Птица счастья

19.01.2010
Просмотров: 2706

Интервью с учредителем страусиной фермы "Макарьевские просторы" Сергеем Наумовым.

В России отсутствует племенное страусоводство, однако это не мешает фермерам позиционировать бизнес на экзотической птице как дело выгодное: страусы плодовиты, живут до семидесяти лет и несут в большом количестве "золотые", судя по их стоимости, яйца. Учредитель страусиной фермы "Макарьевские просторы" Сергей Наумов рассказал, кому нужна страусятина и когда она будет стоить как обычная говядина.

— Какова сегодня структура доходов страусиного хозяйства?

— Живая птица, яйцо, мясо и агротуризм. При этом на забой уходит не больше 30—50 голов, это обычно делается под конкретный заказ, либо забивается птица с каким-то дефектом, основные же статьи дохода — это живая птица и агротуризм. Страусы, так же как и куры, делятся на бройлеров и яйценосок. Группы птиц, которые разводятся только под яйцо, несут небольшие, 1300—1400 граммов яйца, но много, а именно 100—120 штук в год.

Основная задача ферм сейчас — вырастить птицу, довести ее до 3—5-летнего возраста, когда формируются семьи, потому что продавать семью стоимостью 150—200 тысяч рублей удобнее и выгоднее, нежели мясо птицы возраста одного года за 15—25 тысяч. Надо сказать, кстати, что птицу, которая продается для дальнейшего разведения, сегодня нельзя назвать племенной, так как в России удостоверения “Племенная" нет еще ни у одной фермы.

— Что мешает организации племенной?

— Для того чтобы называть своих птиц племенными, надо знать, откуда они родом, иметь родословные, как, допустим, у собак, а в современной России нет истории самого страуса. К нам он был ввезен лет двадцать назад практически нелегально. Яйца и цыплят везли из Южно-Африканской республики, Объединенных Арабских Эмиратов в чемоданах, а также доставляли из Дании и Польши. В результате вся птица “перекрутилась" внутри страны и никто не даст теперь гарантии, что у этой конкретной птицы нет ее же родственников где-то рядом. Страусоводы стараются избегать инбридинга — родственных связей, это самое страшное для страуса, так как в потомстве возникают уродства. Мы меняемся птицей с фермерами из разных городов, самца берем с одной фермы, самку с другой, но так как в самом начале серьезного учета не было, получается, что все страусы в России родственники, как бы мы этого ни избегали. Слишком ограниченно количество птицы внутри страны. Сейчас мы пытаемся привезти птицу с Украины, из Белоруссии, но разрешения на такой ввоз у нас пока нет, так как нет соглашения на этот счет между государствами.

— Как складываются отношения страусоводов с профессиональными союзами?

— В этом году страусоводы учредили свой профессиональный союз, точнее — межрегиональную Ассоциацию страусоводов. В нее вошли ведущие фермы страны, переработчики мяса и кожи. Мы, кстати, являемся одними из учредителей ассоциации. Обменивается опытом, проводим совещания.

— Кому еще, кроме страусоводов, интересны страусы?

— Выделщикам кожи, переработчикам мяса, то есть ветвям, которые продолжают наш бизнес. Ведь страусиную кожу надо переработать, выделать, потом сделать из нее вещь. Торговые сетевики будут заинтересованы в нас, когда партии мяса будут постоянными и объемы поставок достаточными для обеспечения потребительского спроса. Для того, собственно, и создавалась ассоциация, чтобы общими усилиями нарастить объем, деля его на всех поровну: один месяц одна ферма сдает, другой месяц вторая и т. д. Украина, например, может ежемесячно поставлять порядка двух тонн мяса на продажу, у нас этого пока нет. Объем появится, когда произойдет насыщение российского рынка. В США этот рынок закрыт на 50%, в Европе на 23%, в России на 1%. По нашим подсчетам закрыть потребность в страусятине может одновременная работа 10—15 тысяч ферм. Общее количество фермерских хозяйств по России сегодня, кстати, около 250, все это не большие предприятия, а в основном мелкие фермы. Еще много лет конкуренции в этой отрасли у нас не предвидится.

— В чем объективные сложности страусиного бизнеса?

— Большой информационный вакуум, ограниченное количество специалистов (их по пальцам пересчитать) и литературы, а также стереотип мышления: зачем южная, африканская птица должна приживаться на севере, в России?

— Действительно, зачем?

