Ритейл стабилизируется к лету

30.01.2009
Просмотров: 1915

Нижегородская розница фиксирует снижение объемов продаж, но в отличие от ситуации во многих других отраслях региональной экономики это происходит не по причине резкого сокращения количества покупателей, а из-за уменьшения среднего чека.

Нижегородская розница фиксирует снижение объемов продаж, но в отличие от ситуации во многих других отраслях региональной экономики это происходит не по причине резкого сокращения количества покупателей, а из-за уменьшения среднего чека. Максимальное падение потребительского спроса, по мнению генерального директора ТД «Медведь» Андрея Горбатова, может произойти в марте 2009 г., и только к лету ситуация в ритейле начнет стабилизироваться.
 
- Андрей Геннадьевич, в каком положении сегодня находится нижегородская розничная торговля? На этом рынке стало работать сложнее?
- Потребительская корзина, как и потребительский спрос в целом, меняется, и первыми снижение объемов продаж ощущают продавцы дорогих товаров - например, иномарок премиум-класса. Думаю, что чем ниже средний ценовой уровень предприятия торговли, чем больше в его ассортименте товаров повседневного потребления, тем меньше на нем отразится общее падение спроса. В этом смысле наша сеть находится в ситуации чуть лучшей, чем многие другие ритейлеры. Мы не были избалованы большой прибылью, за счет которой были бы возможны любые расходы (особенно после прихода в Нижний Новгород федеральных продуктовых сетей), а снижение объемов продаж у нас не очень велико - около 5%.
Сейчас розницу отбросило на 3-4 года назад, примерно на уровень 2005 г., и она должна учитывать новые реалии. Конечно, дело не в развитии технологий - они ушли вперед, - а в среднем чеке покупки, в том, сколько денег есть у потребителя и на что он готов их потратить. К примеру, наша сеть растила средний чек на протяжении последних трех лет, что отчасти было связано с инфляцией и удорожанием самих продуктов. Ноябрь 2008 г. оказался первым месяцем, когда чек пусть незначительно, на несколько рублей, но сократился. То есть количество потребителей осталось прежним, однако они стали покупать меньше.
Даже предновогодний период, на который традиционно приходится всплеск продаж, в этот раз прошел не так активно. Наверное, люди боятся. Пришедший кризис спровоцировал много опасений, хотя я считаю, что нужно зажмуриться и честно вернуться в ситуацию трехлетней давности.
- Вы сейчас как потребитель говорите или как бизнесмен?
- Как человек, который должен совмещать расходы и доходы. Если расходная часть по инерции растет, а доходная во многих случаях уменьшается, то первую надо пересматривать, а ко второй - привыкать.
- Каким образом пересматривает расходы ваша компания?
- При открытии магазинов мы всегда ставили задачу, чтобы они приносили прибыль, однако каждый четвертый объект работал «в ноль». Раньше в этих случаях мы пытались биться за оборот, за увеличение объема продаж, которое достигалось благодаря переговорам с поставщиками и установлению низких цен. Сейчас объекты, которые приносят минимум прибыли, мы будем переводить с оборудованием и персоналом на период 3-4 кварталов в помещения такой же площади, но в местах с более высокой проходимостью, и за счет этого зарабатывать деньги.
При нашем формате торговли, обслуживающем нижегородцев в радиусе одной автобусной остановки, перемещение магазина на 50-100 м может увеличить продажи вдвое. Поэтому местоположение объекта сейчас имеет принципиальное значение: мы должны стоять на пути потребителя, который вышел из дома буквально в тапках, должны быть как холодильник - рядом.
- То есть ТД «Медведь» занимается переносами действующих магазинов и не открывает новых?
- Да, в январе должны состояться два переезда, а с ноября 2008 г. мы уже не открываем, как раньше, по одному магазину в месяц. Компания сейчас зарабатывает деньги, чтобы расплатиться по кредитам, и у меня существует большое желание сделать это быстрее, достичь той точки, когда мы перестанем работать на банки. После этого мы сможем снова запускать каждый месяц по магазину.
