«Черные дыры» макулатуры: Как выживают участники рынка?

07.11.2008
Просмотров: 10793

По данным компании «ЭкоТех», ежегодно в Нижегородской области скапливается до 60 тыс. тонн макулатуры. По большей части нижегородскую макулатуру скупают посредники и перепродают заводам-переработчикам в другие регионы.

По данным компании «ЭкоТех», ежегодно в Нижегородской области скапливается до 60 тыс. тонн макулатуры. Если перевести данный объем на деньги, то в среднем получится порядка $5-7 млн в год. По большей части нижегородскую макулатуру скупают посредники и перепродают заводам-переработчикам в другие регионы.

Возможности и реальности рынка

«Перерабатывающие заводы сегодня принимают газетную бумагу по цене примерно $45-50 за 1 тонну, картон – от $70, хорошую офисную бумагу – по $115, - рассказывает Александр Пахомов, коммерческий директор компании «Зареченское». – Кстати, из макулатуры сейчас делают не только туалетную бумагу, но и другую бумажную продукцию, а также рубероид и гипсоволокнистые плиты».

В Нижегородской области переработкой макулатуры занимаются Балахнинский ЦБК «Волга» (здесь ежегодно перерабатывается около 18-20 тыс. тонн макулатуры) и несколько мелких производителей - «Полиграфкартон» (выпускает переплетный картон), «Бумснаб» (упаковочный картон), «Цитрон» (кондитерские коробки), «Марка-НН» (газетная и туалетная бумага). В 2004 году в Балахне был запущен завод «ЭкоТех» по производству упаковочной бумаги из вторсырья производительностью 10 тонн продукции в смену.

При этом из возможных 60 тыс. тонн макулатуры, по данным компании «Твердые бытовые отходы», сегодня собирается и перерабатывается лишь 25 тыс. тонн вторсырья. «В нагорной части Нижнего Новгорода мало приемных пунктов - здесь слишком велика арендная плата за землю или помещения для этого бизнеса, - сетует Юрий Москаленко, заместитель директора компании «ТБО». – Мы видим это по объему отходов, вывозимого на полигон с территории города, который за последние годы вырос вдвое».

Извилистый вход в бизнес

Для работы на рынке вторичного сырья необходимо оформить множество разрешительных документов. «При этом оформление основной отраслевой лицензии по всем правилам обойдется не менее чем в $3,5 тыс.», - отмечает Валентин Куриленко, генеральный директор компании «Экосервис».

Макулатура, поставляемая на предприятия, должна соответствовать требованиям ГОСТа. «Товар надо рассортировать (не допускается никаких примесей и включений), спрессовать и упаковать в кипы таким образом, чтобы исключить порчу на период поставки, а также рассыпание во время разгрузки и складирования, - рассказывает Владимир Тимонин, заместитель директора компании «НиБАС». - Каждая кипа снабжается маркировочным ярлыком. А каждая партия продукции должна сопровождаться покипной спецификацией, в которой отражается общее количество кип с их порядковыми номерами, маркой, общей массой поставленной партии. Приемка продукции по количеству и качеству производится на складе покупателя в соответствии с Инструкциями П-6, П-7».

«Подводных камней» на нашем рынке предостаточно, - замечает Константин Верховский, генеральный директор компании «Вторсырье-НН». – В свое время мы купили готовую фирму, все необходимое оборудование (основное – это прессы) и арендовали склад». В начале компания «Экосервис» обрабатывала в месяц 100 тонн. «Сначала 100 тонн бумаги казалось для меня огромным объемом. Но когда сталкиваешься с реальным сектором, понятия меняются, - рассказывает Александр Пахомов. - На первом этапе в бизнес вложили около $40 тыс. Стартовав в ноябре 2004 года, мы с партнером рассчитывали, что к февралю 2005-го вернем вложенные деньги и начнем получать прибыль. Оказалось, что все не так просто. Первая же машина, арендованная в транспортной компании, застряла в пробке на 4 часа, потом ее слишком долго разгружали, а после 8 часов вечера пришлось платить за аренду по двойному тарифу».

Снижение рентабельности

Эксперты «КАПИТАЛИСТа» говорят о своем рынке, как сложной нише бизнеса. «Выделю две основные проблемы. Во-первых, это нестабильность оплаты со стороны крупных клиентов. Например, бумажных комбинатов, - говорит Валентин Куриленко. – А во-вторых, постоянно меняющиеся «правила игры». Так, некоторое время назад, чиновники отнесли макулатуру к «пожароопасной продукции», что создало дополнительные трудности бизнесу».

При этом, несмотря на некоторое замедление темпа увеличения количества игроков рынка, новые инвесторы все же идут в эту сферу, обостряя конкуренцию. «Конкурентов становится все больше, а количество бумаги не меняется. Значит, каждый пытается увести клиентов у другого», - отмечает Владимир Тимонин. И это – не последняя проблема макулатурного бизнеса.

