Тогда считать мы стали раны

11.01.2010
Просмотров: 1844

Мировой финансовый кризис не только принес колоссальные убытки большинству стран мира, но и перевернул всеобщие представления о современной экономике. 2009 год стал годом постепенного восстановления от экономического шока.

Пессимист: "Хуже быть уже не может"
Оптимист: "Может, может!"
Современный российский анекдот


Мировой финансовый кризис не только принес колоссальные убытки большинству стран мира, но и перевернул всеобщие представления о современной экономике. 2009 год стал годом постепенного восстановления от экономического шока. "Лента.ру" следила за тем, как рецессия влияла на мир в прошедшие 12 месяцев.
 

Глобальная рецессия стала главным событием 2009 года не только в области экономики. Было бы странно, если бы случилось иначе: десятки, если не сотни миллионов людей по всему миру остались без работы, а правительства (не все, впрочем) были вынуждены серьезно урезать расходы. Хаос в экономике стал одной из главных тем для обсуждения как среди политических лидеров, так и среди рядовых жителей.

Всеобщее беспокойство подогревалось чрезвычайно мрачными прогнозами аналитиков и экспертов, подчас рисовавших совсем уж апокалиптические сценарии будущего. Мир морально подготовился ко второй Великой депрессии. Как выяснилось, пессимисты, нагнетавшие панику, несколько переборщили, но экономические показатели по итогам года, скорее всего, окажутся беспрецедентно слабыми. Рецессии такой глубины в послевоенную эпоху действительно еще не было. Достаточно сказать, что впервые за 60 с лишним лет глобальная экономика в 2009 году сократится - по прогнозу МВФ, на 1,06 процента. Для сравнения, даже во время весьма суровой рецессии 1982 года мировой ВВП поднялся на 0,9 процента.

Впервые за долгое время кризис поразил не периферию мировой экономики - развивающиеся страны - а ее "сердце". Все государства "Большой семерки" по итогам года, скорее всего, зафиксируют спад ВВП, и то же самое можно сказать о подавляющем большинстве "клуба богатых стран" (входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития). В развивающихся государствах ситуация различная. На одном полюсе находятся Китай и Индия, которые, хоть и столкнулись с рядом трудностей, смогли сохранить достаточно высокие темпы экономического роста. На другом расположились страны Восточной Европы, где спад оказался намного глубже, чем в ведущих державах Запада.

Ужас без конца

Тяжелее других кризис переживают страны Балтии. В Латвии ВВП в первом квартале обрушился на совершенно фантастические 28 процентов. В следующие три месяца спад составил "всего лишь" 19 процентов, но едва ли эти цифры обрадовали простых латвийцев. В целом за год экономика страны должна сократиться на 18 процентов. Такого обвала не было даже во время распада Советского Союза. В Литве и Эстонии экономическая статистика оказалась не сильно лучше (предполагаемый спад по итогам года, вероятно, составит 18,5 и 14 процентов соответственно).

В Латвии из-за кризиса пало правительство, а зимой и весной страну сотрясли многотысячные акции протеста. Между тем, руководство Латвии, как и других прибалтийских государств, решило пойти на любые меры, включая резкое сокращение пенсий, лишь бы не допустить девальвации собственных валют. Такой шаг стоил им углубления и без того тяжелейшей рецессии, но сохранил шанс на вход в зону евро в обозримом будущем.

Критическая ситуация сложилась на Украине, где сокращение ВВП в текущем году может оказаться на уровне свыше 14 процентов. Экономические проблемы усугубляются перманентным политическим кризисом и спорами с Россией вокруг газовых контрактов. Для борьбы с рецессией правительство прибегло к широкомасштабным займам в МВФ, за считанные месяцы удвоив сумму внешнего государственного долга. Держаться на плаву займы кое-как помогают, но выделенные четырьмя траншами деньги уже на исходе, и в декабре государство попросило фонд предоставить еще один кредит. Каким образом Украина собирается расплачиваться по всем этим долгам, пока не ясно.
Тем временем в России
Борцовский клуб


За пределами бывшего СССР кризис оказался не столь сокрушительным для национальных экономик восточноевропейского региона. Польше, судя по всему, вообще удастся избежать технической рецессии, в других странах спад оказался умеренным по масштабам (хотя и самым значительным за последние 15 лет). Особняком стоит лишь Венгрия, где текущий кризис стал уже вторым за последние три года, но и там властям, кажется, удалось удержать экономику под контролем.

Азиатский триумф

А вот крупнейшие развивающиеся страны Азии продемонстрировали в 2009 году, что даже такой кризис - не помеха их развитию. Китай, Индия, Вьетнам и Индонезия завершат этот год с положительным ростом ВВП - хотя темпы подъема существенно снизились.

