Безградусные перспективы

26.01.2010
Просмотров: 1388

Новая антиалкогольная концепция России обещает снизить потребление спиртного вдвое и искоренить нелегальный рынок горячительного. Возможно, ее даже удастся реализовать.

Новая антиалкогольная концепция России обещает снизить потребление спиртного вдвое и искоренить нелегальный рынок горячительного. Возможно, ее даже удастся реализовать — концепцию сейчас официально поддерживают даже те, по кому она вроде бы должна ударить прежде всего.

ИЛЬЯ ЗИНОВЬЕВ
Одобряем!
"Концепция государственной политики по снижению масштабов злоупотребления алкоголем и профилактике алкоголизма среди населения Российской Федерации на период до 2020 года", одобренная премьером после новогодних каникул, сенсацией не стала. Документ в первоначальной редакции (где период действия концепции был определен лишь до 2015 года) стал известен и обсуждался еще осенью прошлого года, и похоже, что заинтересованные граждане уже успели свыкнуться с его основными положениями. Большинство профессионалов, работающих на алкогольном рынке, не ожидали от правительства сюрпризов и знали все основные положения документа, даже не читая официально опубликованный итоговый вариант.

Несмотря на то что документ предусматривает довольно жесткие ограничения, которые должны задеть интересы алкогольного бизнеса, многие из опрошенных экспертов оценили концепцию оптимистично.

"Мы считаем все положения антиалкогольной концепции не только правильными, но и реалистичными,— говорит Дмитрий Добров, заместитель председателя правления Союза производителей алкогольной продукции (СПАП).— Документов подобного рода было подготовлено великое множество, но это первый из них, который вполне отвечает текущей ситуации и содержит конкретные шаги по решению проблемы. Скажу больше, фактически реализация концепции уже идет полным ходом.

Яркий пример — введение минимальной цены на водку. О необходимости ее введения говорили еще семь-восемь лет назад, и ведь никаких проблем с реализацией этой меры никогда не было, но удалось ввести минимальную цену только сейчас. А ведь минимальная цена помимо борьбы с нелегальным рынком решает и еще одну задачу — с ее появлением средний уровень цен на крепкий алкоголь однозначно увеличился.

Другой пункт концепции — ограничение по месту и времени розничной продажи алкогольной продукции — также в скором времени будет реализован, сейчас соответствующие поправки проходят согласования в правительстве и скоро будут внесены в Госдуму. Сегодня это целиком и полностью в компетенции местных властей. В результате условия продажи спиртного в двух соседних регионах могут радикально отличаться: где-то, к примеру, вообще не продают по выходным дням, а за 20 км от этого места продают каждый день круглосуточно. Чтобы государство успешно могло проводить свою политику, необходимы единые правила, по которым регионы уже могут работать, и об этом есть в концепции".

С правильностью выбранного курса никто в экспертной среде не спорит, хотя некоторые цифры, приведенные в концепции, и вызывают сомнения:

"У государства появился базовый, рамочный, нормальный рабочий документ, которым всегда можно отчитаться,— полагает директор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя ЦИФРРА Вадим Дробиз.— Есть с кем бороться: нелегальный рынок, рынок суррогатов, потребители с избыточным потреблением алкоголя. Но этот документ необходимо рассматривать в двух ипостасях: первая — программная, вторая — "числовая". Первая — правильная, разумная. Верные цели, задачи. Позволит принимать законодательные решения. Можно принимать все меры, которые запланированы: ограничить потребление по месту, времени, возрасту, рекламе и т. д. Вторая, "числовая" — тут ситуация усугублена: потребление алкоголя в год на душу старше 15 лет — около 15 л в год, а не 18, как указано. Задача сокращения в два раза (до 8 л) абсолютно невыполнима. При этом завышенные цифры не страшны — пусть замах будет по максимуму. В любом случае проблема алкоголизации в России серьезная, но вся Россия вовсе не спивается. Спиваются определенные группы населения. А в целом мы сегодня пьем всего на 17% больше среднего взрослого шотландца".

Кое-чего, по мнению Вадима Дробиза, в концепции не хватает: например, развития темы ответственности самого потребителя за употребление и злоупотребление алкоголем, а также слов о роли вина как единственного алкогольного продукта, способного конкурировать у нас с крепким алкоголем, и необходимости развития виноградарства и виноделия в России.

