Ставки большой розницы

08.04.2008
Просмотров: 1611

У сетевой розничной торговли в нашей стране еще есть значительный потенциал для развития: неосвоенными остаются значительные территории, в том числе и в крупных городах.

У сетевой розничной торговли в нашей стране еще есть значительный потенциал для развития: неосвоенными остаются значительные территории, в том числе и в крупных городах. Между тем, открытию новых магазинов современных форматов препятствуют дефицит торговых площадей и узость круга отечественных поставщиков, способных обеспечить высокое качество товара.
 
Наблюдая быстрое количественное и качественное развитие розничной торговли, может сложиться впечатление, что этот сектор рынка близится к своему насыщению. Действительно, в городах-миллионниках крупные федеральные и международные ритейлеры уже открыли свои большие супер- и гипермаркеты, малые супермаркеты уже пришли в спальные районы, открываются и активно строятся новые торговые центры... Однако все познается в сравнении. Сопоставление тенденций и уровня развития современных форматов розничной торговли в Европе и России показывает, что в нашей стране еще возможно увеличение числа как самих магазинов, так и их видов.
По данным ACNielsen, за 10 лет число гипермаркетов в Европе увеличилось на 34%, а больших и малых супермаркетов - на 35% и 26% соответственно. Доля гипермаркетов в обороте розничной торговли там составляет 36%, больших и малых супермаркетов - 24% и 25% соответственно, минимаркетов - 10%, а традиционных каналов (рынков) - 4%.
В России число магазинов современных форматов ежегодно растет на 20-30%, в 2007 г. - на 35%. По информации ACNielsen, количество гипер- и супермаркетов в нашей стране сегодня составляет более 4 тыс. В среднем по России на миллион жителей приходится 1 гипермаркет и 20 супермаркетов, в то время как в Европе - 13,5 и 182 соответственно. В Москве этот показатель выше общероссийского - 2,9 гипермаркета и 78 супермаркетов, в Нижнем Новгороде - 8,5 и 54 соответственно. Лидером среди регионов по насыщенности гипермаркетами является Санкт-Петербург (11 на миллион жителей), а плотность супермаркетов в северной столице лишь немного превышает нижегородскую и составляет 56 на миллион населения.
«Сектор современных форматов торговли остается одним из наиболее привлекательных, и есть все основания полагать, что в дальнейшем он будет расти не меньшими темпами», - считает руководитель отдела по работе с предприятиями розничной торговли «ACNielsen Россия» Денис Шириков. Принимая во внимание европейские ориентиры по плотности гипер- и супермаркетов, можно утверждать, что наша страна пока слабо освоена ритейлерами. Кроме того, концентрация супермаркетов на разных территориях неоднородна, а в большинстве регионов незначительна. Участники и наблюдатели рынка в качестве главных препятствий на пути развития ритейла называют дефицит торговых помещений и слишком высокие цены продажи и аренды подходящих для розницы объектов.
 
Негде торговать
Как рассказывает генеральный директор компании «ВКТ» Алексей Зудин, с ростом цен, в том числе на торговую недвижимость, значительно увеличился срок ее окупаемости при сдаче в аренду. Большинство собственников в связи с этим предпочитают избавляться от помещений и направлять вырученные деньги в другие бизнесы. Таким образом, подходящие для современной розницы объекты уже заняты другими компаниями. А для самостоятельного строительства супермаркетов, по утверждению г-на Зудина, подходящих площадок с имеющимися инженерными коммуникациями в нашем городе нет.
«В реестре, который ведут ритейлеры, есть данные по объемам свободной недвижимости. Но в подавляющем большинстве случаев она не приспособлена для целей торговли», - говорит управляющий партнер компании Management Development Group Inc. Дмитрий Потапенко. Сокращению дефицита торговых помещений не помогает и активное строительство жилья: девелоперы не заинтересованы в строительстве подходящих для малых супермаркетов помещений на первых этажах домов. «По опыту работы в разных федеральных округах я знаю, что на получение таких площадей организуют аукционы, потому что спрос на них очень высок», - отмечает г-н Потапенко.
Помимо крупных городов нишей для сетевого ритейла являются и небольшие населенные пункты. Так, супермаркеты «Магнит» и ряд региональных сетей (например, «Гастрономчик») уже расширяются за счет открытия небольших, площадью до 200 кв. м, магазинов в станицах на юге России. Но при этом, как отмечает Дмитрий Потапенко, ритейлерам приходится пересматривать порядок ценообразования и учитывать специфику образа жизни потенциальных покупателей (в тех же станицах, например, не принято выезжать за пределы родной местности). Кроме того, нужно серьезно продумывать систему логистики.
В Европе компании-лидеры контролируют значительно большую долю рынка, чем в России, - на 3 крупнейшие сети там приходится порядка 90% оборота современной розничной торговли. В России же первой пятерке игроков принадлежат только 10-15% рынка. По подсчетам ACNielsen, в нашей стране работает порядка 2 тыс. розничных сетей разного масштаба. Как прогнозирует г-н Шириков, в ближайшем будущем часть этих сетей, имеющих в собственности торговую недвижимость, будет приобретена федеральными либо крупными региональными игроками. Стремление расширить сферу влияния не только за счет строительства новых собственных объектов, но и путем приобретения уже существующих активизирует процессы слияний и поглощений на рынке ритейла.
Таким образом, отсутствие предложения торговой недвижимости и, следовательно, сдерживание экспансии розничных сетей пока не позволяют говорить об ужесточении конкуренции в ритейле. Между тем, именно конкуренция стимулировала возникновение новых форматов розничной торговли в Европе - «мягких» и «жестких» дискаунтеров (по классификации ACNielsen).
 
