10 прогнозов на 2010 год

11.01.2010
Просмотров: 3315

2010 г. экономисты называют годом низкой инфляции и высоких цен на нефть: инфляция не превысит 10%, Urals не опустится ниже $60 за баррель. По идеальному сценарию будет расти ВВП, российские заемщики вернутся на рынки капитала

2010 г. экономисты называют годом низкой инфляции и высоких цен на нефть: инфляция не превысит 10%, Urals не опустится ниже $60 за баррель. По идеальному сценарию будет расти ВВП, российские заемщики вернутся на рынки капитала, а население продолжит ходить в магазины и банки.


Прогнозы по поводу дальнейшего нефтяного тренда расходятся. Некоторые финансисты, например Михаил Хазин, президент компании «Неокон», утверждают, что цена на нефть упадет до $50. Но их меньшинство. 10 ноября The Wall Street Journal опросил 43 экономиста и аналитика ведущих мировых финансовых ассоциаций. Подавляющее большинство предрекает, что черное золото не опустится ниже $75. Самый оптимистичный прогноз в декабре дал Merrill Lynch: $85 за баррель.
Впрочем, российские чиновники предпочли подстраховаться, разработав два сценария для нефтяной отрасли на 2010 г.: по пессимистичному прогнозу Минэкономразвития баррель Urals будет стоить $55, по оптимистичному — $60. В тех же пределах верстают свои бюджеты многие нефтяные компании.
Независимо от окраски прогнозов, все понимают: с «нефтяной иглы» пора наконец слезать. «Кризис на рынке сырья изменит приоритеты в российской экономике. Лучше мы начнем избавляться от сырьевой зависимости сейчас, чем потом, когда очередная конъюнктура цен на нефть отправит нашу экономику в морг»,— охарактеризовал ситуацию начала кризиса эксперт Евразийского экономического клуба Алексей Голубович. Спустя год президент России Дмитрий Медведев, выступая перед Федеральным Собранием, констатировал: страна так и не смогла избавиться от «унизительной сырьевой зависимости», отечественный бизнес торгует импортными товарами вместо производства собственных, а инновационные процессы так и не запущены.

То, что предприятия лишились дешевых западных кредитов, не означает, что рост инвестиций в России вообще прекратится, предполагают экономисты из Merrill Lynch. Просто инвестор будет другим, и вкладывать будут не в новые проекты, а в модернизацию существующих. Согласно опросам Института экономики переходного периода, доля компаний, которые внедряют что-то новое в производство, упала до уровня 1990-хгг. Впрочем, и до кризиса инвестиционно емких отраслей было немного— больше всего в производство вкладывали игроки рынков транспорта и энергетики.
Сегодня внешних капиталов лишились почти все отрасли, но руководители компаний понимают: без инвестиций дальнейший рост производства невозможен. Поэтому будут искать деньги: во-первых, в собственных карманах, во-вторых, на бирже. «Многие компании развивающихся стран прибегнут к IPO. В результате они встанут в один ряд с крупнейшими игроками развитых рынков и сильно изменят существующий сегодня список мировых гигантов»,— надеется Борис Йордан.
Западные инвестиции, по мнению аналитиков, в ближайший год не прекратятся (в октябре 2009 г. чистый приток денег составил $15 млрд), но деньги будут поступать отнюдь не в реальный сектор, а на финансовые рынки. «Россия оказалась в числе наиболее обесценившихся рынков. Для экономики это скорее плохо— приток денег краткосрочный и будет способствовать лишь стагнации промышленности»,— говорит Валерий Миронов, заместитель директора Института «Центр развития» ГУ-ВШЭ. Иными словами, пока приток иностранных капиталов— это очередной пузырь, улучшения фундаментальных показателей российской экономики ждать не приходится. А значит, еще долго экономика страны не будет инвестиционной, наращивая ВВП за счет потребления и экспорта.

