Готовая одежда: «Подводные камни» швейного дела

01.04.2008
Просмотров: 4543

Нижегородская легкая промышленность, по информации облправительства, наконец-то вышла из кризиса, в котором она находилась с 90-х годов прошлого века. Какова же сегодня ситуация на рынке пошива готовой одежды.

Нижегородская легкая промышленность, по информации облправительства, наконец-то вышла из кризиса, в котором она находилась с 90-х годов прошлого века. Какова же сегодня ситуация на рынке пошива готовой одежды.

Растущая конкуренция

«Насколько мне известно, сегодня в Нижнем Новгороде и области работает порядка 40 текстильных и швейных компаний, — рассказывает Елена Лазарева, генеральный директор компании «Нижегородский текстиль». — Большинство активно развивается за счет переоборудования производства и начала выпуска новых видов продукции, хотя некоторые, в прошлом крупные предприятия, все еще переживают тяжелые времена. Например, фабрика «Ока», сменив собственника, прекратила выпуск одежды под торговой маркой «Верлей» и сегодня делает спецодежду».

«Игроков много, но лидеров — не больше 15 предприятий», — говорит Марина Губанова, директор компании «Гамма-НН».

Нижегородские швейные компании делают ставку на те сегменты, в которых у них минимум федеральных конкурентов. Местные предприниматели выбирают пошив мужских костюмов, трикотажных изделий и женских пальто. Те, кто производит качественную продукцию, не замыкаются на областной площадке сбыта. «Наш рынок уже не локальный — мы идем за пределы региона, — отмечает Николай Кустовский, коммерческий директор компании «Артекс». — Недавно вышли на партнеров в Самаре и Чувашии». И такие случаи не единичны. Эксперты «КАПИТАЛИСТа» называют это основной тенденцией рынка.

Другая тенденция рынка — это экспансия столичных и иностранных игроков. «Основная конкуренция создается иногородними предприятиями. Хотя рынок в принципе насыщен, но московские компании продолжают выходить в регион», — сетует Марина Губанова.

Недавно турецкая текстильная компания Zorluteks Tekstil заявила о намерении открыть в Нижнем Новгороде не менее трех франчайзинговых магазинов. Инвестиции в открытие одной торговой точки составят 7 млн руб. без учета закупки товаров. «У этой компании есть шансы для успешного развития бизнеса в нашем городе, так как премиум-сегмент постельного белья, в котором работает Zorluteks Tekstil, развивается очень быстро», — комментирует Наталия Тимирнова, директор компании «Империя».

Реакцией на активизацию иностранных компаний можно назвать действия «Волжской текстильной компании», Чебоксарского хлопчатобумажного комбината и холдинга «Русский текстиль», которые выступили с заявлением о планах начать активные продажи домашнего текстиля, сообщив, что считают это направление более перспективным, чем непосредственное производство продукции.

Сегодня многие крупные компании стремятся выстроить внутри своих структур всю цепочку от выращивания сырья до продажи ткани конечному потребителю, что привело к тому, что работа «независимых» текстильных производств существенно изменяется. Раньше хлопчатобумажные комбинаты покупали сырье в Узбекистане и сами делали из него пряжу. Затем из Узбекистана пошла готовая пряжа, из которой комбинаты производили ткань. Сейчас поставляются уже узбекские ткани, которые нужно только покрасить или нанести на них рисунок. «Думаю, через какое-то время начнут поставляться полностью готовые ткани. Не представляю, как будут существовать в этом случае текстильные предприятия», — говорит Николай Кустовский.

Ограниченная рентабельность

«Необходимое оборудование для пошива и последующей обработки изделий стоит дорого. Чтобы организовать малое швейное производство «с нуля», потребуется не менее 2,5 млн руб.», — говорит Наталия Тимирнова. При этом легкая промышленность никогда не была высокорентабельной, так что даже на фоне общего подъема отрасли швейное производство продолжает приносить относительно невысокий доход. «Прибыль, которую мы получаем, минимальна, и развиваться на эти средства практически невозможно, — говорит Елена Лазарева. — Рентабельность можно повысить только за счет продажи собственной продукции. Если в производстве прибыль достигает 15%, то розница, как правило, делает наценку 100% к оптовой цене изделий».

Низкая рентабельность не только не дает развивать производство, но и не позволяет повышать зарплату сотрудникам — в этой отрасли она традиционно остается одной из самых низких (около 7 тыс. руб.). «Я хотел бы поднять зарплату швеям, но не могу этого сделать, иначе начну работать «в минус», — с грустью замечает Николай Кустовский. — Возможности больше платить нет! Потому что рядом находятся ивановские предприятия, которые продают свою продукцию еще дешевле, чем мы. В условиях конкуренции нам приходится ужиматься».