«Будем говорить открыто, главная беда рынка – «черные» схемы оплаты, - признает Константин Верховский. – Предположим, в небольшом магазинчике есть отходы, от которых необходимо избавляться по закону. И отвечает за это некий завхоз. Понятно, что ему проще взять деньги «налом» и положить их в карман, чем проводить все легально через безналичный расчет». Участники рынка отмечают, что «черные» фирмы работают недолго, но успевают периодически рушить цены и оттягивать клиентов.

Рентабельность макулатурного бизнеса, по экспертным оценкам, составляет сегодня порядка 10%. «Рыночная макулатура – это в основном гофрокартон, - говорит Константин Верховский. – Возни с ним много, а выход очень низкий, 10-15% рентабельности получается. Мы занялись еще полимерами, они и позволяют держаться на плаву».

«Цены на сырье растут. Но только не у наших клиентов – производственных предприятий, - отмечает Александр Пахомов. – Несколько лет назад мы закупали макулатуру по 500 руб. за 1 тонну, продавали за 2 тыс. руб. Сейчас это соотношение – 1,4 тыс. руб. и 2,5-3 тыс. руб. за 1 тонну соответственно. Видите, маржа стала намного меньше. Текущие же расходы неумолимо растут. При том, что дорожают электричество, бензин и вода, компании, приобретающие вторсырье, предлагают за него в принципе все ту же цену».

Где брать макулатуру?

«Поставщиками» макулатуры традиционно являются коммерческий розничный, промышленный и жилой секторы. Если вывоз бумажного мусора от первых двух секторов более-менее организован, то вот с последним возникает множество проблем.

«Наш бизнес очень сильно зависит от местных условий: от степени занятости ниши, от наличия предприятий промышленности и торговли, рынков, предприятий по переработке какого-либо вторсырья, от позиции местных властей и возможностей договариваться с ними, - отмечает Валентин Куриленко. – Поэтому в каждом городе области нужно выбирать свою конкретную технологию работы».

Предприятия-клиенты часто рассчитываются по бартеру. «Ничего удивительного, если вместо денег мы видим упаковки под яйцо или туалетную бумагу, в общем, продукцию комбината, - говорит Константин Верховский. – Мы создали отдел, который продает этот товар по области и в соседние регионы».

«А мы покупаем макулатуру у населения и предприятий, везем ее на Балахнинский ЦБК, - рассказывает Владимир Тимонин. - Взамен получаем гофроящики и гофрокартон, которые затем реализуем».

«Сегодня одними из основных поставщиков макулатуры являются население, школы и государственные организации, - говорит Александр Пахомов. – Известно, что многие наши коллеги по цеху начинают свой бизнес именно со школ». По подсчетам Валентина Куриленко, одна школа дает порядка 6-7 тонн в год: «Мы договариваемся с завучем или директором, устанавливаем цену на бумагу или обещаем «рассчитаться тетрадками», в условленное время к школе подъезжает грузовик, кузов которого и заполняют доблестные ученики. Затем грузовик едет на бумажный комбинат. В Нижнем Новгороде, таким образом, мы работаем с 11-ю школами».

Что мешает взять «лакомые куски»?

«Конечно, самым прибыльным является прием и продажа высокосортной макулатуры, но сейчас сложнее не продать, а найти вторсырье в достаточном объеме и нужного качества, - говорит Владимир Тимонин. – Мы заняты активным поиском новых источников сырья. Естественно, наш взгляд направлен на жилой сектор».

«В 2006 году мы пытались активно работать в жилом секторе, но отказались от этой идеи, - делится Константин Верховский. – Тогда мы открыли сеть более чем из 10-ти приемных пунктов, в итоге остался только один. Причина одна - низкая рентабельность. Стоит открыть приемный пункт, как тут же идут пожарные, СЭС и все прочие. Приемный пункт для них как дойная корова. Весной текущего года мы предложили сотрудничество ДЕЗам, хотели приобретать макулатуру у них, пока она еще не успела испортиться в мусорных баках. Но это оказалось никому не интересно».

Видимо, поэтому до сих пор никто из старожилов рынка вторсырья в «жилой сектор» не идет. Он воспринимается как самый сложный и «неподъемный». Высоко прибыльным, но труднодоступным, как и жилой сектор, участники рынка называют сегмент бизнес-центров. «Во всех офисах интенсивно используют компьютеры и принтеры. Эта техника уже создала поток использованной высококачественной бумаги, - считает Валентин Куриленко. – Мы пробовали это «золотое дно». Шли напрямую в офисы, расставляли пустые коробки и просили сотрудников складывать туда всю отработанную бумагу. По нашим подсчетам с одного крупного офиса можно было собирать до 20 кг дорогой отработанной бумаги. Но дело почему-то не заладилось».

Андрей МАКОВ, Дмитрий ЮРОВ, Капиталист-НН

Источник: Архив: Капиталист-НН
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.