Замещательная идея

10.02.2009
Просмотров: 1210

Российские власти все чаще говорят об импортозамещении, употребляя, казалось бы, давно забытое в мире слово, введенное в оборот бедными странами, которые были задавлены колониальными державами. Но ничего не поделаешь, нужно же найти в кризисе что-то хорош

Российские власти все чаще говорят об импортозамещении, употребляя, казалось бы, давно забытое в мире слово, введенное в оборот бедными странами, которые были задавлены колониальными державами. Но ничего не поделаешь, нужно же найти в кризисе что-то хорошее.

В свое время импортозамещение было придумано именно для того, чтобы ответить на экономический кризис в западных странах. Как пишут американские исследователи Джеймс Хайнц и Эктор Саес, "после Великой депрессии 1930-х многие развивающиеся страны, в частности в Латинской Америке, стали пытаться достичь экономического роста в соответствии с моделью, называемой импортозамещающей индустриализацией". "Правительства приобретают контрольные пакеты акций в производстве энергоносителей и других ключевых сырьевых отраслях, а также в обрабатывающей промышленности,— излагают суть этой модели Хайнц и Саес,— проводят политику предоставления товарам местного производства преимуществ по сравнению с товарами импортными, чтобы создать благоприятные условия для роста национальной промышленности и достижения технологического прогресса. Эта модель обеспечила индустриальный рост во многих странах, однако неэффективность производства, неверные решения относительно предоставления госсубсидий и большая задолженность предприятий сделали модель уязвимой для инфляции, а также взлетов и падений мировой экономики. Ближе к концу XX века правительства ряда азиатских стран, прежде всего Южной Кореи, Малайзии, Индонезии и Таиланда, разработали альтернативную модель, известную как промышленное развитие под госуправлением. Согласно этой модели, правительства защищали несколько избранных отраслей, на которых строилось развитие всей экономики, в том числе отраслей экспортных. Власти также тщательно регулировали отток капитала из страны. Эта модель стимулировала экономический рост, однако после либерализации движения капитала отток денег из страны приобрел значительные масштабы, рост остановился — и остановка роста в сочетании с безнадежными долгами и чрезмерными инвестициями в отдельные отрасли привели к экономическому кризису в 1997 году".

В общем, импортозамещение — это один из видов радикального госвмешательства в экономику с целью добиться хороших темпов роста в условиях, когда западные страны, исповедующие более либеральные модели, испытывают серьезные трудности с экономическим развитием. Страны, решившие строить социализм и национализировать частные предприятия, обычно немедленно прибегают к импортозамещению. Так, после революции на Кубе местный Госплан тут же приступил к диверсификации экономики, приняв специальный план импортозамещения: кубинцам было указано, что для снижения зависимости острова от западных государств необходимо научиться производить все потребительские товары самостоятельно. К 1968 году, правда, от плана пришлось отказаться и ввести в действие новую политику — наращивание производства и экспорта сахара и развитие внешнеторговых связей с коммунистическими странами.

Страны, в которых последовательно проводится политика импортозамещения, обычно очень бедны, и стандарты потребления в них весьма своеобразны. Вот как Пеле в книге "Моя жизнь и прекрасная игра" описывал жизнь импортозамещающей Бразилии в 1958 году, после первой в истории победы ее сборной на чемпионате мира: "Автомобиль? Настоящий автомобиль в подарок? Я не мог в это поверить. В Бразилии тех лет это воспринималось по-особому. Дело в том, что автомобили ввозились в Бразилию из-за границы, ввозная пошлина во много раз превышала цену самого автомобиля, чтобы тем самым не поощрять их импорт. Стоили машины очень дорого. Средний бразилец едва ли смог бы заработать столько денег за всю свою жизнь. Поясню, что я имею в виду. Если человек получает $30 в месяц (это минимальная зарплата в большинстве районов страны и вместе с тем максимальная зарплата для подавляющего большинства рабочих) и если автомобиль марки Ford или Chevrolet стоит, например, $20 тыс., включая ввозную пошлину, то, чтобы набрать такую сумму, ему придется вкалывать почти 55 лет!.. Приобретение автомобиля было совершенно немыслимой затеей. Самое большее, о чем он реально мог грезить, это когда-нибудь купить в рассрочку подержанный велосипед". Тем не менее Пеле за свои подвиги на чемпионате все-таки получил от властей в подарок автомобиль — результат деятельности импортозамещающего бразильского автопрома. "Я увидел автомобиль марки Romizetta — трехколесную штуковину... Дверей как таковых у этой модели не было",— вспоминал Пеле.

Политика импортозамещения иногда вводилась по объективным причинам. Так, во время и сразу после Второй мировой войны британские колонизаторы настояли на том, чтобы Кения начала проводить такую политику, просто потому, что у метрополии не было средств обеспечивать свою колонию импортными товарами. Однако в большинстве случаев за импортозамещением стояли более глубокие соображения. Мол, освободившиеся от колониальной зависимости страны должны перестать зависеть и от иностранных товаров, добившись реального экономического суверенитета. Более того, в мировой экономической науке в 1960-х годах сложилось целое направление, обосновывавшее импортозамещение,— теория зависимости. Она спорила с теорией модернизации, согласно которой развивающиеся страны способны повторить путь стран индустриальных, это лишь вопрос времени, так что пока нужно взаимовыгодно торговать с Западом и накапливать капитал. Сторонники теории зависимости указывали, что в торговых отношениях развивающихся стран и Запада господствует сложившийся еще в колониальные времена неравноправный обмен: за свои сырьевые товары они получают слишком мало денег, за импортные промышленные товары платят слишком много и торговля с Западом лишь усугубляет экономическую зависимость от него. Производство собственных промышленных товаров взамен импортных в таких условиях является единственным выходом и с экономической, и с внешнеполитической точки зрения.