Елена Лазарева рекомендует новичкам бизнеса не спешить и начинать с малого: «Оснастить небольшую пошивочную мастерскую сегодня можно всего за $2-3 тыс., если закупить швейные машины, произведенные в Подольске или в Белоруссии: они стоят $200-300 за штуку. Но добиться стабильно высокого качества изделий на таком оборудовании вряд ли удастся — скажем, с двойной прострочкой карманов могут возникнуть проблемы». Эксперты «КАПИТАЛИСТа» рекомендуют использовать импортную технику (желательно выпущенную в Германии или Японии). Новая японская машина стоит $1,5-2 тыс., а иногда и дороже. Но можно сэкономить, купив б/у оборудование. Тогда на приобретение минимального набора техники (прямострочная машина, оборудование для влажно-тепловой обработки, закройное оборудование) уйдет порядка $7-8 тыс.

На следующем этапе развития фирмы лучше закупать уже новую современную технику, а именно: специальное швейное оборудование ($4-20 тыс.), вышивальное (от $30 тыс.), оборудование для проверки и перемотки ткани (от $3 тыс.), для печати информационных ярлыков (от $1 тыс.), закройное оборудование (например, ленточный нож — от $4 тыс.), аппаратуру для термопечати (от $4 тыс.), автоматизированное рабочее место конструктора (от $10 тыс.). Итого при самом экономичном раскладе получается около $56 тыс.

Технологии сбыта

Главная проблема участников рынка — налаживание сбыта. Чтобы этот вопрос решался легко, нижегородские производители стремятся производить одежду под уже известными брэндами. «Посмотрите на фабрику «Восход», она использует как раз такую технологию, — замечает Наталия Тимирнова. — Почти все мужские костюмы там отшиваются под совершенно чужими торговыми марками, а родной брэнд реализуется с натяжкой».

«Нам выгодно работать, ориентируясь на столичных заказчиков, которые, с одной стороны, дают нам сырье, а с другой сами же занимаются реализацией изделий по всей стране и в ближнем зарубежье», — рассказывает Елена Лазарева.

Выглядящая на первый взгляд удобной схема сотрудничества с москвичами зачастую достаточно рискованна для нижегородских производителей. «Компания зависит от одного-двух крупных заказчиков! Разве это положительный момент? А если в Москве передадут работу другой фирме или резко сократят объем заказа? Что делать тогда?» — выявляет проблему Николай Кустовский. Эксперты «КАПИТАЛИСТа» рассказывают, что на фабрике «Маяк» в свое время брали такие заказы, но сейчас почти полностью от них сознательно отказались. Швейное предприятие набралось опыта и стало выпускать продукцию под собственным брэндом «Соната».

Сегодня все больше игроков рынка серьезно занялись выстраиванием схем сбыта, минуя предложения федеральных компаний. «Свою продукцию мы реализуем через розничные магазины, различные ателье и другие точки продаж, — говорит Марина Губанова. — Сегодня повышенным спросом пользуются два полярно разных вида продукции. Во-первых, это изделия эконом-класса, а во-вторых, наоборот, эксклюзивные. Однако мне кажется, что дешевый товар скоро уйдет с рынка, так как неуклонно растет спрос на более дорогую, но более качественную продукцию».

«Я убеждена, что лет через 5-10 в Нижнем Новгороде останутся лишь небольшие производства, обслуживающие индивидуальные потребности конкретных заказчиков», — считает Наталия Тимирнова.

«Если экономическая ситуация будет развиваться так, как последние два года, то серийные производства начнут закрываться одно за другим из-за роста издержек и, соответственно, потери конкурентоспособности — в первую очередь по отношению к китайским производителям, готовым выпускать что угодно, включая профессиональную одежду, по запредельно низким ценам», — убежден Николай Кустовский. При этом от иллюзии завоевать рынок демпингом лучше избавиться с самого начала. «У нас дешево» — самая слабая из всех возможных позиций. «Всегда найдется конкурент, цена которого окажется еще ниже, — предупреждает Елена Лазарева. — Курс на дешивизну, особенно в молодой фирме, не даст ей возможности производить интересный, красивый и качественный товар. Она просто затеряется среди мастерских по пошиву малопримечательной утилитарной продукции, отличие которой от ассортимента советских времен разве что в фирменной нашлепке. В нашем бизнесе необходимо иметь свое лицо, и хорошо, если оно будет выразительным».

Андрей МАКОВ, Капиталист-НН

Источник: Архив: Капиталист-НН
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.