Если в 2009 г. лишь единицы смельчаков рискнули выйти на IPO, в ближайшие двенадцать месяцев сразу несколько крупных компаний станут публичными:
1) на ММВБ в секторе инновационных и растущих компаний появились бумаги Института стволовых клеток человека (на 15 млн руб.). Это первое российское предприятие, решившееся выйти на биржу с начала кризиса;
2) тендер среди инвестбанков на организацию IPO провел медийный холдинг Владимира Потанина «Проф-Медиа». По информации «Ведомостей», размещение до 40% акций принесет компании почти $1 млрд;
3) Минтранс рекомендовал Российским железным дорогам начать подготовку к IPO. Те же планы— у ОГК-1;
4) РУСАЛ готовит 10%-ю эмиссию, планируя привлечь $2 млрд. «Якорный инвестор» уже есть— 3% обещает выкупить Внешэкономбанк. IPO алюминиевой компании, по мнению аналитиков, может стать мощным драйвером роста для всего горно-металлургического сектора.
Всего в 2010 г. российские компании планируют привлечь $50 млрд в виде облигаций и до $15 млрд в форме выпуска акций, сообщил Андрей Кузнецов, аналитик по стратегии ГК «Тройка Диалог».
Борис Йордан, президент Группы Ренессанс страхование, уверен— капитализация компаний в странах BRIC будет расти быстрее, чем в развитых европейских: «Объемы инвестиций в развивающиеся рынки за последние девять лет увеличились в девять раз (с $64 млрд в 1999 г. до $563 млрд в 2008 г.), но это все равно составляет лишь 11% в структуре мирового инвестиционного портфеля. При этом вклад развивающихся стран в мировой ВВП намного больше— около 40%. Этот дисбаланс неминуемо будет исправляться за счет движения капитала из развитых стран в развивающиеся».

Индекс РТС может достичь 2 000 пунктов
Андрей Кузнецов, аналитик по стратегии ГК «Тройка Диалог»
Хотя ситуация в мировой экономике остается неопределенной и нестабильной, индекс РТС в 2010 г. может достичь уровня в 2 000 пунктов под действием ряда благоприятных внутренних факторов. Это в первую очередь замедление инфляции (дезинфляция), а во вторую— рост ВВП, возвращение российских заемщиков на рынки капитала, модернизация экономики и улучшение геополитической обстановки.
Мы ожидаем, что в 2010 г. инфляция в России впервые после распада СССР будет устойчиво ниже 10%. Это должно способствовать созданию условий для формирования в России рынка долгосрочного капитала.


В ноябре Банк России понизил ставку рефинансирования до 9%. В теории низкая ставка должна оживить кредитование. Пока оно буксует— население стремится отдавать старые займы, а не брать новые. По данным ЦБ, в ноябре кредитный портфель российских банков увеличился всего на 1,5% (213 млрд руб.).
Правительство РФ надеется, что в 2010 г. заработают и долгосрочные программы. Так, премьер Владимир Путин сообщил, что на поддержку ипотеки в следующем году будет выделено 250 млрд руб. и она подешевеет до 10-11% годовых. Однако пока в возрождение ипотеки никто не верит, и те, кто работает с этим сегментом, держат ставки на уровне 18-19%. Причина прежняя: единственный на сегодня покупатель ипотечных ссуд— АИЖК— не готов выкупать ипотечные облигации по адекватной цене.
«Говорить о том, что ситуация в кредитном секторе устаканилась, преждевременно,— прокомментировал Михаил Армяков, руководитель аналитического департамента компании «СОВЛИНК».— Кризис привел к обвалу спроса в очень многих отраслях. Какой смысл брать кредит, если нет возможности продать то, что ты произведешь, используя кредитные ресурсы. С другой стороны, какой смысл банку давать кредит, если непонятно, из каких источников он будет обслуживаться и погашаться. Замкнутый круг».
В середине 2009 г. большинство банков повышали ликвидность за счет населения. Кое-где ставки по депозитам доходили до 20% годовых в рублях. Пришлось вмешаться регулятору— ставки выше 15,26% стали считаться дополнительным риском для банковского бизнеса. Впрочем, многие осознали это еще раньше— низкая инфляция съедала маржу. «Мы снизили ставки по депозитам до 12%, и это не предел,— конкретизирует Сергей Лапшин, председатель совета директоров Банка24.ру.— Размещать привлеченные деньги сейчас некуда, лучше вообще не работать, чем заведомо идти на убытки». Поэтому стратегия многих региональных банков— в 2010 г. не расти, а заниматься «тонкой настройкой». У госбанков противоположная позиция— Сбербанк (где сосредоточены деньги половины российских вкладчиков) надеется на положительную динамику по депозитам. Его прогноз: по итогам декабря прирост депозитного портфеля составит минимум 2,5%.
В 2010 г. банки сделают акцент на экспресс-кредитование. Продолжит развиваться и автосегмент, но в сильно урезанном виде— продажи иномарок по России упали вполовину.

