С пика по нитке

05.08.2009
Просмотров: 1784

В массовом сознании альпинизм пребывает в статусе увлечения узкого круга любителей экстрима, но в реальности это давно уже не так. За вполне умеренные суммы специализированные турфирмы предлагают всем желающим покорить Эльбрус.

В массовом сознании альпинизм пребывает в статусе увлечения узкого круга любителей экстрима, но в реальности это давно уже не так. За вполне умеренные суммы специализированные турфирмы предлагают всем желающим покорить Эльбрус, а за более серьезные — даже Эверест.

АЛЕКСЕЙ БОЯРСКИЙ

Несезонный бизнес
Как ни странно, зарабатывать на альпинизме начали сравнительно недавно даже на Западе — по словам Алексея Овчинникова, исполнительного директора Федерации альпинизма России и директора Высшей горной школы, эта индустрия начала развиваться лишь четверть века назад. Тогда в Европе шло бурное строительство горнолыжных курортов — в отели и сопутствующую инфраструктуру вкладывались гигантские деньги. С весны до осени все это, естественно, простаивало, даже персонал до следующего сезона приходилось распускать. Идея массового привлечения на высокогорные курорты не только профессиональных альпинистов, но и обычных туристов оказалась спасительной. Именно в расчете на последних были проложены маршруты для трекинга — пеших походов по горным тропам: расставлены указатели, сооружены мосты через ручьи, наняты гиды-проводники. А главное, как весьма важный элемент сервиса, построены так называемые приюты. То есть до определенных высот на маршрутах обустроены стационарные лагеря (что-то вроде кемпингов) — домики для ночлега с душевыми и туалетами, плюс предоставляется элементарное питание. Соответственно, нет необходимости тащить с собой еду, палатки и кучу прочих специальных принадлежностей. В приюте можно пару дней отдохнуть, акклиматизироваться перед последним рывком к вершине.

Имеется, конечно, и система канатных дорог, подъемников, которыми можно воспользоваться для личной доставки и отправки наверх вещей. Кстати, вещи на всем маршруте могут ехать на транспорте, или их понесут специальные носильщики. В итоге поход в горы превратился из спорта в массовый вид отдыха, доступный практически любому. На самом деле ассортимент несезонных развлечений на горнолыжных курортах не ограничивается одними лишь восхождениями. Туристам предлагают конные прогулки, джип-сафари по горным дорогам. Масса вариантов для велосипедистов — от простого катания до многодневных рейдов. Есть даже хелибайкинг — высаживаемся с велосипедом из вертолета на вершину горы и спускаемся своим ходом.

Своя вершина
В России мест, привлекающих как горнолыжников, так и альпинистов с горными туристами, хоть отбавляй: Алтай, Урал, горы на Камчатке и в районе Байкала. И разумеется, Кавказ. Особой популярностью как у россиян, так и у иностранцев он обязан в первую очередь горе Эльбрус. На самом деле России очень повезло — на нашей территории находится одна из семи главных по версии мирового альпинистского сообщества вершин мира. Вот их список: Эверест (Непал, 8848 м), Аконкагуа (Чили, 6960 м), Мак-Кинли (США, 6187 м), Килиманджаро (Кения, 5885 м), Эльбрус (Россия, 5642 м), Джая (Индонезия, около 5030 м), Винстон (Антарктида, 4897 м). Каждый истинный путешественник-альпинист стремится поставить на личной карте странствий флажки на всех семи вершинах, иначе коллекция будет не полной. Но, конечно, это не единственная причина, по которой ежегодно в Приэльбрусье с июня по сентябрь приезжает более 10 тыс. только иностранцев.

"Согласно исследованию Российской Outdoor группы, за период с 2000 по 2007 год продажи туристического снаряжения в России увеличились в семь раз,— говорит Алексей Овчинников.— Косвенно это указывает и на рост популярности горного туризма. Что касается спортивного альпинизма, то численность серьезно им занимающихся с 2000 года выросла в три раза".

Кстати, продажа туристической экипировки и снаряжения — бизнес не просто прибыльный, но и весьма перспективный. Например, в Швейцарии потребление подобных товаров на душу населения превышает российский показатель в 45 раз. Так что у нас еще все впереди.

В 1996-2002 годах на Эльбрусе было относительное туристическое затишье — давало о себе знать эхо двух чеченских войн. Именно эхо, ведь Приэльбрусье и Чечню разделяет 600 км и 20 горных хребтов. В новейшей истории известен только один случай вооруженного вторжения на Эльбрус — в 1942 году бойцы немецкой горно-стрелковой дивизии "Эдельвейс" взошли на гору. Однако это, во-первых, были специально подготовленные альпинисты, а во-вторых, задача у них была в основном пропагандистская — установить флаг своей страны на главной вершине Европы. Да и простоял он там недолго. Кстати, уцелевшие при отступлении и дожившие до наших дней альпийские стрелки несколько лет назад приезжали на Эльбрус и совершили покаянное восхождение.

