Прибыль бизнеса — в добрых делах

11.01.2010
Просмотров: 3621

Умение ценить каждый прожитый день, не выпадая из стройной схемы текущего бизнеса, дано не многим. В числе редких людей, осознающих, что жизнь дает возможность зарабатывать для того, чтобы помогать другим, — Сергей ИВАНУШКИН.

Удивительно, но годы, по тексту известной некогда песни, действительно летят, как птицы. Проходят незаметно, а у кого-то и незамеченными. Умение ценить каждый прожитый день, не выпадая из стройной схемы текущего бизнеса, дано не многим. В числе редких людей, осознающих, что жизнь дает возможность зарабатывать для того, чтобы помогать другим, — Сергей ИВАНУШКИН.

* * *

Сергей Александрович Иванушкин, президент группы компаний “AVK” (рестораны ГК “ПИР” — “Английское посольство”, “Карамель”, “Корчма”; ресторан “Горожанин”; call-центр “АВК КОМ”; лаборатория “Гемотес”). Известен благотворительными проектами (“Банк Времени”, семейный благотворительный фонд “Начало”). Возглавляет координационный совет по МВА в Высшей школе экономики, преподает курс “Персональный бренд”.

* * *

— Кризисный год перечеркнул наметившиеся возможности. Я имею в виду и конкретные бизнесы, и планы государств. И вроде бы появляется просвет, но уж очень зыбкое это движение к стабилизации... Ближайшее будущее не утешительно, вы не считаете?

— Некая эйфория появилась осенью, когда мы как бы оттолкнулись от дна. На самом деле просто перестали стремительно падать. Без цифр можно сказать: причин для эйфории нет, потому что потребительская уверенность людей не возвращается. А это главный критерий выхода из кризиса. Объемы производства растут только в странах БРИК, причем Россия в этом списке на последнем месте. В будущем году у нас возможен рост ВВП на 1—1,5 проц., и это при условии, что не накроет вторая волна банковского кризиса или кризиса недвижимости, что случилось в Дубае. Дефициты бюджетов во всех европейских странах и США растут, поэтому говорить о начале подъема в 2010 году рано. Что касается России, оборонка, атомная промышленность и цены на энергоносители могут вытащить нас наверх. Компании продолжат сокращение издержек, в нашем варианте это рост безработицы. А уже сейчас скрытая безработица по Нижегородской области порядка 50—60 тысяч. Поэтому при цене на нефть в районе 60 долларов за баррель, хорошего ожидать не приходится.

Кризис показал, насколько эффективна работа регионов. Много сделал губернатор — дороги, метромост, цирк... Сказались хорошие лоббистские возможности на федеральном уровне. В структуре инвестиций в область на поверхности, в основном — жилье, торговые и офисные центры. Преобразования структуры промышленности не произошло. 2010 год не сулит подъема, потому что точки роста, основные направления стратегии под кризисом просели. Идея автомобильного кластера подорвана падением производства на ГАЗе. Станем ли мы крупным логистическим центром? Пока не стали. Не решена судьба аэропорта, даже таможенный пост в Сормове мы проиграли. Остается инновационная составляющая. И в научной сфере мы обладаем неплохим потенциалом, но нереализованным. Ставить глобальные цели, думать о будущем стратегически важно, но при этом надо вкладывать деньги в то, чтобы люди жили лучше здесь и сейчас. И многое делается, реализуется федеральная программа строительства ФОКов и т. д. Но был упущен очень важный момент — выстраивание частно-государственного партнерства. Может, мы где-то переоцениваем инвестиционный климат региона. Капитал идет туда, где создана инфраструктура, обеспечен льготный период освоения инвестиций и т. п. Ни один инвестор не придет работать себе в минус. Нижегородский онкологический научный центр — в этом смысле показательный пример.

— Подходящий участок земли так и не нашли?