— Почему-то наши деды и прадеды видели большой смысл в этом бизнесе. В 1890 году в России было 1300 страусиных ферм. Предки понимали, что страусятина может стать заменой говядине, потому что с коровы не получишь столько тонн живого мяса, сколько дает страус. Не может и свинья вырасти до 200 килограмм за год, разве что с применением каких-то добавок для ускоренного роста, ведь в классическом животноводстве основная задача — это привес. Страусам нет необходимости давать добавки, годовалый птенец и без них весит 100 килограммов.

— Ваша ферма разводит страусов пять лет, на рентабельность вышли?

— Мы на полную рентабельность вышли к концу третьего сезона. Страусиный бизнес — один из самых динамично развивающихся, при правильном подходе к разведению страусов рентабельность может достигать 100—150%.

— Что значит “правильное разведение"?

— Когда фермер начинает новое дело, у него, как правило, возникает миллион вопросов, на которые надо дать миллион ответов. Мы не только занимаемся разведением птицы, но и помогаем начинающим фермерам выбрать правильное направление бизнеса, а также берем на себя, так сказать, сервисное обслуживание своей птицы, подготовленной специально под конкретного покупателя, под его финансы и предпочтения: кому-то нужна взрослая семья, кому-то птенцы. Я могу сказать точно, что семья из трех птиц принесет в год 50—60 яиц, но при условии, если покупатель, развивая хозяйство, не будет экономить на кормах, хорошем оборудовании и станет содержать птицу в чистоте и порядке. Мне достаточно приехать на ферму, и я сразу увижу: ухоженные, сытые птицы или голодные замарашки без перьев, которые содержались в тесном помещении и от нечего делать друг друга общипывали.

Что касается рентабельности, то, в отличие, скажем, от традиционного животноводства, страусы дают гораздо больший приплод и вес, а выход живого мяса с одной семьи может составлять до пяти тонн. В виде филе, которое идет на продажу, — это полторы тонны.

— Для этих полутора тонн нужна реализация, где вы ее находите?

— Наш основной покупатель — население, которое, так скажем, следит за своим здоровьем, потому что в страусятине повышенное содержание белка, но низкий процент холестерина и жира, 10 и 2% соответственно. Среди большинства покупателей спортивные организации, для футболистов во время чемпионатов омлет из страусиного яйца — обязательное блюдо. Есть также московские рестораны. Например, с одним стейк-клубом у нас постоянный договор на поставку 4,5 тонны, мы делим это количество с коллегами из Брянской области. Небольшой процент — частные потребители: несколько семей в Нижнем Новгороде регулярно делают заказы на страусятину. Местные рестораны пока не заинтересовались. Наш человек к страусятине не совсем готов — это связано с устоями и эстетикой питания.

Рынка сбыта продукции как такового в стране нет, но нет и затоваренности страусиных ферм, у каждой есть свой маленький рыночек, при условии что ферма составила грамотный бизнес-план и обсчитала дело до копейки. Товар расходится не столько мясом, сколько живой птицей — цыплятами, подростками, выросшими семьями. У нас, скажем, прошлой осенью было 120 голов, к весне половина была продана, а к нынешней осени осталось только 20 птиц, которые занимаются воспроизводством, и 100 вновь выведенных в этом году цыплят, которые на будущий сезон будут годовалыми птицами, годными и под забой, и для дальнейшего подращивания.

— Сколько в розничной продаже стоит килограмм мяса страуса?

— Филе — 450—500 рублей за килограмм, столько же, сколько килограмм мраморной говядины. На самом деле его можно продавать по цене обычной говядины и не в убыток себе. Ну, будет рентабельность не 100, а 50%. Стоимость упадет тогда, когда начнутся продажи в розничной сети.

— Каков, на ваш взгляд, сегодня интерес к экзотической птице у фермеров?

— Сегодня интерес к этому бизнесу, несмотря на стереотипы и трудности, проявляется все больше, чаще обращаются за помощью в открытии небольших ферм; при условии областной или государственной поддержки вырастало бы больше и объемных проектов. В разведении пользуется высоким спросом охотничий фазан, а также семейство куриных декоративных пород: цесарки и павлины. Куры, но только красивые, а содержание такое же, так почему не держать красивых? Это удовольствие и к тому же небольшой доход, если развивать направление агротуризма. Мы, например, в прошлом году только с теплоходов приняли порядка пяти тысяч человек, а две с половиной тысячи туристов приехали к нам самостоятельно.

СПРАВКА. Сергей Николаевич Наумов — учредитель ООО “Макарьевский страус" (2002 г.). Родился в Нижнем Новгороде. Образование: 1975—1980 гг. — Московский автодорожный институт, 1985—1990 гг. — Институт народного хозяйства РФ. Член Торгово-промышленной палаты Нижегородской области.

Надежда Трофимова, Биржа, фото Вячеслава СЕННИКОВА

Источник: Биржа, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.