В современных условиях российские власти пока не выдвигали импортозамещение в качестве официального лозунга и тем более не подводили под него теоретическую базу в духе теории зависимости. Однако об импортозамещении представители российского правительства и депутаты говорят постоянно. В частности, отвечая на вопрос, не пострадает ли российский рынок лекарств от падения импорта (при том что он на 75% состоит из импортных лекарств), представители правительства заявляют, что дело спасет импортозамещение. Министр финансов Алексей Кудрин подчеркивает, что в этом году Россию ожидает значительное уменьшение импорта, но именно оно создаст условия для быстрого экономического роста впоследствии (при этом Кудрин ссылается на ситуацию после кризиса 1998 года, когда сначала произошло резкое уменьшение импорта, зато в 2000 году Россия показала экономический рост на 10%). Да и недавняя история со значительным повышением пошлин на автомобили вполне в духе политики импортозамещения.

Собственно, происходившее до сих пор плановое понижение курса рубля и есть символ политики импортозамещения. Ясно, что само по себе подорожание иностранной валюты способно обеспечить значительное сокращение импорта. При этом власти исходят из того, что понижение курса рубля также является важным средством обеспечить внутреннее производство деньгами. Мол, раньше в экономике России было предостаточно денег из-за того, что цены на нефть были высоки и в изобилии поступающие в Россию нефтедоллары обменивались на рубли. А теперь в России будет предостаточно денег потому, что цены на нефть упали, нефтедоллары поступают далеко не в прежнем количестве, зато понижение нефтяных цен дало возможность понизить еще и курс рубля, так что за каждый обмениваемый внутри страны нефтедоллар дают значительно больше рублей. При этом раньше изобилие денег сопровождалось изобилием импорта, снижавшего конкурентоспособность российских товаров, а теперь изобилие денег ростом импорта уж точно не сопровождается (напротив, сопровождается его сокращением), так что конкурентоспособность российских товаров невероятно растет, и это создает возможности для роста производства и даже для роста технического уровня этого производства.

Надо заметить, что в СССР при его явно государственной экономике лозунг импортозамещения официально не провозглашался. Более того, по мере возможности импорт наращивался. Прежде всего, естественно, из стран народной демократии. Но и из капиталистических стран тоже. Американские производители зерна прямо говорили советским внешнеторговым работникам: "Вы хорошие покупатели, а мы хорошие продавцы". Тем не менее импортных товаров на всех не хватало и качественный импорт считался синонимом дефицита, доступного лишь избранным (как шутили в советские времена, "материя — это объективная реальность, данная нам в ощущении, а дефицит — объективная реальность, данная в ощущении, но не нам"). Поэтому и сейчас российские граждане, слыша разговоры властей об импортозамещении, инстинктивно не ждут ничего хорошего. Тем более если это импортозамещение обеспечивается прежде всего снижением курса рубля. Импортных товаров станет заметно меньше, а вот цены на них существенно вырастут. Российские же производители, вместо того чтобы воспользоваться преимуществами в ценовой конкуренции, просто поднимут цены.

Как бы то ни было, появление в повестке дня вопроса импортозамещения неудивительно. Ведь должно же быть в кризисе что-то хорошее. Когда курс рубля рос и импорт увеличивался, можно было говорить о насыщении рынка качественными иностранными товарами. Когда курс рубля падает и импорт уменьшается, можно говорить о насыщении рынка качественными российскими товарами, пусть и в качестве гипотезы.

"Импортозамещение — ключевая задача на 2009 год"
Призвав россиян отказаться от Санта-Клауса в пользу Деда Мороза, Борис Грызлов стал одним из первых проводников нового лозунга российских властей о том, что кризис — самое подходящее время отказаться от импортного в пользу отечественного.

Борис Грызлов, спикер Госдумы: "Никакие Санта-Клаусы и прочие самозванцы нам не нужны. Никто и никогда не сможет отнять у России ее Деда Мороза" (3 декабря 2008 года на открытии в Госдуме выставки "Великий Устюг — родина Деда Мороза").

Алексей Кудрин, вице-премьер, министр финансов: "С сентября российская валюта девальвировала на 20%. Это создало новые ориентиры в экономике, и мы ожидаем, что они положительно скажутся на нашем спросе, платежном балансе" (19 января на Азиатском финансовом форуме в Гонконге).

Виктор Зубков, первый вице-премьер: "Импортозамещение — ключевая задача на 2009 год. И для этого уже много сделано" (22 января в интервью "Московскому комсомольцу").

Эльвира Набиуллина, министр экономического развития: "Антикризисные меры во внешнеэкономической сфере должны представлять собой комплекс действий, направленных на защиту и поддержку конкурентоспособности отечественных предприятий, а также стимулирование экспортных поставок их продукции" (23 января на заседании совета по внешнеэкономической деятельности).

Владимир Путин, премьер-министр: "Последние решения Центрального банка, связанные с ослаблением рубля, выгодны для экономики. Взять хотя бы предприятие, которое мы посетили сегодня (производитель удобрений "Акрон".— "Власть"). Его руководители сказали, что они ждали подобного решения. Они были на грани рентабельности, а сейчас показывают прибыль" (26 января в интервью агентству Bloomberg).

Виктор Христенко, министр промышленности и торговли: "Мониторинг ситуации показывает уже сегодня, что достаточно благотворное влияние оказывает изменение курсовой ситуации с рублем на внешних рынках в первую очередь. Появляются существенные дополнительные возможности по импортозамещению" (30 января на "правительственном часе" в Госдуме).

СЕРГЕЙ МИНАЕВ , Журнал «Власть» № 5(808) от 09.02.2009

Источник: Прочие источники
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.