Вкус бюджетного контракта

14.05.2009
Просмотров: 4221

В кризис, когда многие рынки сжались из-за падения спроса, бизнесмены все чаще обращают свои взгляды на госструктуры, видя в них новых потребителей, и с готовностью вступают в борьбу за бюджетные заказы.

В кризис, когда многие рынки сжались из-за падения спроса, бизнесмены все чаще обращают свои взгляды на госструктуры, видя в них новых потребителей, и с готовностью вступают в борьбу за бюджетные заказы. Однако путь к заветной цели - благодаря госконтрактам поправить дела фирмы - ничуть не проще завоевания покупателей на старых рынках. Преград здесь встречается не меньше, чем манящих возможностей.
 
Интерес к госзаказам за последние месяцы вырос многократно. Одни предприниматели, работавшие с государственными структурами и раньше, теперь значительно усиливают это направление бизнеса, создают отдельные подразделения, которые ставят получение бюджетных контрактов на поток. Другие только пробуют выходить на конкурсы и торги. Третьи, еще недавно относившиеся предвзято к подобной форме работы («все куплено, так что не стоит и пробовать») или имеющие неудачный опыт участия, сменяют гнев на милость, начинают собирать информацию о размещающихся заказах и заново взвешивать собственные шансы на успех.
Так или иначе, многие стали относиться к госконтрактам как к одной из антикризисных мер по спасению или поддержанию бизнеса. Топ-менеджеры компаний рассчитывают, что за счет сотрудничества с госучреждениями пополнятся оборотные средства, повысится уровень продаж, появится прибыль. Но даже если и не удастся достичь высоких финансовых показателей, можно добиться других, не менее важных сегодня результатов - обеспечить сотрудников работой и сохранить коллектив.

И реальность, и мираж
Нынешнее отношение бизнесменов к госзаказам разительно отличается от того, которое преобладало в недалеком прошлом. Пассивное ожидание «приглашения» на конкурс и упреки в адрес заказчиков, что тендер прошел, а о нем не проинформировали, сменились активным поиском возможностей. Количество участников конкурсов и аукционов возросло: претендовать на многие госконтракты стали не 2-5 компаний, как раньше, а нередко около 10 и даже больше. О всплеске предпринимательской активности свидетельствует и увеличение числа тендерных компаний - фактически, сформировался новый рынок, обслуживающий потребности бизнеса в информации о размещающихся госзаказах и в представлении его интересов, например, на аукционах.
На руку предпринимателям сыграли и недавние нововведения, расширившие круг возможностей для малого бизнеса. Постановление Правительства РФ от 17 марта 2009 г. увеличило размер размещения заказа среди субъектов малого предпринимательства с 2-3 млн руб. до 15 млн руб. «Больше возможностей теперь появилось и у заказчиков, организаторов заказа, - считает первый заместитель директора департамента экономики, планирования и предпринимательства администрации Нижнего Новгорода Валерий Лунев. - Раньше при цене лота, допустим, 3,2 млн руб. приходилось дробить его, что создавало некоторые трудности при формировании более мелких лотов. Например, при закупке мебели в школу было непонятно, то ли стулья покупать отдельно, то ли шкафы. Теперь таких вопросов не возникнет: будет легче и нам, и участникам».
Правда, сами предприниматели по-разному оценивают реальные результаты, к которым приводит всеобщая активность. Одни считают, что страх перед громким словом «госзаказ» у малых компаний проходит, они все настойчивее претендуют на победу и все чаще выигрывают. «Победа стала достижима и реальна, - убежден генеральный директор тендерной компании Startrade Николай Матвеев. - И среди фирм, с которыми мы работаем, есть много таких примеров. Малые компании изначально обременены меньшими затратами и оказываются более гибкими при формировании или обсуждении цены».
Другие, наоборот, уверены, что стремление малых предпринимателей заполучить госконтракт редко приводит к победе. «Они подают заявки на участие, но практически никогда не выигрывают, - придерживается этой точки зрения председатель совета директоров ГК «ПИР», вице-президент общественной организации «ОПОРА России» Олег Кондрашов. - Малый предприниматель лишен многого, что имеют другие бизнесмены. Подчас у него нет необходимых оборотных средств, достаточного количества техники или оборудования, зачастую - и опыта. Отраслей, где он реально мог бы участвовать в госзаказах, очень мало».