"Появилась громкая политическая предвыборная программа,— говорит Дробиз,— по желанию государства снизить потребление алкоголя за 10 лет в два раза. И пусть она будет. Понятно, что вдвое не снизят, но насколько снизится, настолько и снизится. Снижать потребление алкоголя в абсолютных единицах спирта надо однозначно. Кроме того, как заявил тов. Сталин в 1930-х после "съезда победителей", важно не как проголосовали, а как посчитали. Посчитают так, как надо будет".

Оценку, которую дал новой концепции председатель совета директоров "Nemiroff Холдинг" Александр Глусь, тоже можно считать в целом положительной. Хотя главе Nemiroff и не кажется правильным увязывать в одном документе борьбу с алкоголизмом и государственное регулирование отрасли: "Надо четко понимать и разделять понятия: злоупотребление алкоголем и регулирование алкогольной отрасли. Оба вопроса находятся в компетенции государства, но первый относится к сфере формирования ментальности и идеологии, второй — к производству качественного продукта. Это совершенно разные вопросы, и они связаны только в одном — в повышении уровня культуры, в том числе пития".

Однако Александр Глусь практически повторяет слова концепции, посвященные способам борьбы со злоупотреблением алкоголем: "Ограничительные меры эффекта не приносят, и нужно всегда учитывать, где и на каком рынке, на какой стадии развития отрасли предполагается сделать такие изменения. Первый и самый важный шаг — легализация рынка и обеспечение доступа населения только к качественному алкоголю путем наведения порядка в нелегальном секторе. Также важно формирование в обществе мнения о необходимости здорового образа жизни и, как следствие, умеренности в употреблении алкоголя. Надо формировать здоровый генофонд, создавая альтернативные источники времяпрепровождения".

К единодушной официальной оценке инициатив президента и правительства присоединились и пивовары в лице директора по корпоративным отношениям и коммуникациям ОАО "САН ИнБев" Ирины Архиповой: "Мы поддерживаем предложенные президентом России инициативы по борьбе со злоупотреблением алкоголем, употреблением его несовершеннолетними и искоренению нелегального рынка. Концепция, на наш взгляд, должна стать эффективным инструментом скорейшей реализации этих мер. Долгосрочные цели, сформулированные в концепции, безусловно, отвечают интересам развития экономики государства и восстановлению положительных демографических трендов. А мы как представители крупного бизнеса, планируя дальнейшее развитие в России, конечно, заинтересованы в благополучной экономической и социальной среде".

В целом поддерживаем
Чтобы понять, почему эксперты, а главное, бизнесмены, зарабатывающие на алкоголе, практически в едином порыве поддерживают концепцию, предусматривающую сокращение его потребления вдвое, надо учитывать один важный нюанс. В современных реалиях сокращение потребления и сдувание рынка алкоголя — не одно и то же. Потому что помимо легального рынка, который представляют высказывающиеся предприниматели и эксперты, в России существует и рынок нелегальный. И борьба с ним до полного искоренения — одна из главнейших задач, определенных в антиалкогольной концепции. Сможет ли государство победить нелегальный рынок к 2020 году, пока неизвестно, но на это рассчитывают все легальные производители.

ФОТО: AFP

Согласно антиалкогольной концепции, от алкоголя граждан должны отвлечь спорт и творчество

"Многие проблемы рынка, например нелегальность на 45% рынка водки и ЛВИ, связаны с коррупцией и бедностью значительной части населения,— считает Вадим Дробиз.— 30% взрослого населения имеет доход ниже 5 тыс. руб. в месяц. В 2001 году доход с бутылки нелегальной водки у производителя, дистрибутора, розничной торговли и коррумпированных чиновников и контролеров был 5-7 руб., а сегодня — не менее 65 руб. Ни бедность, ни коррупцию концепция победить не может".

Нелегальные производители алкоголя и производители суррогатов — кость в горле легального алкогольного бизнеса. Отчасти этим можно объяснить то, что многие представители отрасли готовы поддерживать в том числе и повышение акциза, предусмотренное концепцией.

