь должен его сохранить для своего предприятия.

— Всем ли хватает лесфонда?

— Это определится после 26 февраля. На расширенном заседании правительства, при подготовке к нему будет рассмотрена потребность предприятий, которая сейчас формируется. И в целом по области, и конкретно по каждому. После этого определимся. Но по нашим прикидкам ежегодная расчетная лесосека в Нижегородской области вместе с сельскими лесами — это примерно 6,5 млн кубометров. Она как раз увязывается с теми объемами, которые заявляются предприятиями.

— У кого будет больше участков — у иногородних или у наших лесопользователей?

— В этом и есть весь смысл нашей работы с правительством в течение 2007 года. Создавая новые мощности, развивая предприятия, мы говорим правительству, что не нужно сегодня прив-лекать иностранный капитал или даже российский, но из других регионов страны. Предприятия Нижегородского лесного комплекса способны осваивать всю расчетную лесосеку области на долговременной основе.

— Своих сил хватит?

— По оценкам специалистов, хватит.

— А чего вы хотите достичь?

— Мы хотим, чтобы к 2009 году лесной комплекс в бюджете Нижегородской области удвоил свою значимость.

— Предприятий много, они разнопрофильные, им, конечно, по плечу столь амбициозная программа. Но а сам-то лес справится с такой задачей?

— Политика департамента лесного комплекса по сохранению леса как восполнимого ресурса правильная. По принципу: если срубил дерево — посади два. У нас сегодня каждый лесхоз прошел реформирование. Созданы государственные учреждения — районные лесничества. Их первая функция — контроль за лесопользованием. Но сегодня для лесопромышленного комплекса не только нашей области, но и всей России остается нерешенным очень важный вопрос, который и Лесным кодексом плохо прописан. Это строительство лесовозных дорог. Давайте сравним.

В Швеции на каждую тысячу квадратных километров площади приходится 930 км лесовозных дорог. А в республике Коми, например, 13 км таких дорог на 1 тыс. кв. км. Возьмем Вологодскую область. У нее 78 км лесовозных дорог на 1 тыс. кв. км. Эта область аналогична Нижегородской. А в Финляндии на 1 тыс. кв. км территории 1067 км лесовозных дорог с твердым покрытием. В Швеции и Финляндии собственник лесов — государство создало лесопользователям условия для перспективной работы и результаты там гораздо выше, чем у нас. Основная причина только в этом. И сегодня специалисты задают вопрос: “Кто построит лесные дороги?”. В Лесном кодексе не прописано — за счет чего это делать. Тем более, что строительство дорог с твердым покрытием требует очень много средств. А льгот лесопользователям по налогообложению никаких нет. Выход один — нужны государственные инвестиции в реализацию такой программы. Но пока никаким госзаказом здесь и не пахнет, и даже в законодательной базе об этом ничего не прописано.

— Построив дороги, вы лишите Россию ее своеобразия.

— Ни в коем случае. Дело в том, что разрабатывается лесной план области. И там будет сформирована схема лесных дорог с твердым покрытием, которые по всем параметрам должны соответствовать принятым нормативам. К тому же в нашей области очень много защитных лесов — 30 проц. от всего лесного массива. Они стоят вдоль Волги и Оки, вдоль автомобильных и железнодорожных магистралей, вокруг городов и населенных пунктов. И в них сегодня запрещены все сплошные рубки. Одна из проблем ближайших лет — это создание модельного леса в зоне защитных лесов. Там надо отработать технологии лесозаготовительных и лесовосстановительных работ, чтобы пользоваться великим даром природы и сохранять его.

— Вы как-то уже говорили, что Лесной кодекс далек от совершенства и нет подзаконных актов. Положение исправляется потихоньку?

— Лесных дорог мы уже коснулись. Кроме этого, есть еще вопросы, которые требуют решения. Последний Лесной кодекс в редакции 2006 года не все учел. Он, например, не определил до конца, за счет каких средств должны идти воспроизводство и охрана лесов. Если только за счет средств арендаторов, то надо вводить какие-то налоговые льготы. Рубль — он все равно рубль, его не растянешь, как резиновый шарик. В него надо вкладываться. Если в нем, например, 70 коп. затрат на производство продукции плюс налоги и на развитие остается 4—5 коп., то на строительство дорог явно не хватит.

