Охотники на рейдеров

08.04.2008
Просмотров: 1796

Термины "рейдер", "рейдерство" давно стали обиходными в деловой среде. Хорошо известна и "репутация" подобных бизнес-хищников. А вот кто такие антирейдеры?

Термины "рейдер", "рейдерство" давно стали обиходными в деловой среде. Хорошо известна и "репутация" подобных бизнес-хищников. А вот кто такие антирейдеры? Мы знакомим вас с ними. Этой статьей "Биржа" открывает серию публикаций, посвященных теме рейдерства и методам защиты от него.

Нашими экспертами выступают специалисты Группы компаний "Специальная Информационная Служба" ("СИнС"). На вопросы "Биржи" отвечает председатель совета директоров Группы компаний "СИнС" Сергей МИНАЕВ.


— Сергей Юрьевич, каково сегодняшнее состояние рынка недружественных корпоративных поглощений?
— Во-первых, масштаб рейдерства значительно уменьшился. В 2004—2006 годах мы отстаивали, например, такие крупные предприятия, как химический завод в Орехове-Зуеве, Подольский кабельный завод. Сегодня же внимание захватчиков сосредоточилось на среднем и малом бизнесе.

Во-вторых, рейдерство плавно сместилось в регионы. В Нижнем Новгороде нам несколько лет назад довелось поучаствовать в войне за недостроенные здания в центре города. Сейчас под нашей защитой пять предприятий Нижнего Новгорода, подвергающихся нападкам рейдеров.

— Значит, передел собственности в России все еще не закончен?
— Передел собственности всегда сопряжен с переделом власти. Если после выборов сохранится преемственность власти, то и рейдерство будет неуклонно идти на убыль. В противном случае вполне возможны новые перераспределения и в сфере крупного бизнеса.

В отношении крупных предприятий столицы ситуация сейчас стабилизировалась, и Управление по экономической безопасности правительства Москвы, создававшееся специально для противодействия рейдерству, прекратило свое существование.

— Кому выгодно рейдерство?
— Начнем с того, что во всем мире недружественные поглощения — это целая отрасль бизнеса. Игроков на этом рынке множество: от гигантских международных концернов до авантюристов-одиночек. И стремительно развивающаяся российская экономика является для них весьма привлекательной площадкой.

Если говорить о рейдерстве как о системе, то в упрощенном виде она выглядит так: заказчик — компания, готовая это финансировать, — непосредственно рейдер.

Заказчики — финансовые и промышленные группы — как правило, сами никого не атакуют, а лишь покупают захваченное предприятие.

Среднее звено представлено компаниями-посредниками, а также инвестиционными компаниями, сделавшими перепродажу поглощенных предприятий и активов своим основным бизнесом.

Рейдеры-исполнители — это группа специалистов, которые и прокручивают всю аферу.

Для нас, антирейдеров, в первую очередь важно понять, каковы цели компании-агрессора и кто за ней стоит. Поскольку это дает возможность оценить, какими ресурсами она располагает и какой инструментарий может применить.

— Есть ли случаи, когда сопротивление захватчику заведомо бесперспективно?
— Можно выйти победителем из схватки с любым рейдером. И с чиновниками, нередко выступающими в роли захватчиков или на их стороне, тоже можно успешно бороться. На всякую хитрость рейдера найдется контрхитрость антирейдера, на всякого коррупционера — управа в лице порядочных государственных служащих.

Вспоминаю, как в Подмосковье собирались захватить одно крупное предприятие. Были “куплены” многие представители исполнительной власти, за исключением руководителя администрации. Через правительство Московской области мы вышли на этого руководителя. Обсудили с ним план действий. После чего он собрал всех своих “купленных” коллег и сформировал из них штаб по противодействию рейду. В результате чиновники эти оказались в весьма щекотливом положении — взятки-то получили, а вот отработать их, то есть прийти на предприятие с несанкционированной проверкой, они теперь не могли. И рейд на этом был закончен.

Или другой пример. Крупный государственный чиновник вашей области решает захватить чужую собственность в Нижнем Новгороде, для чего подключает все свои возможности. Владелец собственности обращается к нам. Мы выходим на Генеральную прокуратуру и на вышестоящее руководство этого чиновника и представляем материалы, характеризующие его деятельность. Ему указывают на необходимость честного несения государственной службы, и рейд мгновенно прекращается.

— А без сторонней помощи можно отразить нападение?
— Возможно все. Я знаком с одним юристом в Нижнем Новгороде, который защитил свой бизнес фактически один, не располагая ни административной, ни силовой поддержкой, даже не будучи профессионалом в этой области. В течение 2,5 лет он действовал только через суды. Проиграв один, шел в другой, и так — до победного конца. В итоге он выиграл дело. После чего продал свой бизнес и стал профессионально заниматься защитой от рейдеров.

— Существует ли особо предпочтительная для рейдеров отрасль экономики?
— Последние 10 лет наиболее часто захваты наблюдались в сфере земельной собственности и недвижимости, поскольку цены в этом секторе рынка постоянно растут, особенно — в регионах. Однако рейдеров интересуют все области, вплоть до высокоинтеллектуального бизнеса. К нам, в частности, обращалась за консультацией лаборатория Касперского, когда подверглась нападению.

В любом случае рейдеры выбирают уязвимый бизнес. Активно функционирующее предприятие с хорошим балансом, мощной службой безопасности и отсутствием уголовных преступлений в прошлом вряд ли станут атаковать.

— Каковы типичные признаки потенциальной “жертвы” захватчиков?
— Прежде всего — неэффективность управления — в силу разлада между собственниками, конфликта собственников с управленцами, отсутствия взаимопонимания между руководством компании и местными властями. Пренебрежение профилактическими мерами по обеспечению экономической безопасности предприятия тоже значительно облегчает рейдерам работу.

Приведу пример. Несколько лет назад разорился некий банк. А в одной из его сейфовых ячеек хранились векселя крупной российской компании на миллиарды рублей. По безответственности финансового директора компании о них просто забыли, причем векселя эти не были погашены (!). В разваливающемся банке нашлись недобросовестные служащие, которые попытались их продать. Мы бились над решением этой задачи восемь месяцев. В результате сумели-таки получить доступ к векселям и поставить на них штамп “погашено”.

— Не секрет, что антирейдерские компании подчас сами переходят на сторону нападения. Как не ошибиться при выборе защитника?
— Внимательно изучить репутацию компании, отзывы ее клиентов. В работе антирейдеров главное — комплексный подход: антирейдерство — это система мер по корпоративному управлению, защите информации, охране, деловой разведке, юридическому, налоговому, техническому и иному сопровождению бизнеса.


СПРАВКА. Сергей Юрьевич Минаев родился в 1959 г. В Горьком (Нижнем Новгороде). Окончил Горьковский политехнический институт, факультет радиоэлектроники и технической кибернетики; там же работал инженером, был секретарем бюро ВЛКСМ факультета. В 1982—1984 гг. — второй секретарь Нижегородского райкома ВЛКСМ. В 1984—1992 гг. занимался оперативной и информационно-аналитической работой в КГБ СССР; учился в аспирантуре Высшей школы КГБ. С 1993 г. — генеральный директор ЗАО “СИнС”. С 2007 г. — председатель совета директоров Группы компаний “СИнС”. Является членом совета ассоциации международного сотрудничества негосударственных структур безопасности и экспертного совета по безопасности Мосгордумы.

Мария ЖОГЛЕВА, Биржа

Источник: Биржа, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.