Сыграть в одни ворота
Столь противоположные мнения объясняются просто: процедура размещения бюджетного заказа хоть и усовершенствуется, но по-прежнему оставляет немало возможностей для «игры в одни ворота». Результаты этой игры и определяют отношение к ней бизнесменов: смогли выиграть - хорошо, не смогли - несправедливо.
О широких возможностях для «игры в одни ворота» говорит количество выявленных нарушений антимонопольного законодательства, касающихся процедуры размещения заказа. По данным Управления ФАС по Нижегородской области, - в 2008 г. таких случаев было 579. Нарушения встречаются на всех этапах процедуры, но чаще всего они связаны с разработкой конкурсной документации, необоснованным отказом в допуске к участию в торгах, а также с нарушениями при сопоставлении заявок участников торгов. Кроме того, госзаказчики грешат против буквы закона, объединяя в один лот неоднородные товары или услуги, что существенно ограничивает права потенциальных претендентов на заказы. Опытные участники торгов утверждают: это в первую очередь приводит к ограничению прав производителей и поощрению закупок у посредников.
Есть и еще одна проблема, пока никак не решаемая на уровне отдельно взятого региона. Федеральный закон «О защите конкуренции» установил квоту для малого бизнеса в 10-20% от годового объема госзакупок - именно столько заказов должно выставляться на специализированные торги, рассчитанные исключительно на малые и средние предприятия. Однако, согласно данным Нижегородского УФАС, эта статья закона фактически остается нерабочей. Иными словами, предприниматели пробиваются к бюджетным заказам на общих основаниях, и их победы не являются следствием исполнения чиновниками буквы закона.
Закон о размещении заказов несовершенен - с этим соглашается большинство экспертов. И, по мнению участников размещения государственных и муниципальных заказов, это дает возможность обойти закон, не нарушая его. Так, серьезной проблемой они считают сговор, который зачастую происходит не только между участниками торгов, но и между участниками и заказчиками, когда торги заведомо организуются под конкретную компанию.
Неудивительно, что при таких обстоятельствах обиженных не становится меньше. По информации Нижегородского УФАС, в 2008 г. в ведомство поступило 228 жалоб от участников запроса котировок, конкурсов и аукционов, и почти каждая вторая была признана обоснованной. В 2009 г. наблюдается рост числа претензий, и ФАС это связывает прежде всего с увеличением правовой грамотности предпринимателей и желанием активнее отстаивать свои права.