Сегодня лесопользователь сажает ценные породы леса, но до промышленного освоения сосне, елке нужно расти 80—90 лет, а дубу 130 лет. Коль скоро это касается жизнеобеспечения будущих поколений, то, наверное, надо, чтобы государство выделило на воспроизводство деревьев необходимые ресурсы и средства.

— Насколько доходен сегодня лесной бизнес, насколько он рентабелен?

— Давайте проведем анализ работы двух предприятий, которые начали свою деятельность 50 лет назад. Это Выксунский и Уренский леспромхозы — общества с ограниченной ответственностью, стабильно работающие в две смены. Они в прошлом году добились высоких темпов роста за счет совершенствования производства, правильного планирования лесозаготовок, оптимального использования арендованных участков. Выксунский леспромхоз увеличил объемы на 149 проц. по сравнению с 2006 годом, а Уренский — на 158 проц.

— Миллиардером можно стать в лесном бизнесе?

— Лесной бизнес всегда трудный, трудоемкий. Если вкладывать деньги в его развитие, то, наверное, лучше думать не о том, как стать миллиардером. Бизнес должен работать на благо людей в первую очередь. И надо платить людям, живущим в рабочих поселках, достойную заработную плату.

— И сколько сейчас там платят?

— В Уренском леспромхозе средняя зарплата в 2007 году составила 9600 руб. Для сельского района это хорошие деньги. А в Выксунском леспромхозе она находится на уровне 7500 руб. На этих комплексных предприятиях производится и заготовка, и переработка древесины. А это очень трудоемкие процессы.

— НП “Нижегородский лесной комплекс” образовалось в результате слияния НАПП леса и Нижегородского союза лесовладельцев. Теперь в нем состоят все профильные предприятия?

— Нет, в нашу организацию вступили еще не все. Может быть в стороне остались еще около 10—15 проц. предприятий. Те, которые хотят отсидеться, а потом пользоваться результатами деятельности партнерства. Такие примеры есть в других областях. В Свердловской области отменили транспортный налог на заготовительную технику. Но ведь эта льгота коснулась не только членов Союза лесопромышленников Свердловской области, а всех, кто занимается там лесным бизнесом. И у нас в области есть такая категория руководителей, которые рассчитывают на неучастие в процессе позитивных изменений.

Но этому настанет конец по одной простой причине. Речь идет об ответственности бизнеса перед обществом. И непрозрачные предприятия, которые будут прятаться от бюджета области, работать втемную, рискуют своим будущим. Каждый же член нашего объединения при заключении соглашения с правительством как бы возьмет на себя обязательство открыто вести свой бизнес, предоставлять отчетность в определенной форме — небольшую, но необходимую для оперативного пользования. Бизнес должен вкладывать деньги не только в себя, но и в развитие социальной сферы.

— Как арендаторы оберегают свои участки?

— “Сиблес”, например, образцово организовал лесную охрану. И даже купил для нее два вездехода. И сейчас на арендованной им площади системная, незаконная рубка может быть только в исключительных случаях. За последние три месяца прошлого года был только один такой инцидент. Виновник был найден, материал на него передали в милицию. Видеонаблюдение за лесами с помощью, допустим, вертолетов — дело очень затратное. И на сегодня самым главным и правильным остается систематический обход арендаторами своих участков и контроль за их сохранностью методом натурного обследования.

— Сколько средств нужно вложить для начала, чтобы заняться лесопереработкой?

— Чтобы построить небольшое производство в объемах, допустим, выпуска продукции на 40—50 млн руб. в год, нужно затратить 18—20 млн руб. Такие деньги у большого количества даже среднего класса России имеются. Окупаемость растянется на 5—7 лет. Поэтому охотников войти в этот бизнес не очень много. Но в Нижегородской области достаточно мощностей, чтобы осваивать ежегодную расчетную лесосеку с глубокой переработкой.

Владимир ЦВЕТКОВ, Курс Н

Источник: Курс Н, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.