Соответственно, реальное развитие туристической инфраструктуры в Приэльбрусье, по сути, началось совсем недавно. Оставшиеся же с советских времен пансионаты и турбазы, даже если закрыть глаза на несоответствующий современным требованиям сервис, потребности курорта и частично не покрывают.

"Ежегодно в Приэльбрусье появляется до пяти новых гостиниц,— рассказывает Хиса Беккаев, председатель Ассоциации предпринимателей Приэльбрусья, владелец сети отелей "Озон".— Продолжено строительство большого гостиничного комплекса "Олимпийский", законсервированного более 20 лет назад. Построены две очереди гондольной канатной дороги на горе Эльбрус, соответствующие мировому уровню. Имеется несколько отелей, которые не стыдно предлагать и европейцам. Однако остальное в инфраструктуре не отвечает сегодняшним требованиям: нет хороших дорог, отсутствуют стоянки для автотранспорта, нет туалетов, экологическое состояние курорта неважное. С приютами дела обстоят еще хуже, чем с отелями: несколько частных вагончиков и "бочки" (домики для ночлега соответствующей формы). По Федеральной программе развития Приэльбрусья предусматривается привлечение государственных и частных инвестиций для строительства дорог, коммуникаций, объектов гостиничного, ресторанного бизнеса, спортивного и рекреационного назначения".

По оценкам Хисы Беккаева, только в 2008-2009 годах в Приэльбрусье вложено около $25 млн — это и частные инвестиции, и бюджетные средства. Что же касается общей капиталоемкости курорта, то она явно иного порядка.

В данный момент на высоте 5300 м в районе седловины горы Эльбрус заложен фундамент и ведется строительство нового приюта на 25 мест. Внешне конструкция будет напоминать космическую станцию, оригинальная геометрия должна обеспечить минимальное ветровое сопротивление при возможности доступа внутрь в любых погодных условиях. Задача нового приюта, как, впрочем, и любого другого, — стать временным укрытием для восходителей при плохой погоде. Однако уникальность и главное достоинство именно этого приюта заключается в его расположении в непосредственной близости от вершины — решающий этап восхождения получается значительно короче.

Заметим, что альпинистская инфраструктура развивается не только на Эльбрусе, но и, например, в Западных Саянах (Красноярский край) — там активно строится курорт Ергаки. Правда, по наблюдениям самих альпинистов, плату за вход в национальные парки наше государство по примеру Европы берет, однако, в отличие от нее, ничего за эти деньги не благоустраивает — нет ни туалетов, ни отмеченных маршрутов, ни указателей, ни любых иных туристических сервисов.

Деньги на тропе
Наиболее прибыльный бизнес в горах — содержание отелей и приютов. В имеющихся сегодня приютах бытовые условия из рук вон плохи — нет теплых туалетов, чистых мест для забора снега и воды, иногда нет отдельных кухонь и даже мест для хранения груза. Постоянное электропитание тоже имеется далеко не везде, не говоря уже о телефонной связи. Но даже за такие условия, по сути голые нары и крышу, туристы готовы платить сравнительно много: сутки в "бочке" стоят примерно 500 руб. (800 руб. с питанием). Понятно, что более или менее сносный сервис будет пользоваться высоким спросом.

"Прибыльность приюта хорошего уровня с развитой инфраструктурой в два раза выше прибыльности любого отеля при условии, что канатные дороги доставляют туристов прямо к этому приюту,— говорит Хиса Беккаев.— Для строительства приюта на высоте более 3500 м на 100-150 мест потребуется $1,5 млн. Такой проект окупится за три года. Ну а трехзвездный отель на 50 номеров (100 мест) потребует около $6 млн инвестиций, которые окупятся за пять-шесть лет".

Весьма прибылен и бизнес по организации горных походов и восхождений. Круглый год такие туры на Эльбрусе организуют лишь около десятка крупных компаний. Такие привозят несколько сотен альпинистов за сезон. Более мелкие фирмы (их больше двух десятков) ограничиваются приемом нескольких групп в течение сезона.

По словам Алексея Овчинникова, восхождение в группе из четырех-шести человек обходится каждому туристу в среднем в ?250 (по статистике прошлого сезона). Минимальная программа восхождения занимает пять дней. Чистая прибыль в указанной сумме, в зависимости от численности группы и программы, может составить ?100-200. Теоретически ничего сложного в самостоятельной организации похода на Эльбрус нет. Однако по мелочам проблем набирается целый воз: помимо собственной экипировки придется брать "общественное снаряжение" (палатки, веревки и т. п.), нанимать гидов-проводников, договариваться о подъеме вещей, думать о ночлеге и питании, оформлять разрешение на посещение приграничной зоны и т. д. Профессиональные же организаторы могут превратить восхождение буквально в приятную горную прогулку, когда турист просто идет налегке и любуется красотами, вещи же везут и несут отдельно, а на привалах и ночлегах его уже ждут палатки и горячий шашлык. Впрочем, не всем нужен такой комфорт при восхождении.