Ловушки низкой цены
Впрочем, самым болезненным вопросом для предпринимателей все же становится вопрос цены. При выборе поставщика она оказывается решающим фактором, поэтому претендентам на бюджетные заказы приходится выбирать меньшее из двух зол. Либо уступать тем, кто готов демпинговать (а среди них зачастую оказываются посредники, работающие с недостаточно квалифицированными подрядчиками, а также просто недобросовестные фирмы), либо снижать цену до последнего, победить и, возможно, остаться без прибыли. Именно так и получилось у одного нижегородского бизнесмена - главы компании, занимающейся проектированием. Участвуя в аукционе в Кирове, он был вынужден ради победы опустить цену на 30% - лишь бы обеспечить фирму работой.
«В большинстве случаев претенденты на госконтракт снижают цену на 5-10% от начальной стоимости лота, - отмечает Николай Матвеев. - Но в то же время существуют случаи, когда компании готовы работать по госзаказу практически за любые деньги. Например, при размещении заказа на проектирование электрических сетей начальная стоимость лота составляла 580 тыс. руб., а победила фирма, назвавшая цену в 80 тыс. руб.»
Разумная идея экономии бюджетных средств и стимулирования поставщиков к оптимизации цен, положенная в основу конкурсов и аукционов, нередко оборачивается снижением качества товаров или услуг. И тогда претензии возникают уже к поставщикам и подрядным организациям: заказчики отказываются от некачественного товара, заставляют подрядчиков переделывать халтурно выполненные работы, а горе-исполнители вместо оплаты своих трудов получают убытки.
Желание во что бы то ни стало получить заказ может привести и к более серьезным последствиям. Пример тому - печально известная история с башенным краном. Застройщик, с наступлением кризиса лишившийся финансового потока от продаж «долевок», решил участвовать в тендере по выкупу квартир в недостроенных домах, но себестоимость квадратного метра у него была выше той цены, которая выставлялась по госконтракту. Компания все-таки пошла на продажу части своих квартир, получила аванс от госзаказчика и приступила к продолжению работ. Однако она не смогла договориться с подрядчиком о новой, уже пониженной цене и нашла другого, менее опытного, но согласного работать на предложенных условиях. Новая фирма вышла на площадку, стала монтировать башенный кран, нарушила технологию работ, и многотонная конструкция крана упала, что привело к трагедии. Риски неоправданно большого снижения цены реализовались в полной мере, а перспектива вывести компанию из «личного» кризиса с помощью бюджетных заказов так и осталась миражом.


Участвуй - и тебя заметят
Николай Матвеев, генеральный директор тендерной компании Startrade

Несмотря на сокращение расходов бюджетов всех уровней государство по-прежнему продолжает размещать большое количество заказов, которые способны сегодня помочь компаниям из многих сфер бизнеса. К тому же сама процедура проведения конкурсов и аукционов становится более прозрачной, что тоже влияет на привлекательность бюджетных заказов в глазах новых претендентов.
Госконтракты охватывают поставку огромного количества товаров и услуг. Наиболее актуальными сферами, в которые стремятся компании, являются строительство, дорожное и строительное проектирование, поставки медицинского оборудования и лекарств, автомобилей, нефтепродуктов, программного обеспечения, страховых услуг и т.д. Правда, нижегородские фирмы в основном сосредотачивают свое внимание на родном регионе, некоторые из них выходят на соседние территории - в Пензу, Киров, Иваново, Кострому, а также в Чувашию, Мордовию, Башкортостан и Татарстан. Отдельные фирмы даже пытаются участвовать в тендерах на севере - например, в Сибири.
На мой взгляд, преимущества работы с госзаказами появляются не только в результате победы, но и от самого участия в конкурсах и аукционах. Компанию замечают, она приобретает некую публичность. Даже если предприниматель не выиграл заказ, может случиться так, что в будущем ему самому позвонят и предложат поучаствовать в тендере.
Но у такой формы работы есть и минусы. Не все компании могут преодолеть планку, поставленную условиями заказа - там может идти речь об определенной технике или обеспечении контракта. По-прежнему встречаются тендеры, на которых побеждают «свои» компании (по некоторым данным, это распространено, например, в сфере поставок медицинского оборудования). Бывают задержки платежей по уже выполненным контрактам: иногда размытая фраза «оплата по мере поступления денежных средств из бюджета» может трактоваться совсем не в пользу поставщика, который в итоге получит деньги через несколько месяцев.
Еще один минус могут ощутить фирмы, полностью работающие в сфере госзаказа, - их объемы могут снизиться при сокращении государственного финансирования. В частности, один нижегородский предприниматель, производящий школьную мебель, уже говорил мне о таких перспективах. Правда, большинство компаний все же не нацелены исключительно на работу по госзаказам и рассматривают эту сферу как дополнительный рынок сбыта и способ сохранения прежних оборотов.

Галина Зайцева

Источник: Архив: Деловая неделя
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.