- Общение с банками натолкнуло вас на какие-то выводы? Изменило отношение к кредитам?
- Не надо было к ним привыкать. Сначала банки, все как один, предлагали взять у них деньги, а потом «хором» закрыли нам овердрафты, которыми мы постоянно пользовались для поддержания общей денежной массы. Но, по большому счету, такой поворот событий даже полезен - предприятия не успели окончательно втянуться в американскую модель, когда экономика полностью зависит от статистики (если статистические данные хорошие - все начинают развиваться, если плохие - замирают и выжидают до лучших времен).
Заемные деньги нужно использовать для конкретного проекта, соотнося срок его окончания со сроком погашения займа. В этой ситуации кредиты для частных лиц очень удобны - человек четко понимает, на что он берет деньги, из каких средств будет погашать задолженность и когда его выплатит. Кредиты для бизнеса - это другое. Через год деньги уже растворились в товаре, оборудовании, и собрать их для погашения займа крайне сложно. Мы, к сожалению, плохо просчитали этот момент, изначально надеясь на перекредитование и полагая, что банкам это тоже выгодно. Но когда кредитные организации не возобновляют краткосрочные займы, последние становятся бесполезными: только взяли деньги - и сразу отдавать, а за год никакого бизнеса не построишь.
- Вы упомянули об изменении спроса. Потребовало ли оно пересмотра ассортимента магазинов и ценовой политики?
- Да, мы пытаемся оптимизировать ассортимент как количественно, так и по группам товаров. Во-первых, мы сильно уменьшили складские запасы, которых сейчас не больше, чем требуется на 3 дня. Во-вторых, пытаемся не платить за непроданное, хотя некоторые производители, видимо, сильно просев со сбытом, вместе с популярными продуктами пытаются насильно продать нам «непокупные» и тут же приходят за деньгами. В-третьих, стараемся снижать цены на ходовые продукты. Например, договариваемся с производителем об уменьшении стоимости одного вида колбасы, тот дает скидку в 5-10%, сеть понижает торговую наценку еще на 10-15%. В результате получается красивая цифра, и объемы продаж продукта вырастают.
Что касается реализации дорогих алкоголя и продуктов, то здесь мы практически не ощущаем изменений. Дело в том, что в магазинах ТД «Медведь», торгующих товарами повседневного спроса, эта группа очень малочисленна. Хотя даже в нашем сегменте потребители все меньше будут покупать «воздух» - раскрученный бренд, красивую упаковку, - предпочитая платить за «суть» продукта. Кстати, это подтверждают и продажи продуктов под собственной торговой маркой, которые по качеству не уступают более известным аналогам, но стоят дешевле на 20-90%.
- Вы планируете расширять количество наименований, выпускаемых под собственной маркой?
- Мы уже выпускаем несколько видов продуктов (и пошли на это из-за того, что не смогли договориться о цене с производителями). Но расширение данной группы сопряжено со сложностями. К сожалению, мы во многом зависим от предприятий-партнеров: нам нужно некрупное производство с гарантированным качеством их продукции. Конечно, мы поздно приходим к развитию private label и в этом плане отстаем от транснациональных и федеральных ритейлеров.
- Если рассматривать всю товаропроводящую цепочку, какое звено, на ваш взгляд, окажется самым слабым?
- Все-таки производители. Кто стоит дальше от кассового аппарата, тот всегда находится в менее выигрышном положении. С одной стороны, все производители сейчас сдержали рост цен, хотя у основной части их товаров имеется очень большая валютная составляющая. И если в течение 2008 г. предприятия несколько раз поднимали стоимость своей продукции, выравнивая маржу, то сегодня, когда курс доллара вырос, некоторые производители уменьшили вес фасованного товара, но никто не поднял отпускных цен. С другой стороны, перерабатывающим предприятиям, особенно местным, сложно попасть в сети (особенно федеральные). Правда, уже возникали ситуации, когда нижегородские производители пытались войти к федералам на любых условиях, даже в ущерб себе, но при этом заработать на контрактах с местными участниками рынка - из-за этого товар на полке крупной розничной сети мог иметь стоимость меньшую, чем закупочная цена для небольшого ритейлера.
