Дрожжи для региона

24.02.2010
Просмотров: 3786

Когда денег в казне не хватает, инвесторы выжидают за углом, а планов у властей громадье, в ход идут нетрадиционные формы взаимодействия государства и бизнеса.

Отдадим ЖКХ, мосты, метро и больницы в “добрые руки“?

Когда денег в казне не хватает, инвесторы выжидают за углом, а планов у властей громадье, в ход идут нетрадиционные формы взаимодействия государства и бизнеса. Государственно-частное партнерство – это когда риски и обязательства делятся пополам, а деньги и усилия складываются. Результат должен получаться прекрасный. Но за это, разумеется, надо платить. И вот здесь возникает больше всего вопросов и опасений.

Переворот в экономике

Сокращенно эта модель называется неблагозвучно - ГЧП, напоминая о временах попытки государственного переворота, но ничего общего с ним не имеет. В Россию эта форма сотрудничества власти и частника пришла несколько лет назад с “продвинутого“ Запада. Раньше и шире всех ГЧП начал использовать амбициозный Питер, один из ярких примеров - модернизация аэропорта “Пулково“. В Санкт-Петербурге в 2006 году был принят первый региональный закон о ГЧП. Сейчас таковой есть в 10 регионах, еще в 17 разрабатывается. И даже Москва, избалованная инвестициями, тоже думает о ГЧП и готова поделиться имуществом и своими функциями. Пришел черед и Нижегородской области. Как выразился губернатор Валерий Шанцев, эта схема привлечения средств “уже стучится в нашу дверь“.

Законопроект “Об участии Нижегородской области в государственно-частном партнерстве“, названный приоритетным, принят в первом чтении 28 января. Федерального закона до сих пор нет. ГЧП остается штучным продуктом, но отдельные акты, на основе которых его можно реализовывать, например, закон “О концессии“, действуют.

“Этот законопроект дает возможность нам впервые открыто говорить с бизнесом, во всем разобраться, урегулировать отношения. Дает основу для формирования базы правового регулирования, которая позволит четко определить уполномоченный на взаимодействие с бизнесом орган, последовательность действий сторон партнерства“, - убеждал областных депутатов министр инвестиционной политики Дмитрий Сватковский.

Первый вице-премьер Правительства РФ Игорь Шувалов назвал государственно-частное партнерство дрожжами для российской экономики, без которых невозможно развитие инфраструктуры.

Инвесторы, по словам местных чиновников, готовы вкладываться в капиталоемкие, общественно значимые объекты на паритетных началах, но при условии соблюдения определенных правил. Без закона о ГЧП и банки давать кредиты не будут, и любая компания, вступая в проект, всегда сначала говорит: где мои риски, как их минимизировать, какова экономика проекта? Короче, за счет чего вы предлагаете мне окупить вложения?

Ко второму чтению законопроекта, когда закладываются важные детали, поступило уже много поправок. Их недавно обсуждали в Законодательном собрании, куда прибыли консультанты из Госдумы, представители банков и бизнеса.

Куда стучат?

Форму концессии Дмитрий Сватковский считает самой перспективной для области. При этом имущество остается в госсобственности и только на время (длительное) сдается в эксплуатацию бизнесу, позволяя получать ему определенный доход. Имущество может быть не только вновь создаваемое, но и старенькое, которое инвестор реконструирует, модернизирует и будет использовать.

Платные дороги, которые в последнее время у всех на слуху, реализуются как раз на основе ГЧП. Федеральная трасса М-7 “Москва-Нижний Новгород-Казань“ тоже попадает в эту схему, проезд по отдельным, вновь построенным или реконструктурированным участкам обещают сделать платным, с тарифом от 3 до 5 рублей за км.

Конечно, всех интересует, по каким объектам и с какими инвесторами область собирается войти в партнерство. Из тех, что уже было озвучено – мост через Волгу в Подновье. Но цену проезда, которая называется сегодня - от 200 рублей для легковушки до 400 рублей для грузовика - вряд ли можно считать окончательной. Потому что построен мост будет еще нескоро.

По словам губернатора Нижегородской области Валерия Шанцева, госкорпорация “Внешэкономбанк“ (ВЭБ) может выступить в качестве партнера правительства области при строительстве важнейших транспортных объектов (южный обход) по схеме ГЧП.

“Есть такой вариант: мы разрабатываем проект, который утверждается Внешэкономбанком. Банк выделяет средства на строительство объекта и находит подрядную организацию. После запуска объекта в эксплуатацию он переходит в собственность области только после того, как банк вернет себе ранее вложенные средства. Есть другой вариант - с использованием средств облбюджета. Считаю, что схема с использованием механизма государственно-частного партнерства особенно актуальна в настоящее время, когда Федерация урезала расходы на строительство транспортных объектов“, – объясняет губернатор.

Эту же схему можно использовать при возведении низконапорной плотины в районе Городца (хотя это еще более отдаленная перспектива). Например, 50% расходов могут взять на себя частные инвесторы, оставшуюся часть инвестиций составят бюджетные средства. При этом выделение 70% бюджетных инвестиций будет предусмотрено в федеральном бюджете, 30% в качестве софинансирования предстоит заложить в бюджет Нижегородской области.

Вице-губернатор Владимир Иванов говорит, что по транспортной инфраструктуре уже есть предварительные договоренности и с рядом пенсионных фондов.

Шведский стол для инвестора

С мостами и дорогами тоже все более-менее ясно: инвестиции можно окупить, отдав инвестору дополнительное право развивать, скажем, придорожную инфраструктуру.

