"До 30% импортных пошлин будет оседать в бюджетах республик"

27.04.2010
Просмотров: 1656

Таможенный союз призван упростить правила работы для участников внешнеэкономической деятельности всех стран. Но пока в отраслевых компаниях готовятся к серьезному усложнению работы.

С 1 июля вступает в силу соглашение о Таможенном союзе. Новое объединение призвано упростить правила работы для участников внешнеэкономической деятельности всех стран. Но пока в отраслевых компаниях готовятся к серьезному усложнению работы, отмечая проблемы на всех этапах, связанных с таможенным оформлением. О том, как готовятся к работе в новых условиях таможенные брокеры, газете "Коммерсантъ" рассказывает генеральный директор ЗАО "Русский логистический провайдер" РУСЛАН КИСС.

— Что принесет таможенное объединение трех стран?

— Сейчас можно только спрогнозировать ожидаемые преимущества, реально оправданные и обоснованные надежды. Создание общей таможенной территории трех стран — Беларуси, Казахстана и России — это рациональный и стратегически оправданный шаг. И это уже второй шаг интеграции для создания общего рынка. При этом сегодня вопрос ставится не столько о конкретных выгодах для каждой из стран, а о принципиальном признании того, что эти выгоды есть и они значительно превышают издержки. Среди положительных моментов, которые мы ожидаем,— существенное снижение издержек на таможенные процедуры, причем как временных, так и финансовых, упрощение торговых процедур, транспортно-логистических операций в экономических отношениях между странами—участницами Таможенного союза, а также унификация и единообразие транспортно-логистических и таможенных услуг на территории стран-участниц Таможенного союза. Кроме того, произойдет значительное снижение количества прохождения таможенных формальностей, что, в свою очередь, должно значительно улучшить управление цепями поставок. Также произойдет выпрямление транспортных путей, в том числе транзитных. Начнется упрощение, прозрачность и управляемость материальным потоком в логистике и управлении цепями поставок. Нужно отметить и снижение издержек в финансовых потоках при международных торговых операциях, повышение прозрачности финансовых процедур, снижение рисков и криминальности в этой сфере. Новое объединение увеличит инвестиционную привлекательность приграничных территорий, создав предпосылки для создания и развития промышленно-производственных кластеров и межгосударственных производственных зон. Наконец, единый таможенный тариф, а также единообразные технические и прочие регламенты должны создать хорошие условия для здоровой и честной конкуренции, вытеснения с рынков стран поставщиков некачественных товаров и недобросовестных предпринимателей, а также дать возможность развитию глобальной транспортно-логистической системы (дорог, ТЛК, пограничных переходов, инфраструктуры) на территории стран—участниц ТС.

— Чего стоит опасаться?

— Исходя из складывающейся ситуации, с 1 июля, скорее всего, ВЭД получит огромный набор проблем. Единственное, чем остается себя тешить, что эти проблемы будут оперативно решаться. Скоротечность и сжатые сроки подготовки начала реализации соглашения по Таможенному союзу, отсутствие единой точки зрения на решение поставленной задачи, разработка технологий и процедур пока создают условия появления новых проблем и сложностей в работе. Какие проблемы ВЭД стоит ожидать: несогласованность технических регламентов может создать сложности российским импортерам при пересечении грузов на въезде в Казахстан и Белоруссию, особенно в части соответствия требованиям и нетарифного регулирования, то есть возможных запретов; отсутствие диалога с бизнесом, особенно с профильным (таможенные брокеры, таможенные перевозчики, страховые компании и пр.), которые не знают, как работать в условиях ТС. С нами никто не обсуждает технологии, методики, способы, тарифы и т. п. Соответственно, с 1 июля мы можем получить глобальные проблемы образца 1 января 2010 года, когда ни бизнес, ни таможня не знали, что и как делать, что разрешено, а что запрещено; отсутствие единой платежной системы для возможности единообразной и оперативной уплаты таможенных платежей на всей территории ТС, скорее всего, бизнесу потребуется привлечение дополнительных финансовых средств для обеспечения уплаты таможенных платежей; возможная конкуренция между таможенными службами стран—участниц ТС при наличии в Таможенном кодексе объединения огромного количества отсылочных норм к национальному таможенному законодательству, что, скорее всего, создаст двойное или даже тройное давление на бизнес; страх ФТС перед либерализацией таможенных правил и ее попытки ввести двойной контроль, что значительно усложнит прохождение таможенных процедур вместо их упрощения; сильное административное давление со стороны ФТС на бизнес в сфере ВЭД создает условия для перетекания существенной части российского бизнеса на территорию Белоруссии и Казахстана.

— С какими трудностями сегодня сталкиваются импортеры?

— На сегодняшний день отдельного внимания заслуживает ситуация, которая сложилась вокруг закрытия таможенных терминалов, в частности, в зоне работы Северо-Западной таможни. Ведь эти складские мощности построены на кредиты, их необходимость длительное время навязывалась бизнесу. В итоге были построены огромные комплексы, а потом в одночасье их работа была прекращена административными распоряжениями. При этом мнение бизнеса никто не стал учитывать, а уж тем более не было речи о компенсации расходов. В результате теперь эта ситуация затрагивает и множество других участников ВЭД, которые вынуждены искать новые пути решения возникших проблем: дефицит площадей, отсутствие квалифицированных кадров, сложная логистика. И такая ситуация не только в одном регионе, она распространяется по всей стране.