Китай заслуживает особого упоминания. Нельзя сказать, что кризис совсем не коснулся КНР - для десятков миллионов внутренних мигрантов, ежегодно на время переезжающих из сельской местности в крупные промышленные центры, сокращение объемов производства стало настоящей катастрофой. Эти люди не имеют практически никаких трудовых гарантий, и в условиях урезания издержек их контракты пошли в расход первыми. Однако в остальном правительству страны удалось справиться с эффектом от финансовых неурядиц за рубежом.

КНР потратила на программы стимулирования экономики 586 миллиардов долларов. Относительно национального ВВП это самый высокий показатель в мире. Кроме того, были отменены чрезвычайно жесткие ограничения на банковское кредитование, в результате чего его объем взлетел в полтора раза. Эти меры были направлены прежде всего на стимулирование внутреннего спроса, который был призван заместить выпадающие из-за снижения экспорта доходы китайских производителей.

Эта задача оказалась выполнимой, и уже к весне промышленность страны вновь начала увеличивать объемы производства. Что касается потребления, то потенциально бездонный внутренний рынок Китая явил свою мощь, став лидером по объему продаж автомобилей. Аналогичная динамика наблюдается на рынке сотовой связи и других потребительских товаров.

В связи с вышесказанным не стоит удивляться тому, что китайская экономика не только не впала в рецессию, но и сумела (судя по предварительным квартальным данным и прогнозам) поддержать "удовлетворительные" темпы роста в 8 процентов в год. В январе, кстати, выяснилось, что после пересчета данных за 2007 год ВВП Китая превзошел по своему объему германский. Таким образом, экономика КНР стала третьей в мире. С высокой вероятностью можно утверждать, что если не в 2009 году, то уже в следующем, 2010-м, Китай обгонит Японию и выйдет по показателю ВВП на чистое второе место.

Война рыночными средствами

Если большую часть своих трудностей Китай сумел решить за счет внутреннего спроса, то восстановить экспорт будет куда сложнее. Дело в том, что тихой сапой идет тот самый процесс, о котором предупреждали еще год назад многие экономисты: в условиях кризиса государства начнут, как и прежде, защищать свою экономику различными протекционистскими мерами.

Лидером в этом процессе выступили США, чья новая администрация, похоже, не столь привержена принципам свободной торговли, как это было раньше. В феврале американский Конгресс принял план поддержки экономики гигантской суммой - в 786 миллиардов долларов. Лозунгом плана стало "покупай американское", то есть при реализации прописанных там мер предпочтение отдается внутренним производителям. Данный факт вызвал возмущение в мире, так что американцы были вынуждены сделать оговорку - на ЕС, Японию, Канаду и еще несколько торговых партнеров США этот принцип не распространяется. Зато Китай и другие развивающиеся страны оказались от этого многомиллиардного приза фактически отстранены.

История американо-китайского торгового конфликта этим не ограничивается. Администрация Барака Обамы в течение 2009 года приняла ряд важных решений по повышению пошлин на товары из КНР, обвинив восточноазиатских производителей в демпинге. В частности, США в ноябре резко подняли ввозные пошлины на продукцию китайских трубников, а еще раньше в 10 раз увеличили тарифы на импорт шин. Своей очереди дожидаются китайские экспортеры бумаги и стали - жалобы на них находятся на рассмотрении в правительстве США. Китай тоже в долгу не остался, начав ряд расследований в отношении американских автопроизводителей и представителей пищепрома. Судя по всему, это лишь начало и в будущем торговое противостояние между двумя державами будет лишь обостряться.

Главным же предметом спора Вашингтона и Пекина остаются валютные курсы. Американская администрация в 2009 году произвела целый ряд кавалерийских наскоков на юань. Впервые за долгое время искусственное занижение курса китайской валюты раскритиковал сам министр финансов США Тимоти Гайтнер. В США вообще довольно широко распространено мнение о том, что именно удешевление юаня вкупе с колоссальными накоплениями в Китае стали причиной финансового кризиса. Теперь представители Белого дома говорят об этом без обиняков.

Китайцам такое обращение не понравилось, и они парировали выпад обвинениями в адрес самих США в безалаберности относительно курса доллара, который в течение этого года упал к основным валютам более чем на 15 процентов. Пекин сетовал на то, что сберег в своих валютных закромах уже более 2 триллионов долларов (и 800 миллиардов из них вложил в американские гособлигации), а США своей безответственной финансовой политикой грозит обратить эти политые потом китайских рабочих деньги в пыль. Впрочем, вся эта словесная перепалка имеет нулевой эффект - и даже самому Обаме в ходе государственного визита в Китай не удалось продвинуть решение вопроса ни на йоту.

От "семерки" к "двадцатке"

Однако позволить себе игнорировать мнение Китая и других ведущих развивающихся стран сейчас не может никто. Собственно, можно лишь повторить уже довольно избитую мысль о смещении центров мировой экономики в некогда "третий" мир из "первого". На уровне лидеров глобальной политики это осознали еще в 2008 году, когда было предложено заменить традиционную встречу G7 (семь крупнейших развитых стран) на G20. В расширенный состав участников традиционных саммитов вошли Китай, Индия, Бразилия, Россия, Южная Корея, Саудовская Аравия, Мексика и еще ряд стран.