— Этот проект — собрать на одной площадке онкологическую клинику мирового уровня, учебный и научный центры, медицинский технопарк — одобрили ведущие специалисты в области онкологии. Его реализация поставила бы Нижний Новгород в ряд лучших мировых центров по борьбе с раком. Но в регионе не решились соединить науку, здравоохранение и образование: министр здравоохранения области Александр Карцевский счел это банальным воровством денег. Хотя именно в такой связке подобные центры успешно работают в США, Канаде, Японии. Мы вложили собственные приличные средства в продвижение проекта. Кстати, под этот проект наши вузы получили федеральные гранты в сотни миллионов на разработку приборов для онкологии. Но в итоге мы имеем то, что имеем — ОАО “НОНЦ” банкротится. Потерять весь 4-летний потенциал стремления стать центром притяжения мировой науки, развития биотехнологий, подойти к решению проблем с онкологией в Нижнем — все же непозволительная роскошь. Сейчас проект направлен напрямую в аппарат президента, где и пройдет экспертизу.

— Частно-государственное партнерство проявляется не только в глобальных проектах с миллиардным финансированием. Президент во всяком случае проявляет настойчивое стремление снять чиновничье иго с малого бизнеса.

— Бизнес — малый и средний — является опорой развития успешных экономик. Но у нас пока не получил должной поддержки. Простой пример: с 1 июля 2008 года каждому субъекту Федерации дано право с 15 до 5 процентов снизить ставки налога на прибыль малым предприятиям, работающим по упрощенной схеме налогообложения. Многие ли регионы этим воспользовались? Просчитать выпадающие налоги, наверное, легче, а если взять за основу базу докризисного периода, то терять такие доходы и впрямь не рационально. Государству проще поддержать крупное предприятие, и в моногородах это действительно единственный выход. Но где дальновидность власти? Сколько наши предприниматели на разных властных уровнях заявляли о непосильных для малого бизнеса тарифах на электроэнергию, а ситуация не меняется. Хотя будь на то политическая воля, преломить ее можно. В соседней Кировской области тарифы вдвое ниже — там предприняли конкретные шаги, и есть реальный результат.

— На одной господдержке, льготных кредитах и т. п. малый бизнес не выживет, если нет главного — потребительского спроса.

— Напротив, у нас достаточно много услуг, которые не развиты. И их развивали бы при соответствующей поддержке. Но маленькому кафе платить столько за электроэнергию — это значит работать в минус. Вот мы открыли “Горожанин” — недорогой ресторан, позволяющий человеку среднего достатка за небольшие деньги хорошо провести вечер. Только вышли из минусов. И основная угроза бизнесу — рост тарифов на ЖКХ и электроэнергию.

Или взять другой мой проект. Лаборатория “Гемотес” на сегодня может закрыть потребности половины города в лабораторной диагностике, за год она делает порядка 420 тысяч тестов. Я бизнес-процессы выстроил так, что даже при выполнении анализов по заказу муниципальных клиник по госрасценкам получаю прибыль, рентабельность коммерческих анализов намного выше. Сеть приемных кабинетов расширяется по области. Сейчас их 13, в следующем году появится три—четыре новых. Но чтобы открыть новый приемный кабинет, я арендую помещение, вкладываю в его ремонт и оборудование порядка 500 тысяч рублей и... теряю еще порядка 200 тысяч только на арендных платежах — в течение 2—3 месяцев мы проходим всевозможные согласования. И не можем войти в систему госзаказа, поскольку не являемся медицинским учреждением, хотя работаем качественнее и дешевле. Это тоже к вопросу о поддержке бизнеса.

— Сергей Александрович, а новые замыслы есть?