В середине декабря национальная валюта вернулась к 30 руб. за доллар. Таков итог «плавной девальвации», которую с мая 2008 г. проводили российские власти и Центробанк РФ (тогда доллар стоил 24 руб.). Большинство экспертов считают, что в 2010 г. девальвация продолжится. По заявлению российского министра финансов Алексея Кудрина, укрепление рубля, наблюдавшееся в течение последних недель, способствовало «снижению конкурентоспособности нашей внутренней экономики».
Наиболее вероятная граница, до которой упадет рубль в 2010 г.,— 34-35 за доллар. Именно из такого курса считали бюджет-2010. При этом правительство надеется, что экономика России вырастет на 1-2%. Однако аналитики сомневаются, что рост ВВП возможен при низком курсе доллара. По их мнению, правительству придется выбирать: либо держать относительно сильный рубль и смириться с отсутствием экономического роста, либо обесценить его до 39-40 руб. за доллар.
В резкой девальвации есть как плюсы, так и минусы. Дешевый рубль должен оживить производство, увеличить внутренний спрос на отечественную продукцию. С другой стороны, импортозамещение в России развито плохо, а значит, неизбежно повышение цен на зарубежные товары и рост инфляции.
Девальвация не изменит ситуацию к лучшему, уверен Евгений Надоршин, экономист банка «ТРАСТ». «Ослабление рубля не даст отечественным производителям конкурентных преимуществ. Мы уже сейчас наблюдаем спад потребительского спроса и рост цен на импортную продукцию в крупных городах. Девальвация заморозит развитие сферы услуг и иных сегментов, которые вопреки кризису вполне успешно развиваются. Упадут предприятия, нагруженные внешним долгом, попутно возобновление кредитования перенесется на неопределенный срок»,— прогнозирует он.

ВВП России будет расти, уверены эксперты, вопрос— как быстро. Официальные прогнозисты осторожничают— Минэкономразвития закладывает рост валового продукта в пределах 2%. Зато зарубежные аналитики соревнуются в оптимизме: по прогнозу BofA-Merrill Lynch, ВВП России в 2010 г. вырастет на 3,9%, банк UBS обещает 5,5%. По мнению последнего, в 2011 г. экономика РФ еще подрастет на 4,2%. Базис для подобных оценок не изменился— высокая цена нефти на мировых рынках. Другой причиной будущего роста аналитики называют приток капитала в страну. BofA-Merrill Lynch считает, что государству удастся привлечь $40 млрд инвестиций, «Тройка Диалог» называет цифру $20-30 млрд.
Доля промышленников в ВВП пока невелика, хотя осторожный оптимизм тоже проявился. Компания Markit Economics, опросив 6 200 российских предпринимателей, выяснила, что почти 60% бизнесменов верят в рост производства в ближайшие двенадцать месяцев. Отчеты металлургов это подтверждают. 8 декабря компания «Мечел» объявила свои финансовые результаты за третий квартал текущего года: чистая прибыль— $131,6 млн, EBITDA— $420 млн (на 13,5% выше, чем за второй квартал).
Также оптимистичны энергетики— в ряде промышленных регионов России энергопотребление выходит на докризисные показатели. Банкиры проявляют солидарность— во втором полугодии 2009 г. количество операций, проводимых корпоративными клиентами, поступательно росло.
Да, рост экономики в 2010 г. может превысить 3%, соглашается экономист Всемирного банка по России Сергей Уланов. Но это только цифры. Реальность диктует свое: внутренний спрос в России по-прежнему слаб, кредитование — в замороженном состоянии. Чтобы выбраться с наименьшими потерями, России нужно срочно проводить реформы— повышать производительность труда, внедрять передовые технологии, более эффективно использовать инвестиционные ресурсы. Все это требует времени, и ВВП России может вернуться на докризисный уровень не раньше конца 2012 г.