Сила своего бренда
Главной отличительной чертой дискаунтера является наличие на его полках товаров, произведенных под маркой данного магазина. В «мягких» дискаунтерах их доля составляет до 50% ассортимента, в «жестких» - 80-90%. Степень присутствия в розничной торговле частных марок (выпущенных под брендом сети) является одной из важнейших характеристик развития ритейла в стране в целом. Сегодня в России на долю частных марок приходится лишь около 1% товарооборота сетей. Причина в том, что покупатели пока почти не отличают их от продуктов известных брендов.
Повышение популярности частных марок напрямую зависит от конкуренции между сетями и успешности продвижения их брендов - узнаваемость имени сети должна быть на уровне узнаваемости торговых марок независимых производителей или превышать ее. Пока же, по словам Дениса Ширикова, целенаправленное снижение цен отечественными ритейлерами за счет частных марок не имеет смысла. «На данном этапе для нашего рынка приемлем формат экономичного супермаркета, в котором работают, например, «Пятерочка» и «Магнит». Они используют частные марки в отдельных продуктовых категориях, но большая часть товаров все равно принадлежит независимым брендам, - продолжает он. - По мере освоения территорий и ужесточения конкуренции доля частных марок начнет увеличиваться, и следующим уровнем развития ритейла в стране станет появление и рост дискаунтеров».
В Европе количество гипермаркетов, больших и малых супермаркетов продолжает увеличиваться, прежде всего, за счет развития именно этого формата. Важно отметить, что объем продаж, приходящийся на один дискаунтер, сохраняется при ежегодном увеличении числа таких магазинов (в последние 3 года годовой оборот одного дискаунтера в среднем превышал 3 млн евро). Доля рынка, которую они занимают, стабильно растет и на сегодняшний день превышает 17%. Как рассказывает Денис Шириков, наиболее активно развиваются «жесткие» дискаунтеры, такие как Aldi, на протяжении последних трех лет демонстрируя темпы роста на уровне 10-11% в год.
 
За счет сетей поднять село?
Перспектива перехода сетей на торговлю товарами под своими брендами представляется весьма отдаленной при нерешенной проблеме взаимоотношений с отечественными независимыми производителями, к урегулированию которых все активнее подключаются федеральная и региональная власти. «Весь имеющийся потенциал развития розничной торговли в стране, к сожалению, реализуем сегодня лишь в теории, ведь российских производителей просто не хватает, - подчеркивает Дмитрий Потапенко. - В первую очередь это касается поставок свежих овощей, фруктов и охлажденного мяса». Г-н Потапенко приводит пример ритейлера в Южном федеральном округе, которому пришлось самостоятельно организовывать цех по обвалке мяса для собственных магазинов, так как подобного предложения на местном рынке не было несмотря на имевшийся высокий спрос.
По словам Дмитрия Потапенко, обсуждение входных бонусов и других условий для производителей местные власти проводили в каждом регионе, где ему приходилось работать. «В сетях никогда не требуют бонусов с поставщиков свежего мяса или местных овощей и фруктов должного качества, - замечает он. - Но поставщиков мало, потому что сельское хозяйство до сих пор в упадке. Зато в каждом регионе открывают по нескольку производств водки, питьевой воды или снэков, так как их выпускать проще. Между тем места на полках хватает не всем, поэтому вполне логично устраивать некое подобие аукциона или вводить плату за вход».
По мнению Дмитрия Потапенко, готовящиеся проекты по регулированию сетевого ритейла в нашей стране станут для местных властей наиболее простым способом восстановления сельхозпроизводства за счет розничной торговли, хотя во всем мире сектор сельского хозяйства находится в ведении или под опекой государства. Напомним, что в начале года Минсельхоз России рассматривал возможность сокращения сроков выплат за поставляемую в розницу сельхозпродукцию, а также необходимость запрета взимать средства на развитие торговых сетей с агропромышленников или устанавливать единую закупочную цену на их продукцию.
В условиях дефицита готовой недвижимости, а также зависимости от импорта, обусловленного нехваткой отечественных поставщиков, каждому российскому ритейлеру приходится выбирать свой путь привлечения капитала, который позволит реализовать имеющийся в отрасли значительный потенциал для дальнейшего роста.
 