Но правительство области собирается приглашать частника и на другие соцобъекты и услуги, например, на физкультурно-оздоровительные комплексы (ФОКи).

Пенсионные фонды, у которых есть длинные деньги, интересуются не только мостами, но и домами престарелых - новый формат, так называемые “сеньор-отели“, где спектр и качество предоставляемых услуг будет намного лучше, чем в обычных стариковских приютах. Говорят, партнерство власти и бизнеса в форме концессии особенно заманчиво в соцсфере, куда трудно привести инвестора.

Но есть и масса других форм сотрудничества: совместные предприятия, аренда, лизинг имущества с последующим выкупом, аутсорсинг – передача другим организациям различных социальных госуслуг для граждан, чтобы общество получало новое качество и технологии.

И нижегородские власти, кажется, готовы впустить инвесторов во всякую сферу. В региональном законе в списке объектов, которые могут стать предметом соглашения о ГЧП, называется транспорт и метрополитен - очень заманчиво достроить метро за счет бизнеса.

Элементы ГЧП в области уже реализуются - в технопарках “Саровский“ и “Анкудиновке“.

Уже в этом году по этой схеме в регион, по словам Сватковского, будет вложено порядка 1,5 млрд рублей.

Также в списке предложений для частных партнеров значатся: объекты энергоснабжения, образования, здравоохранения (у области и частного бизнеса уже был негативный опыт работы по созданию онкоцентра), культуры, туризма, связи, телекоммуникации и даже торговли и общественного питания, что вызвало некое удивление экспертов - представителей известной международной аудиторской фирмы. Уж в чем в чем, а в торговле и общепите предприниматели всегда справлялись лучше и без помощи государства. Впрочем, здесь речь может идти о неких локальных нишах.

Чем заплатим?

Пока инициаторы ГЧП крайне неохотно и только в общих чертах говорят о том, как бизнес будет “отбивать“ вложенные средства, какая закладывается норма прибыли в такие проекты. Это будет оговариваться в конкретных соглашениях. Но власть убеждает, что частникам будет предлагаться стабильный, долгосрочный бизнес, а компании, которые приходят работать по этой схеме, очень серьезные, и им горячие деньги не нужны. Питерские власти, кстати, в своем законе прописали, что не откажутся от своих обязательств даже при дефиците бюджета. В закон заложили безвозвратные гранты и определенные бонусы для партнеров.

Но в чем “щекотливость“ такой схемы? Бизнес-партнеру область предоставляет землю, госимущество, долю в госсобственности, делегирует ему право осуществлять услуги населению… И всегда существуют опасения: что произойдет, когда что-то “неуклюжее, не модернизированное“, но государственное, отдадут в частные руки?

Нижегородские чиновники указывают, что при ГЧП ответственность с власти как раз и не снимается. А частного партнера власти будут выбирать по результатам конкурса, торгов. И здесь, по мнению экспертов, важно не промахнуться с процедурой отбора. Погнавшись за дешевизной, можно заполучить неудачное техническое решение, и расхлебывать его потом всю жизнь.

Аукционное соглашение, прописанные в нем обязательства сторон, также должно стать гарантией от расхищения имущества, скрытой приватизации и прочих неудач, когда стоимость «благ цивилизации» вдруг резко вырастет, а спросить будет не с кого.

Правда, москвичи напугали: подготовка конкурса по тому же Пулкову, где участвовали международные компании, заняла до полугода, а сама документация чуть ли не вагон. А между прочим, и нижегородский аэропорт власти собираются «пустить» по той же схеме.

Лоббисты от бизнеса, приводя в пример С.-Петербург, говорят, что надо делать закон более гибким, заложив туда разные формы партнерства, не только концессию, но, например, контракты жизненного цикла. (Кольцевая автодорога вокруг Афин отдана на обслуживание концессионеру на все время «жизни», и он крайне заинтересован в ее «долгожитии». Греческие власти платят за обслуживание трассы при соблюдении десятков параметров, один из которых - ликвидация последствий ДТП в течение 5-6 минут!)

«Не пытайтесь в законе охватить необъятное, - посоветовали напоследок москвичи нижегородцам, - определите круг проектов, которые регион хочет реализовать, и в каких формах. И начинайте работать».

Иван ОКОПОВ.

Пожалуйте в канализацию

Недавно Арзамас заключил 15-летнее соглашение с известной немецкой компанией “Ремондис“ на модернизацию водопроводного и канализационного хозяйства на основе закона о концессии. Но тяжело далось, говорит мэр Арзамаса Анатолия Мигунов, пришлось продираться через гущу законов. Закон о ГЧП установит правила игры. По словам Мигунова, в течение первых пяти лет немцы вложат миллиард рублей в городское водохозяйство (новый водопровод обошелся бы бюджету в три миллиарда). С мая уже начнется работа. Причем, как откровенно рассказал мэр, когда подписывались документы, до самого последнего момента – шести часов утра - между партнерами оставалось какое-то непонимание: “уже ночью сидим, вроде бы все запятые расставлены… но чувствую, что-то не так. И что оказалось? Унемцев нет такого понятия как “инвестиционная составляющая“ в тарифах“.

Тарифы на водоснабжение и канализацию, как известно, лежат в сфере регулирования местной власти, и здесь договориться с партнером проще.

Иван ОКОПОВ

Источник: МК в Нижнем
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.

всего комментариев: 1

сергей 07.03.2010 00:34:00
особенно когда у самого домик и дочка в Германии, то почему бы и не заработать на безбедную старость и провести ее не в Арзамасе !!!