К чему привела концепция переноса таможенных постов, затеянная год назад? На 1 марта вдоль КАД в Петербурге работало три терминала совокупной мощностью 1,5-2 тыс. машиномест. Средняя ставка машиноместа составляла 3-5 тыс. рублей. На этих площадях были организованы все виды контроля, включая, разумеется, таможенный. На сегодняшний день они закрыты и всех загоняют для проверки на два выборгских таможенных терминала общей мощностью 120 машиномест, а цена простоя выросла до 20-25 тыс. рублей. Другой показатель: в ноябре 2009 года на Выборгской таможне работало более 1 тыс. компаний—таможенных брокеров. Это вполне сформированный пласт рынка, сегодня в этой среде работает две компании. Плечо доставки между Хельсинки и Петербургом составляло 5-7 дней, сегодня — 14 дней. Между тем все это недополученные деньги. Ведь груз куда-то уходит. А это значит, что с 1 июля этот самый груз начнет производить таможенную очистку на складах в Белоруссии и Казахстане, где давление государственных структур меньше. На границах этих государств возникнет целая индустрия упаковочных, сборочных, фасовочных производств, не говоря уже о складах, хранилищах и мощных логопарках. Это значит, что до 30% импортных пошлин будет оседать в бюджетах этих республик.

Другая характеристика сегодняшнего рынка — это постепенное выдавливание давно работающих в этой сфере компаний—таможенных брокеров с целью монополизации этой сферы деятельности. То есть компании, которые исторически заняты в этой нише, поэтапно заменяются на окологосударственные структуры, лояльные к определенным чиновникам. В конечном итоге это мешает здоровой конкуренции, влияет на стоимость услуг, скорость оформления товара и доставку его конечному потребителю.

— Пути ввоза и вывоза товаров могут серьезно измениться после начала работы ТС. Куда уйдет груз?

— Хочется надеяться, что принципиальных и системных изменений не произойдет, но на некоторых направлениях они могут существенно поменяться. Нынешнее состояние таможенного администрирования на северо-западе может создать предпосылки для перетекания импортного потока товаров народного потребления (ТНП), идущего сейчас через Большой морской порт Санкт-Петербурга. В частности, до 50% товаров и грузов ТНП, идущих из стран Юго-Восточной Азии через финские порты, может уйти на казахстанское направление с российско-финских таможенных терминалов. Да и в целом я предполагаю, что более 50% грузопотока ТНП из Китая и стран Юго-Восточной Азии тоже, скорее всего, переориентируется на казахстанское направление.

В Центральном федеральном округе стоит ожидать значительного смещения на белорусское направление импортного потока, который сегодня поступает в Россию через российско-украинские таможенные пункты. Причина данного перетекания в неподготовленности пограничных и таможенных переходов, а также отсутствии логистической инфраструктуры. В итоге грузопоток, который сегодня проходит через Одесский (Ильичевск) порт, может значительно переориентироваться на казахстанское направление и/или на порты Прибалтики, а также на белорусское направление, где таможенные терминалы оборудованы более современной и качественной техникой. В сфере европейского грузопотока тоже стоит ожидать переориентации импортных потоков с российско-украинского на белорусское направление. Не менее важен тот факт, что изменение произойдет и в части экспортного направления. И если в сегменте вывоза энергоносителей смены траекторий движения грузов произойти не должно, так как оформление по трубе и проводам меняться не должно, то в части вывоза сырья картина совсем иная. Если нынешняя позиция ФТС сохранится, то стоит ожидать кардинального изменения траектории экспортных грузопотоков таких номенклатур, как лес, пиломатериалы, удобрения, химия, металлы и т. п. Причинами становятся сложная и громоздкая система контроля экспорта, предлагаемая ФТС, ее отказ от упрощения процедур оформления для экспортеров, что может создать и, скорее всего, создаст условия, когда бизнес вынужден будет уходить на территорию стран—участниц ТС, где условия проще, понятнее и прозрачнее, а ситуация в целом комфортнее.

— Что участники ВЭД ждут от новых правил игры?

— Можно сказать, что бизнес замер в ожидании. И ожидание это скорее тревожное, чем спокойное. Во-первых, царит полное неведение, что бизнесу ждать и в каком виде, официальная информация является крайне скудной, а та, что подается бизнесу, противоречива и однобока. Во-вторых, организаторы и ответственные ведомства находятся в серьезных противостояниях и несогласии, что не позволяет им до сих пор выработать единую позицию и единую точку зрения на поставленные вопросы в рамках организации работы ТС. В-третьих, позиция ФТС и реализуемые ею программы и концепции идут вразрез с самой идеей ТС. Все это наводит на мысль, что с 1 июля бизнесу стоит ожидать больших проблем, трудностей, сложностей, непонимания.

Материал подготовил Андрей Михайлов, Приложение к газете "Коммерсантъ" № 74 (4374) от 27.04.2010

Источник: Прочие источники
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.