Металл и дерево подвластны мастерам

05.05.2004
Просмотров: 1220

ООО “Сявский экспериментально-механический завод” образовалось в 2001 году на месте обанкротившегося АООТ “Химмаш”.

ООО “Сявский экспериментально-механический завод” образовалось в 2001 году на месте обанкротившегося АООТ “Химмаш”. А изначально на этих площадях размещалось производство ремонтно-механического завода “Лесхиммаш”, пущенного в эксплуатацию в 1984 году. ООО “Сявский ЭМЗ” начало свою деятельность вроде бы недавно, а уже наладило выпуск серьезной и довольно обширной номенклатуры. Здесь выпускают деревообрабатывающие станки, предназначенные в основном для производства клееного бруса. Изготавливают на заводе нестандартное оборудование для котельных, различные емкости и водогрейные котлы. Учредитель предприятия — ОАО “ВНИИДМАШ” (Всероссийский научно-исследовательский и конструкторский институт деревообрабатывающего машиностроения). Москвичи занимаются проектированием станков, а в Сяве воплощают их идеи в металле. На вопросы корреспондента отвечают генеральный директор Евгений МЕДВЕДЕВ и его заместитель по экономике и финансам Сергей НОВИКОВ.

— Как вы начинали, какие барьеры вам пришлось преодолеть?

Евгений Медведев.

Становление завода прошло довольно нормально, у нас сохранились и специалисты, и оборудование Химмаша, так что больших проблем при запуске производства не было. А вот сейчас появились сложности. Металл дорожает и трудно удерживать стоимость изделий на уровне покупательского спроса. В поселке нет квалифицированных рабочих кадров, а особенно нам нужны станочники. Конечно, пришлось приобрести дополнительное оборудование, которого у нас не было, и ВНИИДМАШ нам в этом помог. Так же, как и организовать сбыт продукции. Институт уже имел потенциальных покупателей.

— Как ваше предприятие вписывается в контуры сельской местности?

— В основном-то у нас здесь развита лесная промышленность, деревообработка. И на этом фоне металлообработка выглядит, наверное, довольно странным занятием. Население к этому было не готово... Если кто-то и повышал свою квалификацию, то, конечно, в деревообработке. Нам пришлось переучивать людей, как-то готовить для себя кадры. Посылали некоторых рабочих стажироваться в Дзержинск на Химмаш. А обучившись там, они уже здесь обучали других.

— Как вы уменьшаете затраты, чтобы ваша продукция была дешевле, а, значит, и более конкурентоспособна?

— Меняем конструкцию изделий, упрощаем ее, применяем новые комплектующие. Сейчас дорожает не только металл, но и инструмент. Не говоря уже об электроэнергии и прочих ресурсах. Несмотря на это, по сравнению с импортными станками наши все равно значительно дешевле и не уступают им по эксплуатационным характеристикам. И некоторые потребители, наевшись импорта, заказывают оборудование Сявскому ЭМЗ. Нам достались от Химмаша большие площади, затраты на их содержание весьма велики. По проекту здесь должно быть 360 человек работающих, но объемов, чтобы задействовать такой потенциал площадей и кадров, сейчас нет.

— Какие возможности сегодня у ВНИИДМАШа и почему он выбрал ваш завод?

Сергей НОВИКОВ. ВНИИДМАШ — головной институт в России, который занимается проектированием и изготовлением деревообрабатывающих станков с 1948 года. И один из немногих, который продолжает сегодня эту тематику. Почему институт выбрал в качестве производственной базы Сявский ЭМЗ? Здесь умудрились практически по фотографии сделать вертикальный гидравлический пресс (ПВС) для склеивания бруса шириной до 250 мм и длиной до 3 метров. И в институте поняли, что здесь люди со светлыми головами и золотыми руками. Поэтому и выбрали это предприятие. Сейчас ПВС — одно из основных наших изделий и даже рекламируется некоторыми нашими заказчиками в буклетах вместе со своей продукцией. Порой к нам поступают в ремонт изделия, на которые документация утрачена либо она не полная. И наши люди приводят их в рабочее состояние, поскольку знают порядок их работы.

В прошлом году мы выпустили три вакуумные сушильные камеры. И все они ушли в конструкторское бюро Тульского оружейного завода для сушки заготовок прикладов. Так что у нас сейчас очень серьезные заказчики, для которых мы и изготавливаем, и дорабатываем оборудование. И наши люди, выполняя заказы, совершенствуются, повышают квалификацию. Технологи-контрукторы, получая документацию, сами дорабатывают изделия. На предприятии широко внедряются ИТ-технологии.