"Акцизы будут повышаться, это вполне закономерный процесс, и мы с этим согласны,— говорит Дмитрий Добров.— Главное, чтобы это происходило плавно. Резкое увеличение акциза приведет к аналогично резкому повышению цены на легальную продукцию и, как следствие, увеличению дохода нелегального бизнеса, который не платит ни акциз, ни НДС. Это будет единственный итог. Я считаю, что должна идти повсеместная и, главное, результативная борьба с нелегальным рынком, и на этом фоне можно говорить о повышении акциза, но опять же плавном.

Если в результате реализации концепции и тех мер, которые сейчас обсуждаются в правительстве, доля нелегального рынка сократится хотя бы вдвое, нам рост акциза не страшен. Вся беда в том, что сейчас ни государство, ни производители не могут резко увеличить цены на алкоголь именно из-за наличия нелегального рынка. Да, цена на продукцию вырастет, но с точки зрения производителя, с одной бутылки стоимостью 200 руб. можно получить больший доход, чем с двух бутылок по 100 руб.".

Для потребителя алкоголя ничего страшного, кроме постепенного повышения цен, в связи с принятием концепции эксперты не предрекают.

"На цены легального алкоголя концепция серьезного влияния не окажет,— объясняет Вадим Дробиз.— Акциз и без концепции рос и будет расти ежегодно до определенного момента, сохраняя недоступность легального алкоголя для значительной части населения. Серьезного изменения ассортимента также не предвидится ни в группе крепкого алкоголя, ни в группе низкоалкогольной продукции. А вот на структуру потребления концепция, возможно, повлияет. В группе умеренно пьющих возможно добиться сокращения потребления крепкого алкоголя и некоторой замены его вином".

Что же касается последствий реализации концепции для алкогольного бизнеса в целом, то, по мнению Вадима Дробиза, можно прогнозировать его укрупнение во всех сферах и даже передел рынка в 2010-2011 годах. А также исчезновение государственного производства спирта и алкоголя и формирование форм частно-государственного партнерства в ходе реформы экономики.

Но выступать с конкретными прогнозами о грядущих экономических успехах или потерях нынешних участников алкогольного рынка Вадим Дробиз, как и большинство опрошенных экспертов, пока не готов. "Концепция носит пока слишком рамочный и базовый характер, чтобы сегодня заявлять о чьих-то потерях,— говорит он.— Не принята еще ни одна мера, кроме введения минимальной цены, эффективность которой пока также под вопросом. Все зависит от реализации этих мер и работы чиновников по выполнению своих обязанностей. В любом случае эти меры нужны. А дальше — как получится. Это Россия. В идеале реализация концепции не приведет к серьезным финансовым потерям легального бизнеса и государства, так как снижение потребления с 15 л возможно максимум до 12 л (легального, нелегального и суррогатного алкоголя) — и это уже будет отлично. Это во-первых. А во-вторых, с рынка уйдет достаточно много операторов из всех сегментов деятельности, что укрупнит и усилит оставшихся. Государство же имеет сегодня с алкоголя около 1,5% бюджета. Даже если все снижение придется на легальный алкоголь (то есть на 20%), роль алкоголя упадет до 1,2%. Доля алкоголя в бюджете незначительна. А выигрыш может быть в виде сокращения затрат на борьбу с последствиями употребления алкоголя".

С тем, что государство не потеряет в деньгах от реализации антиалкогольной программы, согласен и Дмитрий Добров: "Если концепцию удастся реализовать, государство выиграет. Сейчас оно теряет огромные суммы — это и расходы на лечение, и несчастные случаи в результате потребления алкоголя, и ДТП, и утрата трудоспособности, и снижение производительности труда. А проиграют прежде всего производители нелегального алкоголя и различных суррогатов — жидкостей, которые, судя по этикеткам, напитками вроде не являются, но выпускаются в огромных количествах явно с прицелом на то, чтобы их употребляли внутрь".

Таким образом, сейчас можно определить лишь тех, кто безусловно останется в плюсе, и тех, кто точно проиграет. Больших шагов в осуществлении антиалкогольной программы пока практически не сделано. Именно реализация конкретных мер, предусмотренных новым документом, по мнению участников рынка, будет вызывать споры и сопротивление. А пока это лишь концепция, которой в целом все довольны.

Журнал «Деньги» № 3 (758) от 25.01.2010

Источник: Прочие источники
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.