- Некоторые крупные ритейлеры готовы платить производителям вперед. Вы не поддерживаете такую практику?
- Нет, поскольку эту схему я считаю во многом лукавством: раньше федеральные сети давили производителей отсрочками, а теперь - скидками до 12% в месяц, которые они хотят получить. То есть при стоимости выделенных федералам в рамках господдержки денег в 2% они хотят заработать очень значительную маржу. Не знаю, кто из поставщиков на это пойдет.
В нашей сети отсрочки платежей остались. Часть производителей пытаются уменьшить этот период, а мы, наоборот, стараемся расплачиваться только за тот товар, который прошел через кассу. Поэтому по разным категориям продуктов отсрочки разные: к примеру, по курам они достигают недели, а по лимонаду - 30 дней. И если я сейчас скажу, что готов заплатить вперед, это означает, что одного производителя я «продинамлю» и его деньгами рассчитаюсь с другим.
- А как сегодня чувствуют себя оптовые компании?
- Тоже неважно. Но в отличие от розницы оптовый бизнес эластичен в затратах: нет заказов - сократится и уровень расходов. Естественно, из-за уменьшения количества заказов упадет и оборот, но главная опасность для оптового бизнеса состоит не в этом, а в дебиторах - разорившихся или плохо платящих клиентах. Иначе говоря, в зависших в рознице деньгах.
Объем дебиторской задолженности и так сильно возрос, расчеты между компаниями задерживаются, особенно со стороны тех, кто вышел на рынок недавно, не успел развиться и сейчас, в момент уменьшения оборота, испытывает нехватку собственных средств. Думаю, в январе у магазинов долгов накопится еще больше, а пик неплатежей, скорее всего, придется на февраль-март. И хотя ситуация накопления задолженностей перед оптовиками типична для начала каждого года, в этот раз она будет непрогнозируемой. Владелец магазина всегда может сказать «встретимся в суде», начать брать товар в другом месте и фактически полгода, до судебного решения, пользоваться деньгами оптовой компании или вообще закрыть точку. В первую очередь это относится к небольшим единичным магазинам с невнятной экономикой, которые не всегда понимают, чьими деньгами они распоряжаются - своими, заемными или поставщиков.
- Некоторые эксперты считают, что именно опт является самым уязвимым звеном, и банки, отказывая ему в кредитах, косвенно подтверждают это. Как вы объясняете такое утверждение?
- У оптовой торговли очень тонкий слой «подкожного жира» - слишком небольшая наценка. Мы, оптовики, борясь за клиента и пытаясь предоставить ему более льготные условия (скидки, отсрочки платежей), сами себя придавили. В настоящий момент у участников этого рынка происходит «отрезвление» - к примеру, я теперь точно знаю, сколько стоят логистические услуги моей компании, и дешевле никому ничего возить не буду.
На мой взгляд, опт считают слабым звеном только из-за невысокой наценки. Выжить при подобной прибыли он может лишь благодаря хорошо отлаженным логистическим процедурам, низким затратам и большому обороту, а эти составляющие сегодня либо не достигнуты, либо уже потеряны.
- В развитии какого бизнеса вы видите основной потенциал развития для ТД «Медведь»?
- Никакой опт расти не будет - это фактически вымирающий бизнес. Предприятия торговли укрупняются, и отдельных игроков, нуждающихся в услугах оптовых компаний, становится меньше. Федеральные розничные сети ставят распределительные центры и работают напрямую с производителями, так что никакие дистрибьюторы им не нужны. Точно так же поступает и наша продуктовая сеть - она старается отказаться от посредников.
Розница находится в лучшем положении, и торговля продовольственными товарами, думаю, первой начнет дышать свободнее. Если нижегородцы станут есть «сникерсы» чуть чаще, чем сейчас, значит, есть надежда, что потребительский спрос в скором времени будет восстанавливаться.
- Применяет ли сегодня ваша компания антикризисные меры?