Как мы выдерживали конкуренцию цен? Наверное, с помощью своих маленьких секретов. Они есть у каждого предприятия. Коротко об одном из них. У нас есть основные изделия, по которым Сявский ЭМЗ знают на рынке уже очень хорошо. Они изготавливаются постоянно. Все остальные, которые еще недостаточно известны, мы стараемся продавать по приемлемым вариантам цен. Лишь после того, как разрекламируем, делаем их тоже базовыми и продаем уже по рыночным ценам. Многие заказчики приходят к нам по нескольку раз. Имея, допустим, стандартную секцию ПВС, обращаются за второй половиной. Не далее как вчера звонил заказчик, который хочет приобрести вторую машину. Первую он взял на прошлой выставке в Сокольниках. Некоторые шипорезные станки идут с импортной комплектацией, а есть более дешевые. У кого туго с финансами, берут станки попроще.

— Что для высшего менеджмента предприятия самое главное? Внедрение каких-то новых управленческих технологий?

— Самое главное — делать станки, которые будут востребованы. И второе — создать такие условия, чтобы люди, работающие на Сявском ЭМЗ, могли получать достойную заработную плату и гордиться своей работой. Чтобы защитить зарплату от инфляции, мы готовим сейчас схему для перевода базовых тарифных ставок в валюту евро. Насколько мне известно — я специально смотрел в Интернете, сейчас федеральные финансовые органы перестали публиковать индекс инфляции, а это уже настораживает.

— У вас серьезная финансовая подготовка.

— Я заканчивал московский экономико-статистический институт, так он раньше назывался. Сейчас это либо университет, либо академия. Потом много раз проходил переподготовку. Преподавал отдельные темы, которые сейчас входят в программу МВА. Я москвич, представитель ВНИИДМАШа, живу здесь уже не первый год, помогаю развивать предприятие.

— Какими, может быть, личными мотивами вызван ваш исход из Москвы?

— В Москве я работал во многих достаточно серьезных фирмах. К примеру, главным менеджером в третьей кофейной империи после Нестле и Якобс. Но, по-моему, в провинции люди лучше, честней и добросовестней. Поэтому я здесь остался и, честно говоря, не хочу отсюда уезжать. Если бы только не лихорадили такие явления, как неоправданный рост цен на сырье и материалы. Мы стараемся как можно реже изменять цену на нашу продукцию. Ведь продаем-то станки своим, таким же, как мы, предпринимателям, как правило, представителям среднего и малого бизнеса. Ну как чувствовать себя перед покупателем, если сегодня одна цена, а завтра другая. А поставщики ставят перед фактом, звонят и говорят, что вот, мол, ребята, со следующей недели металл дорожает на 30 проц. Откуда эта напасть? Уже до смешного доходит. Часть импортной комплектации становится дешевле нашей. Монополии поднимают цены по совершенно непонятным законам. Если, скажем, решаются проблемы на международном рынке металла, то это чистая спекуляция.

Изделия нашего завода очень хорошо пошли бы на рынке, если бы закон о лесе, наконец-то, приняли, и он бы заработал. Чтобы предприниматели не кругляк вывозили, а только готовую продукцию. Тогда и страна бы была богаче, и люди, которые заняты в лесной промышленности и смежных отраслях, в первую очередь, деревопереработчики. Посмотрите, на востоке страны до сих пор везут кругляк, и я не понимаю, почему Госдума никак не может принять закон о лесе. Хотя где-то и понятно. Ведь тогда и наша продукция больше бы требовалась. Клееный брус — это практически конструктор. На Западе к этому давно пришли. И главное, потом из этих конструкций легко собирать любые сооружения. Брус при этом прочнее, его не ведет, он уже высушен и подогнан в размер.

— Деревообрабатывающие станки — не единственное направление завода?

— Сейчас глава администрации помогает нам раскрутить новое перспективное направление — котловое. И как раз сейчас рассматривается вопрос об изготовлении котлов для района и, может быть, даже для других территорий. Совместно с администрацией района выбрано несколько моделей и сейчас проверяются их характеристики. Глава администрации заботится о районе, чтобы у людей было тепло, а завод получит дополнительный заказ.

— А со специалистами для выполнения такого заказа могут быть проблемы?

Евгений МЕДВЕДЕВ. Нет, мы уже изготавливали котлы, причем разные, ведь у нас завод нестандартного оборудования, и что было нужно покупателю, то мы и делали. Наши люди все схватывают на лету. К примеру, технолог Евгений Санжаков раньше работал в леспромхозе, сюда пришел — и ему так легко все далось, что он теперь как бы на равных сотрудничает с проектантами ВНИИДМАШа. Специалисты Сявского ЭМЗ могут сегодня выполнить любой заказ потребителя.

Наше время XXI век

Источник: Прочие источники
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.