Естественный отбор

11.03.2009
Просмотров: 1639

Российское образование начинает испытывать влияние кризиса. Несмотря на это, именно ему придется решать проблемы переподготовки нынешних безработных. Об образовании как антикризисной мере рассказывает ректор Высшей школы экономики Ярослав КУЗЬМИНОВ.

Российское образование начинает испытывать влияние кризиса. Несмотря на это, именно ему придется решать проблемы переподготовки нынешних безработных. Об образовании как антикризисной мере рассказывает ректор Высшей школы экономики Ярослав КУЗЬМИНОВ.

— Ярослав Иванович, как скажется кризис в стране на системе высшего образования?

— В связи с кризисом сокращаются доходы семей. Мы можем ожидать, что спрос на платное образование в 2009 г. упадет на 15—20%. В 2010 г. — еще на столько же. Наиболее тяжело кризис скажется на двух группах вузов.

Первая группа — наиболее слабые вузы. Вполне возможно, к 2010 г. 150—200 государственных вузов окажутся в положении, когда они не набрали полностью на бюджет. Уже в 2008 г. в самых крупных городах России мы отмечали такого рода явления. Это касается даже вузов с громкими именами. Им придется серьезно задуматься, стоит ли сохранять те или иные факультеты.

В таком воздействии на систему образования я, честно говоря, не вижу никакой угрозы для общества. Просто ускорится естественный отбор.

Но кризис ударит и по хорошим, активным вузам. Пострадают примерно 50—100 хороших учебных заведений, бюджет которых на 2/3 и более складывается из оплаты коммерческих студентов и из прикладных разработок в интересах предприятий. Это вузы, работающие с металлургией, нефтянкой, ИТ. В меньшей степени пострадают классические и экономические университеты. У первых объемы платного образования меньше. А у экономических вузов падение спроса на первое образование будет компенсироваться резким ростом на второе высшее образование, на переподготовку. Активным вузам, на мой взгляд, надо помогать, увеличив финансирование научных исследований и прикладных разработок за счет федерального бюджета.

— Какие еще факторы сегодня влияют на заполняемость мест в вузах?

— Первый — демографический спад. Возрастная когорта людей, которые поступают в высшие учебные заведения, сокращается в среднем на 10% в год. Это началось в 2005 г., и будет продолжаться до 2013 г., когда поступать в вузы придет примерно на 40% меньше абитуриентов, чем было в 2004 г. Жертвами этого процесса окажутся в первую очередь технологи, которые выпускаются “по инерции” с советского времени, и педагоги, которых выпускают у нас в три раза больше, чем берут на работу школы.

Второй фактор — люди обучаются оценивать качество образования. Еще пять лет назад ни семьи, ни работодатели не умели различить, какой вуз хороший, какой плохой. ВШЭ ведет мониторинг образования. Я могу сказать, что еще в 2005 г. меньше трети работодателей принимали решение о найме, исходя из брэнда учебного заведения. По данным 2008 г., уже более 70% работодателей ориентируются на брэнд. Дальше мы задаем вопрос: “Если вам предложит свои услуги человек с красным дипломом заштатного вуза и троечник вуза хорошего, кого возьмете?” Так вот: сегодня треть работодателей предпочтет троечника из сильного вуза. На рынке перестают доверять компетенциям выпускников вузов, где быть отличником стоит совсем немного усилий и денег.

Третий фактор связан с государственной политикой. Ожидается серьезное сокращение подготовки экономистов, менеджеров и юристов в непрофильных вузах. Государство стало предъявлять более серьезные требования к качеству их подготовки, профессиональные ассоциации не рекомендуют брать выпускников таких вузов на соответствующие рабочие места. Вместе с ненужными педагогами и технологами они образуют сектор так называемых “синих воротничков”: от секретарш и продавцов до рабочих и водителей. Непонятно, зачем в этом случае тратиться на длительное обучение и тратить общественные ресурсы.

Эти факторы приведут к закрытию не менее половины негосударственных вузов и филиалов. Исчезнут и до трети существующих государственных вузов, их вольют в другие, более дееспособные.

— Как государство собирается решать с помощью образования проблемы нарастающей безработицы?

— Образование может стать сильной антикризисной мерой, если государство не будет сидеть сложа руки.

В крупных городах образуется слой безработных “белых воротничков”. По моим оценкам, это 300—350 тыс. человек, обладающих очень низкой “нисходящей” трудовой мобильностью. Они не пойдут работать на троллейбусе, даже не пойдут на биржу труда, потому что это испортит их резюме. Чтобы безработица не стала опасным социальным явлением, государство, скорее всего, будет предлагать 1—2-годичные программы переподготовки. Это поможет им найти работу впоследствии или даже в период кризиса.

Второе направление — помощь безработным или работающим неполную неделю “синим воротничкам”, в первую очередь в городах, построенных вокруг одного-двух предприятий. Количество таких относительно непьющих и готовых вдумчиво относиться к своей квалификации людей будет к лету 2009 г. составлять порядка 1,5—2 млн человек. Есть идея предложить им, через предприятия или независимо от них, обучаться новым профильным или альтернативным технологиям. Например, работников ГАЗа можно переучить для работы в сфере автосервиса, общественного транспорта.