- Да, мы любыми способами уменьшаем затраты. В частности, стараемся повлиять на стоимость аренды помещений, договориться с их владельцами о пересмотре ставок. Особенно это касается тех магазинов, в которых падает оборот и где за счет снижения цены аренды можно удержаться «в плюсе». Ведь в предыдущие годы все арендодатели как один поднимали нам арендные ставки, да и сегодня многие уверены, что на торговые площади существует огромный спрос, хотя на самом деле это уже не так.
Кроме того, мы сократили бригаду строителей, которые ремонтировали новые объекты (эти работники были нужны, когда компания каждый месяц открывала по магазину), часть работы, переданной ранее на аутсорсинг (например, обслуживание холодильной техники), теперь выполняем сами. Сдаем свободные площади в субаренду по любой цене, которую готов заплатить арендатор.
- Но сокращение затрат торговый дом вел и раньше. Еще осталось, что урезать?
- Экономить можно на мелочах - например, за счет правильной почасовой организации работы персонала. Допустим, одного кассира в смену магазину недостаточно, а второй будет загружен лишь наполовину. Значит, первый должен приходить на полный рабочий день и меняться по графику «сутки через двое», а второй приходит только днем, отрабатывая стандартную пятидневную неделю. В часы пик, когда с потоком покупателей не справляются двое, за кассу садится еще и администратор. Таким образом, даже в масштабе малой торговой точки за счет эффективной организации рабочего времени можно сэкономить на количестве персонала, а в масштабе сети экономия будет еще более значительной.
- На ваш взгляд, что будет происходить с розничной торговлей в ближайшие месяцы?
- Прогнозировать очень трудно, поскольку розница, как и вся экономика, еще не имеет точки опоры. Мы пока не понимаем, где дно, не можем на него встать, чтобы иметь возможность четко планировать бизнес. Понятно, что январь-февраль окажутся провальными с точки зрения торговли, поэтому никаких длинных инвестиций, повышения зарплат не будет. В этот период деньги, которые бизнесмен вложил утром, уже вечером должны возвращаться обратно и приносить прибыль.
По моим представлениям, максимальное падение потребительского спроса придется на март, а к лету розница может выйти на более-менее стабильные экономические показатели. Что касается нашей сети, то в первые два месяца 2009 г. мы ожидаем дальнейшее снижение объемов продаж - на 5-7% по сравнению с ноябрем 2008 г., - а к апрелю темпы снижения могут замедлиться до 2-3%.
- Будет ли розница вовлечена в процессы слияний и поглощений?
- Конечно, но это не самая ближайшая перспектива. Еще год-другой никто из участников нижегородского рынка не будет осознавать своей реальной стоимости, однако через 5-10 лет здесь будет вдвое меньше игроков.
- А вы станете рассматривать предложения о продаже сети, если таковые поступят?
- Я буду исходить из одного простого правила: цена определяет решение. Хотя у региональных сетей есть очень существенный минус - для нас центром переговоров является Нижний Новгород, в котором отсутствуют серьезные бюджеты и заинтересованные в подобных покупках люди. В то же время любая федеральная сеть с объемом продаж даже меньше, чем у нас, имеет точку переговоров в Москве и всегда может получить лучшее предложение.
Если появится реальная возможность объединиться с федеральной сетью - я с удовольствием! Это намного привлекательнее, чем продать компанию непрофильному инвестору. Нашей сети нужны люди, которые придут не просто с деньгами, а с технологиями, отработанными схемами закупок, новыми идеями, опытом. Другой вопрос, что даже предложение профильного инвестора придется тщательно обдумывать: один раз мы уже делали попытку объединиться с федеральным ритейлером, которая ничем не закончилась, и ситуация у него сейчас намного хуже, чем у нас.
 

Досье
Торговый дом «Медведь» основан в октябре 1993 г. Предприятие владеет системой оптовых складов, занимается оптовыми поставками продуктов питания, а также развивает розничную сеть формата «магазин у дома». Сеть включает в себя почти 60 торговых объектов, из которых 32 являются магазинами самообслуживания.

Галина Зайцева

Источник: Архив: Деловая неделя
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.