Хорошая работка — деревообработка

27.02.2008
Просмотров: 3015

Ежегодно деревопереработке без учета потребностей населения требуется 5,5 млн кубометров расчетной лесосеки. А с учетом потребностей населения эта цифра перевалит за 6,5 млн.

В предыдущем номере “Курса Н” было опубликовано интервью с президентом НП “Нижегородский лесной комплекс” Юрием Кочубейником под заголовком “Лес растет под аренду”. Пафос этого материала заключался в следующей фразе, обращенной к власти: “Предприятия Нижегородского лесного комплекса способны осваивать всю расчетную лесосеку области на долговременной основе.”. Сегодня мы продолжаем обсуждать ситуацию в этой отрасли.

— Как идет расстановка сил в лесном бизнесе региона? Что было сделано вашим некоммерческим партнерством за прошедшую неделю?

— Мы проработали со всеми членами НП “Нижегородский лесной комплекс” перспективные планы развития предприятий на 5—10 лет и до 2020 года. Для них самое главное сегодня — это уверенность в обеспечении сырьевым материалом. Ежегодно деревопереработке без учета потребностей населения требуется 5,5 млн кубометров расчетной лесосеки. А с учетом потребностей населения эта цифра перевалит за 6,5 млн.

Что мы имели на 1 января 2008 года? Вместе с бывшими сельскими лесами ресурс области составляет 6 млн 250 тыс. кубометров. Баланс отрицательный. И это беспокоит лесопользователей. Тем более, что областная программа обеспечения лесным ресурсом действующих мощностей до сих пор отсутствует. У четырех предприятий договора аренды закончились в 2007 году, а новые никто не предлагает заключить. Их заявки, которые сданы в департамент лесного комплекса, не рассмотрены. У восьми предприятий аренда заканчивается в 2008 году. У “Ветлугалес”, например, в марте. Как работать дальше? На этот счет ни у кого нет никакой ясности. В первой половине 2009 года еще у 13-ти предприятий закончатся договора аренды.

— Почему же они не перезаключаются?

— Согласно Лесному кодексу договора аренды сроком менее 10-ти лет не переоформляются, и преимущественного права таким предприятиям даже на аукционах не предусмотрено. Вопрос в федеральном законе не прописан, и его надо решать на местном уровне.

— Лесной кодекс стимулирует только долгосрочную аренду?

— И только для крупного капитала. Приоритетными считаются проекты с инвестициями более 300 млн руб. По поводу малых и средних предприятий в Лесном кодексе полный вакуум. С этим невозможно мириться, и мы разработали свои предложения о порядке подготовки перечня приоритетных инвестиционных проектов освоения лесов для малого и среднего бизнеса Российской Федерации.

Допустим, у предприятия на площадке есть корпус для лесопиления, корпус, где идет деревообработка, есть своя котельная, которая утилизирует отходы и вырабатывает тепло. Есть блок сушильных камер, есть транспортный цех, лесозаготовительная техника, лесовозы. Такое предприятие уже сегодня стоит, может быть, 80—100 млн руб., и ему достаточно вложить в модернизацию производства еще 30—40 млн руб., чтобы подняться на более высокий уровень и выпускать продукцию, соответствующую всем европейским стандартам.

Для таких предприятий ничего в Лесном кодексе не прописано. А ведь они почти все являются жизненно важным источником для рабочих поселков. И если сегодня их закрыть, то это приведет к серьезной социальной напряженности. Мы направили свои предложения в МЭРТ. Считаем, что присвоение статуса приоритетного проекта должно осуществляться на уровне субъекта Федерации, что упущено в Лесном кодексе. Такого права регионам не дано. А то бы мы сегодня имели подробно разработанную программу поддержки малого и среднего бизнеса в этом сегменте.

— На региональном рынке могут появиться новые игроки?

— Давно собирается построить в Нижегородской области новый ЦБК шведско-финский лесопромышленный концерн “Стора Энсо”, и регион, по сообщениям печати, может предоставить ему участок с ежегодным объемом 2,3 млн кубометров древесины. Если столько заберется, то часть действующих лесоперерабатывающих предприятий в нашей области может закрыться.

В Архангельской области десятки миллиардов кубометров неосвоенной древесины, лес перестаивает, болеет. Почему не разместить новый ЦБК там, где сырье не осваивается, а не отбирать его в Нижегородской области у действующих предприятий, которые дают жизнь многим рабочим поселкам? Балахнинский бумкомбинат, например, на свою годовую программу не более 3 проц. древесины берет в Нижегородской области. Остальное за ее пределами — в Кировской, Архангельской, Пермской, Свердловской областях. А весь основной лесосечный фонд осваивается действующими предприятиями.

С концерном “Стора Энсо” в Москве подписан протокол о намерениях. Вроде бы определен срок — 1 июля, когда будут подписываться документы о строительстве и передаче леса в аренду. Или они откажутся строить здесь завод. До 1 июля все пока подвешено. После того, как концерн заявил о своем намерении, его специалисты приехали в нашу область провести инвентаризацию лесов. И сейчас в ней зарезервированы некоторые территории с лесными массивами, которые сегодня в аренду никому не сдаются.

— Рынок считает, что таких крупных инвесторов, как “Стора Энсо” надо не то что шугать, за них надо бороться. И мне кажется, что этот концерн, возможно, будущий член вашего НП? И вы, наверное, сможете как-то смягчить ситуацию и отхватить у крупного капитала какой-то кусок бизнеса. Очевидно, надо наращивать когти конкурентоспособности. Кстати, как в Нижегородской области применяется скандинавский метод ведения лесного хозяйства?

— Сегодня задействован финский комплекс в “Сиблесе”. Там идет процесс обучения местных специалистов. По скандинавской технологии работают два комплекса в Шахунском районе. А в Семеновском эффективно функционирует валочный комплекс, изготовленный йошкар-олинским заводом. Технология валочных машин с успехом применяется в Первомайском леспромхозе. Когда появится уверенность в долгосрочной аренде, тогда и будем решать, какой технологии отдать предпочтение — отечественной или скандинавской. Будем внедрять ту, которая окажется экономически выгодней. Но сначала нужно закрепить лесные участки за действующими предприятиями.

— У вас есть перспективная программа?

— Через две—три недели членам партнерства будет представлена для обсуждения программа развития лесного комплекса до 2020 года, которая предусматривает неистощимое лесопользование на основе безотходной технологии. У нас есть расчетная лесосека 6,5 млн кубов, и она не должна опускаться ниже. Для этого намечен объем лесовосстановительных работ, будут предложены способы освоения лесного фонда, который находится в защитных зонах вдоль рек и дорог. И самое главное — в Нижегородской области впервые в России появится безотходное лесопользование. Все, что лес может дать в виде древесной биомассы, будет превращаться в готовую продукцию, необходимую для потребителя.

Владимир ЦВЕТКОВ

Источник: Курс Н, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.