Так или иначе, горы есть горы. И на первом месте при выборе партнеров-инструкторов должны стоять соображения безопасности. Частные гиды-проводники обойдутся дешевле, однако оценить их опытность не всегда возможно. Если группу ведут опытные инструкторы по отработанному маршруту, то сопутствующий восхождению риск заметно снижается. Правда, стопроцентной гарантии безопасности в горах все равно быть не может. И кстати, опасность могут представлять не только лавины или расселины. В практике Юлии Васильевой, директора по развитию "КП Альпиндустрия", был случай, когда на Камчатке палаточный лагерь навестил медведь. Стоит сказать, что практически все любимые места альпинистов относятся к категории заповедников и национальных парков, где животные чувствуют себя вольготно.

Немаловажная статья доходов турфирм — обслуживание корпоративных клиентов. Само по себе восхождение, даже без дополнительных игр,— отличный командообразующий тренинг. "Корпоративные туры у нас запрашивают довольно часто, до трех раз в месяц,— рассказывает Юлия Васильева.— Основная задача заказчиков — сплотить коллектив. Нередко подъем на вершины организуется как рекламная акция. Подниматься может группа из представителей одной компании, а бывает, когда руководитель того или иного предприятия берет флаг своей фирмы, скромно присоединяется к одной из наших плановых групп и на вершине, например Килиманджаро, фотографируется с ним".

Другой пример пиар-акции такого рода — самый высокогорный рок-концерт в мире, организованный компанией "Косогоров Самогон": группа Tequilajazzz сыграла на скалах Пастухова (4800-метровая отметка Эльбруса).

Выше некуда
Разумеется, специализированные турфирмы не ограничиваются в организации восхождений лишь территорией России. При желании и наличии денег можно купить трансфер хоть на Винстон в Антарктиде, хоть на Эверест. Весьма популярен и Памир — еще в советские времена восхождения иностранцев в Таджикистане и Киргизии были хорошим источником твердой валюты.

Сейчас на Эверест ежегодно поднимается около 400 человек со всего мира. А ведь еще 50 лет назад покорение главной вершины мира приравнивалось к подвигу. Впрочем, ничего странного: если появились даже космические туристы, то что уж говорить о восхождениях — технологии отработаны. Популярность таких туров стабильно растет. Например, по словам Людмилы Коробешко, исполнительного директора клуба "7 Вершин", с 2003 году объем заказов на организацию восхождений у них вырос более чем вчетверо. Кстати, на данный момент это единственная компания в России, организующая коммерческие экспедиции на Эверест. Восхождение на вершину с севера (со стороны Тибета) стоит сейчас ?24 тыс., с юга (со стороны Непала) — ?34 тыс.

Программа покорения Эвереста рассчитана на два месяца. Две недели группа добирается до начальной точки маршрута — базового лагеря на высоте 5200 м. Потом около месяца идет процесс акклиматизации — за это время совершается три-четыре выхода.

Кстати, акклиматизацию необходимо проходить не только при покорении Эвересте, но и на Эльбрусе и в любых других высокогорных походах. То есть подъем должен осуществляться постепенно, крайне осторожно — вдруг человек в принципе не переносит низкое давление?

После акклиматизации в течение недели туристы-альпинисты поднимаются до отметки 7700 м. Дальше — спуск на отдых. В передовом лагере на 6400 м группа восходителей ждет погодного "окна", и как только дается благоприятный прогноз, альпинисты совершают последний четырехдневный рывок. Как рассказала Людмила Коробешко, лагеря оснащены просторными спальными палатками (по одной на каждого участника), большими палатками-кухнями, есть палатки-столовые, палатки-туалеты, палатки-бани, несколько палаток-кают-компаний с телевизором и настольными играми, есть даже палатка-интернет-кафе и палатка с пинг-понгом.

Всего на маршруте семь лагерей. Для удобства подъема по маршруту провешены перила — на их обновление раз в год скидываются все компании, организующие коммерческие восхождения. Прибыль организатора на таком туре (группа из восьми-десяти человек) составляет $20-30 тыс.

Такие условия по сравнению с классическим "диким" вариантом покорения весьма комфортны и привлекательны, однако, в отличие от Эльбруса, где достаточно просто хорошей физической формы, для восхождения на Эверест все же необходим некоторый альпинистский опыт.

Журнал «Деньги» № 30 (735) от 03.08.2009

Источник: Архив: Деньги, журнал
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.