— В жизни есть много интересного, кроме бизнеса. Хотя если будет интересный проект и надежный партнер, наверное, попробую. Сейчас планов глобальных бизнесов у меня нет. Мне больше по душе социальные проекты. Кстати, медицинский проект “Гемотес” я тоже рассматриваю как социальный. Не случайно его миссия — “Мы с радостью служим вам и вашему здоровью”. Каждую субботу в наших приемных пунктах пенсионеры могут сдать кровь на анализ по льготной цене, два наших пункта (в Сормове и на Бекетова) в этом режиме работают ежедневно. В каждом кабинете специалист разъяснит результаты анализов бесплатно. Он не будет назначать лечение, но при необходимости подскажет, к какому врачу обратиться. Важно развивать профилактические тесты. По анализу крови сегодня можно на ранней стадии выявить 80 проц. заболеваний. При этом людям не нужно выстаивать очереди, брать направление, ждать. Мы продаем еще и положительные эмоции. Могу сказать, что клиенты с нашими анализами (что позволяет сэкономить время и деньги) едут лечиться за границу, и там врачи удивлены — в России такое уже есть?! Я много вкладываю в этот проект. Постоянное обновление оборудования, просветительская работа среди врачей, постоянно вводим новые тесты... Наверное, можно получать большую маржу, но мне надо чувствовать удовлетворение от работы.

— “Банк Времени”, наверное, очень своевременный проект для кризиса?

— Он и без того бы развивался. Да, сейчас в проект вовлечены люди, которые лишились работы и за определенные услуги могут решать свои бытовые проблемы. Но в моем понимании это выстраивание структуры доброты, возможность прийти друг другу на помощь в различных жизненных ситуациях. Мою идею с радостью поддержала Нижегородская служба добровольцев, ставшая администратором проекта.

Вообще, Банки Времени — довольно распространенная система взаимопомощи в странах Запада, они успешно работают в Великобритании, Испании, Канаде, Германии. В России нижегородский Банк Времени первый. В нем прибыль — добрые дела. Задумывался этот проект для людей старшего возраста, пенсионеров. И меня радует, что он оказался интересен для молодежи, значит, не такая она равнодушная, как говорят. Радует и то, что люди готовы тратить свое время ради других, не требуя многого взамен.

— А как же исконное “не делай добра, не получишь зла”?

— Много благотворительности делается в ожидании ответной реакции. Я делаю потому, что мне Бог дает возможность зарабатывать и помогать, и не жду ответной персональной благодарности. Когда благотворительность идет от души, получаешь удовлетворение без ответной благодарности. Если мы ищем подтверждения извне, значит, мы не ценим или не любим себя. А если ты пуст, что ты дашь окружающим? Это естественно — помогать, если у тебя есть возможность. И возможности определяются не богатством, а ощущением собственного изобилия. Уверяю, что многие люди, располагающие миллионами, но с запросами на миллиарды, чувствуют себя бедными и несчастными. А можно отдать незнакомой бабушке 50 рублей из последней тысячи и чувствовать себя счастливым. Энергетика внутреннего изобилия приводит к тому, что мир, которому даешь ты, еще больше дает тебе. В этом гармония.

— Чем удивил прошедший год? В плане самопознания.

— Я был в замечательном, энергетически сильном месте на Байкале. И там многое для себя понял, а чему-то в очередной раз нашел подтверждение.

— Например?

— Тому, что миром правит любовь, что мы сами творцы своего счастья, что ум лишь инструмент для ответов на вопросы, а жить нужно сердцем, доверяя себе. Тогда бытие открывается по-иному, так, что ты можешь радостно смотреть на мир, каким бы он не был. В нем нет ничего однозначно плохого и хорошего.

Месяц я провел в Индии. Увидел, как индийцы, ложась спать, переворачивают плошку и убирают тапочки, словно они уже больше никогда не пригодятся. И с радостью встречают новый день. Там можно представить себе, что вот конкретно этот день — последний, задуматься, что останется после тебя и как прожить этот последний день. Мы пытаемся жить прошлым или уходим в мечты о будущем, не обращая внимания на сегодня. Вот дети живут сегодня, и мир их намного проще. В Индии миллиард населения против 150 млн на огромную Россию, понятно, что уровень бедности там выше. Но нет унылых лиц, потому что их мировоззрение — приветствие миру, солнцу и себе — позволяет Индии развиваться экономически более стремительными темпами.

Наталья МИРОНОВА

Источник: Курс Н, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.