Несмотря на самое глубокое падение, рынок недвижимости все же имеет наиболее понятные перспективы. Первой подрастет «вторичка»— цены на одно-, двухкомнатные квартиры в Москве и Петербурге уже поднялись, сделок купли-продажи стало больше, правда, основная часть— это покупка однокомнатных квартир или обменные операции. Покупатель теперь иной. «Матрасных»— тех, кто накопил всю сумму на жилье,— осталось немного. Ипотечных сделок единицы, брать такие кредиты рискуют только люди с высоким заработком, способные вернуть их за 2-3 года.
«Зато цены практически на дне, и вкладывать в жилье— самое благоприятное время»,— считает Павел Кузнецов, управляющий партнер риелторской компании «БК_НЕДВИЖИМОСТЬ». «Как только появляются деньги, люди вкладывают их в недвижимость. Этот инструмент вечен»,— убежден Андрей Бриль, председатель совета директоров «Корин холдинга».
А вот рынок первичного жилья попал в зависимость от чиновников. Строить «на свои» способны единицы. Большинство живых объектов теперь зависит от госзаказа, причем его цена снижена на 30-40% от докризисной. Этим правительство подтверждает намерение начать восстановление экономики со строительной отрасли. Задумка следующая: меньшая цена госзаказа автоматически снижает стоимость строительных материалов, рабочей силы, подключения к сетям. Следом разблокируется связка банк — девелопер, вернется проектное финансирование, рынок снова станет инвестиционно интересным. Кредитование новостроек уже анонсировали Сбербанк и ВТБ 24— обещанная ставка составляет 13-15% годовых в рублях. Правда, Сбербанк готов кредитовать не всех, а лишь своих корпоративных клиентов. Да и спрос сместился в сторону жилья высокой степени готовности.
Коммерческая недвижимость в 2010 г. вряд ли покажет значительный рост. Девелоперы подсчитывают убытки и фиксируют новые арендные ставки— за год они снизились на 20-40%. Тем не менее многие отмечают— вырос интерес к новым большим помещениям, торговые сети не прекращают экспансию, бизнес понемногу выкарабкивается из долгов, а значит, рынок в течение года будет выправляться. Процесс начнется с городов-миллионников, причем ТРЦ становятся индикаторами восстановления экономики вообще: размер арендных ставок, заполняемость офисных и торговых площадей указывают на общее состояние бизнеса. Герман Греф, президент, председатель правления Сбербанка: «Экономика России будет восстанавливаться через рынок недвижимости и кредиты. 1 рубль, вложенный в строительство, дает 7-10, и это лучший мультипликатор для нашей экономики».

Десять лет тема инноваций играет первую скрипку во всех разговорах о структурных преобразованиях России. Результаты пока плачевны. Венчурные фонды не заработали, большинство технопарков застряли на стадии землеотвода. Государственные корпорации двинуть это направление также не смогли— космос не стал ареной технологического прорыва, а малому бизнесу не хватило на это сил.
Главная ошибка, по мнению предпринимателей, в том, что инновационный бизнес не определен как цель— с чего начинать, какие бюджеты и технологические ресурсы вкладывать. Каждая отрасль пытается внедрить собственные новаторские разработки, но это, как правило, заканчивается ничем. Например, уже десять лет строители пытаются поставить на поток возведение бюджетных домов в пределах 2 млн руб. Есть и технологии, и спрос, но реализовать проект невозможно— мешают многочисленные барьеры.
Еще хуже с малым бизнесом, которому вот уже несколько лет прочат роль флагмана в инновационном перерождении России. «На Западе в порядке вещей, когда небольшое семейное предприятие выполняет заказ для какого-нибудь гиганта. Скажем, есть автомобильный завод, а резиновые коврики для машин выпускает один-единственный крохотный цех»,— приводит пример Николай Галушин, заместитель генерального директора «Ингосстраха» по страховому бизнесу. Но подобных заказчиков, инвесторов, которые бы формировали спрос на инновации, в России нет.
«За несколько лет принципиально изменить структуру экономики— уйти от сырьевой к инновационной— невозможно,— утверждает Павел Самиев, заместитель генерального директора «Эксперт РА».— Горизонт планирования тут должен быть 15-20 лет. Нужно понимать, что инновации и технологии необязательно должны быть в сфере ИT, в промышленности тоже могут быть инновации. Их можно развить до такого уровня, что те же энергетика, транспорт будут работать во много раз эффективнее. Парадокс— чем быстрее будут развиваться инновации в сфере добычи нефти, тем меньшей будет зависимость от «нефтянки».
Так что сейчас на первом плане— точечно модернизировать ключевые отрасли: улучшать энергосбережение, разрабатывать технологии для добывающих предприятий, эффективнее использовать транспортный потенциал. «Переход на энергосберегающие лампочки, может быть, со стороны кажется забавным, но для экономики это огромный эффект. Если строить дома, которые сохраняют тепло, трубы, которые не дают утечек, линии электропередачи, которые не теряют энергию, в масштабе ВВП это может дать 5-10%»,— говорит г-н Самиев.