Третий сектор, где образованием можно лечить проблемы рынка труда, это выпускники 2009—2010 гг. На сегодняшний день прогнозы большинства экспертов таковы, что до половины выпускников очных отделений (около 250 тыс. человек) летом-осенью 2009 г. просто не найдет себе работу. В этом нет ничего удивительного, ведь из миллионного выпуска вузов достаточными компетенциями обладают не более 15—20%. Остальных надо долго и затратно переучивать или доучивать. В прошлом году российские работодатели потратили около 500 млрд руб. на обучение на рабочем месте. Это сопоставимо со всем бюджетом российского образования. Делалось это от безысходности — рынок труда был перегрет, найти хорошего работника за приемлемые деньги еще несколько месяцев назад было очень трудно. Но сейчас все изменилось. Как только на рынке появляются высвобожденные с других предприятий люди, которые работать уже умеют, никто тратиться на обучение свежих выпускников не станет.

Это очень серьезная социальная проблема, и для ее решения государство, скорее всего, будет предлагать вузам организовать программы переподготовки и дополнительной подготовки. Бакалаврам можно предложить доучиться на 5-м курсе. Специалистам, думаю, полезно будет пойти не обязательно в свой, но и в другой вуз и получить новые компетенции. Может быть, многие из них впервые столкнутся с нормальным обучением.

Я оцениваю объем расходов государства на образовательные мероприятия в рамках антикризисной программы примерно в 20 млрд руб. в 2009 г. Сопоставимой суммы можно ожидать и в 2010 г.

— Безработные будут переучиваться за свой счет?

— Должно быть несколько типов программ. Часть слушателей заплатят сами из сбережений. Часть придут при условии, что государство субсидирует на 50% стоимость обучения. И треть будет нуждаться в бюджетной программе. Есть возможность выдачи так называемых образовательных ваучеров через службу занятости.

И есть еще тема — образовательные кредиты. Это позволит государству с меньшими затратами решить вопросы реструктуризации системы образования и выбора программ, которые стоит поддерживать. У государства ведь нет возможности определить, какие технологии лучше. Поэтому выбор надо возложить на того, кто в наибольшей степени рискует. Таких субъектов два: вуз, который вкладывается в разработку программы, и человек, который выбирает эту программу, потому что он рискует своим будущим.

А чтобы в борьбе за кредиты не возникало коррупционных отношений (когда предприимчивые люди будут просто имитировать обучение и делить бюджетные денежки), необходимо конкурсное ограничение числа вузов—участников этой программы. Важно, чтобы это были качественные учебные заведения.

— Как эксперт при правительстве России, оцените меры, предпринимаемые для выхода из кризиса в нашей стране.

— Нынешний общемировой кризис, пожалуй, самый масштабный после 1929 года. Его основа традиционна — стремительное нарастание взаимного недоверия предприятий, домохозяйств и финансовых структур. Импульсом в данном случае послужило набирание инвестиционными банками и страховыми компаниями так называемых “плохих активов” — например, ипотечных обязательств людей, не имеющих постоянного источника дохода. В значительной степени удалось укрепить ликвидность ключевых элементов финансовой системы, которыми являются в первую очередь банки. Но нужно еще примерно столько же денег, чтобы восстановить потребительский спрос, который сейчас лишился основы — дешевых потребительских кредитов.

Положение в России усугубляется тем, что до сих пор в нашей экономике не создан конкурентный режим. У нас десятилетиями живут неэффективные предприятия.

Но сегодня значительная часть их будет искусственно поддерживаться на плаву ради сохранения социальной стабильности. Ибо первая функция государства — удержание общества от взрыва.

Сама власть — неэффективный работодатель, поэтому нужно максимально расчистить площадку для деятельности бизнеса. Проблема в том, что власть плохо организована и слабо себя контролирует. Это оборачивается произволом мелкого чиновника. Бороться с этим можно разными путями. Можно укреплять вертикаль. Я думаю, мы по этому пути уже прошли. А можно делегировать власть на места.

— Это должны понять на самом верху.

— Власть все еще считает, что у нее очень много ресурсов и денег. Но в этом году эти воззрения поменяются, и политическое руководство вынуждено будет прийти к ряду более экономически эффективных решений.

Я думаю, кризис и рецессия в России займут максимум два-три года. Рост внешнего спроса на наши экспортные товары может начаться с 2010 года. Структурная же перестройка нашей экономики займет куда больше времени. Но у государства есть ресурсы, которые оно сможет пустить на поддержку и реструктуризацию. У экспертов есть ощущение, что отступать некуда, что изменения нужны сейчас. В этом году оно должно прийти к правящей элите.

СПРАВКА. Ярослав Иванович Кузьминов, кандидат экономических наук. Родился в 1957 г. В 1979-м окончил экономический факультет МГУ, в 1989—1992 гг. работал в Институте экономики АН СССР (потом РАН). В 1992 г. вместе с Е. Ясиным участвует в создании Высшей школы экономики. С 1992 г. — ректор ВШЭ. С 1999 г. — член Совета Центра стратегических разработок. В 2001-м по его инициативе создан Российский общественный совет развития образования. В 2006—2008 гг. возглавлял комиссию Общественной палаты РФ по вопросам интеллектуального потенциала нации. Входит в состав ряда комиссий при президенте и правительстве РФ.


Источник: Биржа, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.