Первая встреча в 2008 году оказалась по факту безрезультатной, так что можно считать, что новоявленный клуб "повелителей мира" по-настоящему заработал только в конце марта в Лондоне, когда состоялся второй по счету саммит. В его ходе было принято несколько важных решений. Во-первых, была расширена роль МВФ в борьбе с кризисом. Организация, которую за экономические советы сомнительного качества в последние 15-20 лет не критиковал только ленивый, внезапно обрела второе дыхание. Руководители стран G20 договорились выделить ей 750 миллиардов долларов.

Во-вторых, G20 санкционировала борьбу с "налоговыми гаванями". Список этих стран был оперативно составлен ОЭСР, и в течение нескольких месяцев большая их часть под угрозой санкций согласилась на предоставление за рубеж информации о счетах иностранцев, закрыв глаза на принцип сохранения банковской тайны.

Однако во время встречи в Лондоне не удалось договориться по поводу банковских бонусов, которые в течение 2008-2009 годов вызывали большое раздражение общественности. Решить эту задачу удалось во время третьего "подхода к снаряду" в сентябре в американском Питтсбурге. Правила, одобренные "Двадцаткой", предусматривают отказ банков от гарантированных премиальных, а также постепенную выплату бонусов на протяжении трех лет. Кроме того, банки обязаны будут выплачивать руководству часть премиальных акциями, а не деньгами, как это было принято до сих пор. Обязательства выполнять эти нормы уже взяли на себя Франция и Великобритания. В последней общественный резонанс был особенно велик из-за того, что банки этой страны из частных превратились в наполовину государственные, а как выплачивали своему руководству многомиллионные компенсации, так и продолжали это делать.

Продолжение следует

К концу года большинство государств мира начало постепенно приходить в себя после обвала. В третьем квартале из технической рецессии выбрались США, Германия, Франция и Италия. Восстановление экономики запоздало в Великобритании и Испании, но и там постепенно дела начали выправляться. Фондовые рынки по всему миру, поддержанные беспрецедентной накачкой ликвидности от центробанков, демонстрировали уверенность в новом подъеме.

И тут кризис вновь заявил о себе. Первым звонком стало заявленное в последней декаде ноября нежелание крупнейшего инвестиционного фонда эмирата Дубай - Dubai World - вовремя выплатить долги, которых у него набралось на 59 миллиардов долларов. Правительство эмирата, выражаясь по-восточному витиевато, дало тем не менее прозрачный намек на то, что спасать любой ценой свое детище не будет, а большие долги - это проблема и кредиторов тоже. Процветающее арабское княжество в один момент превратилось в источник головной боли для крупных и мелких инвесторов по всему миру.

Неприятности на этом не закончились. Через пару недель обнаружились трудности еще у одного суверенного хронического должника - Греции. Долгое время экономика этой страны росла за счет потока иностранных кредитов, привлекавшихся по низким ставкам. В результате кризиса такой способ финансирования иссяк, и выяснилось, что греческое правительство должно более 100 процентов ВВП. Рефинансироваться грекам теперь сложно, поскольку к ним уже не относятся как к надежному должнику и, соответственно, требуют большие проценты.

По Европе поползли слухи о том, что Греция не сможет спастись от дефолта без помощи извне. Сами греки это отрицают, но факты и цифры говорят о том, что положение в государственных финансах южнобалканской страны складывается аховое. В Европе пока не существует единого мнения о том, нужно ли что-то делать с греческими долгами. К примеру, министр финансов Швеции Андерс Борг высказался в том духе, что раз уж греки сами долгов нахватали, пусть теперь сами же и выкручиваются. Однако, скорее всего, при необходимости Брюссель все же поддержит Афины. В противном случае еврозоне грозят серьезнейшие потрясения. Доверие к евро, которое окажется неспособно защитить входящие в европейский валютный союз страны, будет подорвано.

Истории с Дубаем и Грецией наглядно показывают, что до преодоления всех последствий кризиса пока еще чрезвычайно далеко. Волны, запущенные в 2007 году в американской финансовой системе, теперь начинают захлестывать страны, далекие от эпицентра глобального экономического спада. Нет никаких гарантий, что в ближайшем будущем не всплывут и новые очаги экономических неурядиц. В числе "тонких мест" мировой экономики сейчас называют Ирландию и Испанию, да и с Прибалтикой пока отнюдь ничего не ясно. Своих кандидатов на статус "слабого звена" хватает и за пределами европейского континента. В общем, вздыхать с облегчением еще рановато.
Дмитрий Мигунов


Источник: Лента.Ру
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.