Факторы выживания в кризис поменялись: теперь в цене стабильный денежный поток, а не большие активы и пассивы. Поэтому лучше других выглядит продовольственный ритейл, постоянно генерирующий cash flow. В новых условиях больше шансов у магазинов низкой и средней доступности. Поэтому, например, X5 Retail Group в большей степени развивает сеть «Пятерочка», нежели «Перекресток». Те, кто изначально ориентировался на экономсегмент, вообще не испытывают тревоги. «А что нам беспокоиться,— говорит Лев Ковпак, вице-президент торговой сети «Супермаркет «Кировский»,— пенсию люди получают исправно, и за продуктами они все равно придут к нам».
По словам Владимира Путина, реальные располагаемые доходы населения в России за 2009 г. сократились незначительно— всего на 0,4% (сравнимо с 2008 г.). Цифры даны с учетом индексации пенсий— с 1 декабря 2009 г. ее базовая часть увеличена более чем на треть.
В любом случае ритейлеры, не обремененные долгами, кризисное время надеются пережить без потерь. «Мы развиваемся на свои деньги, т. е. у нас совсем нет долгов,— комментирует Гидо Рем, член совета директоров «Медиа-Маркт-Сатурн» (управляет гипермаркетами Media Markt).— Поэтому нам не пришлось проводить оптимизацию».
Российский рынок по-прежнему интересует западных игроков. По исследованию компании «Магазин Магазинов», РФ занимает десятое место в числе стран, наиболее привлекательных для развития ритейла.

В 2009 г. доходы населения сильно упали. Но уже в следующем году положение выправится, уверен Борис Йордан: «Потребление в России на душу населения ближайшие пять лет будет расти в среднем на 12%. Для сравнения: в Европе и Америке этот показатель не превысит 3-4%». По мнению г-на Йордана, это послужит драйвером для развития отраслей экономики, которые обслуживают средний класс.
Да, товарооборот растет, соглашается Сергей Алексашенко, директор по макроэкономическим исследованиям Государственного университета— Высшей школы экономики (ГУ-ВШЭ). Но причины— не в реальном росте доходов населения, а в его инертности. «Наше население предпочитает активно тратить деньги, чем нести их в банки,— рассуждает он.— Может быть, люди просто так считают: кризис недолгий, шесть месяцев— и мы разделим сбережения на шесть частей и продержимся. Проблема в том, что кризис может быть долгий, сбережения могут понадобиться не только в этом году, но и в следующем. Но пока товарооборот в реальном выражении, т. е. с поправкой на инфляцию, растет. Вот такое наше население— не верит в кризис».
Стимулом к росту внутреннего потребления может стать плавная девальвация национальной валюты. С одной стороны, курс на импортозамещение стимулирует отечественного производителя, с другой— этот самый производитель не способен обеспечить базовые потребности населения. Значит, неизбежен рост цен на все импортные товары и увеличение инфляции. «Чтобы сработал внутренний спрос, нужно, чтобы росли розничная торговля и спрос населения,— считает Андрей Клепач, замминистра экономического развития РФ.— Кроме того, есть перспективы для дальнейшего развития и в секторах-экспортерах, таких как металлургия, прокат, производство труб. Потому что здесь произошло существенное обновление и есть потенциальный внутренний спрос со стороны нефтегазовой, железнодорожной и автомобильной отраслей».
С тем, что самое главное сегодня— восстановить реальный спрос, согласен Сергей Макшанов, управляющий ГК «Институт Тренинга-АРБ Про»: «Наиболее перспективны сейчас контакты с реальными участниками деловой сети, перезаключение контрактов на условиях «выиграл — выиграл», стимулирование сбыта, более гибкие условия отгрузок. Самое принципиальное, чего очень бы хотелось,— оздоровление мотивации руководства и персонала, понимание, что эффективность российской экономики и бизнеса пока низка и успокаиваться рано».

Ольга Селезнева

Источник: DK.RU
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.