Взять взаймы или привлечь в долю
Каждый из этих двух распространенных способов привлечения капитала имеет свою специфику, а выбор в пользу того или иного инструмента зависит от стратегии, которую планирует реализовать ритейлер.
Обычно пропорция долгового и собственного капитала составляет 30% к 70% или 40% к 60%, но, по словам Алексея Зудина, благодаря тому, что российские рынки розничной и оптовой торговли за последние несколько лет демонстрировали бурный рост, банки были готовы выдавать большие объемы средств. В результате соотношение порой устанавливалось на уровне 20% собственного капитала к 80% заемного. Но сейчас, на фоне замедления роста региональных ритейлеров и повышения в среднем на 2% кредитных ставок, эффективность привлечения банковского капитала будет снижаться, особенно при растущей стоимости аренды, дефиците территорий для самостоятельного строительства магазинов и увеличивающемся периоде окупаемости инвестиций в торговую недвижимость.
«На одном из этапов развития нашей компании мы изучали возможность выпуска облигаций, но при расчетах выяснилось, что плата по купонам оказывалась выше процентов по банковским кредитам, - говорит г-н Зудин. - К тому же дополнительных расходов потребовало бы повышение прозрачности компании при выпуске облигаций, поэтому использование данного инструмента было отложено».
Расходы на «обеление» бизнеса наверняка потребуются, если собственники пойдут по пути привлечения финансового инвестора, для которого важны понятная юридическая структура, финансовая «прозрачность», отлаженность бизнес-процессов и т.д. заинтересовавшей его компании. «На 2007 г. прогнозировался бум сделок M&A в ритейле, но этого не произошло из-за несоответствия ценовых ожиданий и малого числа компаний, отвечающих критериям инвесторов», - отмечает специалист по корпоративному финансированию «Газпромбанка» Юлия Липская.
Ритейл, особенно непродуктовый, - до сих пор одна из самых привлекательных областей для отечественных и зарубежных финансовых инвесторов. Это связано с тем, что доля рынка неорганизованной торговли в России до сих пор велика, большое число секторов розницы (товары для дома, аптеки, электроника и бытовая техника и т.д.) остаются неосвоенными в полной мере и имеют невысокую концентрацию. Кроме того, однородная структура потребления по всей территории нашей страны также благоприятствует развитию отечественной сетевой торговли.
Делиться частью бизнеса имеет смысл в случае реализации агрессивной стратегии роста и наличии четкого представления, на каком уровне компания хочет оказаться через три года. «Основной причиной обращения к финансовому инвестору служит потребность либо сохранить долю на рынке, либо увеличить ее в условиях прихода новых игроков и обострения конкуренции, - говорит управляющий директор инвестиционно-банковского департамента Инвестиционной группы «АнтантаПиоглобал» Сергей Петров. - Кто войдет в число трех-пяти лидеров, тот останется на рынке. Остальных просто поглотят».
Финансовые инвесторы обычно входят в бизнес на срок 3-5 лет и ожидают инвестиционную доходность от 20% до 30%. При этом, по словам г-на Петрова, в 80% случаев их выход осуществляется путем продажи своей доли игрокам, которые будут консолидировать рынок через несколько лет, то есть стратегическим инвесторам. Таким образом, владельцы компании в перспективе могут утратить контроль над бизнесом. Возможность же самостоятельного выкупа доли на стадии выхода инвестора ограничена сложностью фиксации стоимости будущей продажи. В любом случае об условиях выхода фондов прямых инвестиций и перспективе выкупа их доли собственником обычно договариваются при обсуждении условий сделки.
Материал подготовлен на Retail & Restaurant Conferences.
Станислав Залуговский, "Деловая неделя"

Источник: Архив: Деловая неделя
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.