Вес патента

28.05.2010
Просмотров: 3611

В условиях модернизации экономики, массового внедрения инноваций особую роль начинает играть защита интеллектуальной собственности. Неграмотно оформленный патент может втянуть фирму в изнурительные судебные разбирательства.

В условиях модернизации экономики, массового внедрения инноваций особую роль начинает играть защита интеллектуальной собственности. Неграмотно оформленный патент может втянуть фирму в изнурительные судебные разбирательства, принести огромные убытки, погубить репутацию и просто развалить отечественный бизнес на радость зарубежным конкурентам. Руководителям нужно помнить, что сегодня далеко не все патентоведы несут юридическую ответственность за результаты своей работы.

Сотрудники компании ООО НПКБ “НИК” и ООО НПЦ “Анод” несколько лет назад работали в единой фирме, вышедшей из ОКБМ им. Африкантова. Разрабатывая научные идеи, применяемые в военной промышленности, выброшенные на берег жизни волной перестройки бывшие ученые стали применять свои знания, опыт в народном хозяйстве. Разделившись в 2003 году, они продолжали вести сходную деятельность по разработке и производству торцевых уплотнений для насосного оборудования, применяемого в нефтеперерабатывающей, неф-техимической и нефтедобывающей промышленности.

Руководство ООО “НИК” Анатолий Климакин и Виктор Бушуев первым делом оформили патенты на новую разработку в Федеральном институте промышленной собственности с тем, чтобы спокойно выпускать продукцию, успешно конкурирующую не только на отечественном, но и на мировом рынке. У Анода также были свои патенты, позволяющие на законных основаниях производить сходную продукцию. Казалось бы, фирмы должны работать параллельно, соревнуясь и улучшая в здоровой конкуренции конструкцию изделий. А рынок рассудит, какая конструкция лучше. Но руководство Анода попыталось оспорить патент НИКа по торцевым уплотнениям не как предполагает процедура — в ФИПСе (Федеральный институт промышленной собственности), а используя административные ресурсы. Долгое время НИК вынужден был судиться, проходить различные проверки, но грамотно оформленный патент все выдержал. “Были потрачены деньги, время, к нашим клиентам (а это серьезные нефтяные и газовые компании) неоднократно направлялись различные запросы из суда, и могла пострадать наша репутация, — рассказывает директор ООО НПКБ “НИК” Анатолий Климакин. — Но все обвинения были сняты, поскольку мы ничего не нарушили”.

Казалось бы, страсти улеглись. Но в 2005 году уже НИК подает в суд на Анод. На одной из выставок в Москве конструктор Юрий Дорофеев, создавший множество полезных моделей, увидел, что Анод оформил два патента по разработкам времен общего предприятия и не указал его авторства. Рассказывает Анатолий Климакин: “В 2002 году патентовед Сергей Пушкин, руководитель ООО “Патенты Нижнего”, начал составлять заявки на две полезные модели по модернизации насосов, в них Юрий Дорофеев являлся и значился автором и одним из патентообладателей. Заявка ушла в ФИПС, была там зарегистрирована, но к тому времени Дорофеев уже уволился из Анода, и его руководство не стало платить положенную пошлину. Вторая же заявка, уже будучи оформленной, вообще не была отправлена в ФИПС. Окончательное оформление обоих патентов не прошло. Но вскоре тот же патентовед Пушкин берет ту же заявку, убирает фамилию Дорофеева отовсюду и вписывает других людей. За регистрацию этой заявки пошлину платят, а вторая заявка уходит в ФИПС также с другими авторами и патентообладателями. При этом патентовед должен был знать, что нарушает соответствующую статью УК РФ. Эти патенты на полезные модели приносили и приносят фирме Анод большую прибыль, так как они являются эксклюзивными изготовителями данной продукции. Тогда как конструктор несколько лет не получал ничего”.

Руководство НИКа решает защитить честь и интересы своего сотрудника (конструктор работает сейчас в НИКе). Суды длятся почти пять лет. На всевозможные экспертизы и судебные издержки фирма тратит почти 200 тыс. руб. Ведутся нелицеприятные выяснения вклада в изобретения заявленных лиц. В марте 2010 года, наконец, окончательно вступает в силу решение суда Московского района Нижнего Новгорода, признавшего незаконным то, что Юрия Дорофеева лишили авторских прав. Суд принял решение признать авторство Дорофеева и... аннулировал спорные патенты. Теперь по закону никто не имеет исключительного права на данные полезные модели, их может использовать кто угодно.

“Мы делали это бескорыстно, — говорит Анатолий Климакин. — Уважаемый нами конструктор перенес за это время два инфаркта, ему уже исполнилось 75 лет. Изобретения могли принести ему либо солидный разовый доход, либо процент от объема продаж изделий, выпущенных на основе патентов. Все это было бы хорошей прибавкой к пенсии. Пока неизвестно, захочет ли Анод сразу решить вопрос о размере компенсации конструктору, возможно, придется судиться еще. Но мы своего сотрудника не бросим, будем помогать и дальше”.

Итак, неправота руководства Анода была признана судом. Но был еще один непосредственный виновник происшедшего — патентовед. Он не понес никакой ответственности. Хотя из-за него обе фирмы были втянуты в судебные тяжбы, а результат многих лет научных разработок оказался бесплатным достоянием других фирм.

Анатолий Климакин отмечает, что к выбору патентоведа до сих пор многие руководители относятся невнимательно, стараются сэкономить, имея дело с неквалифицированными людьми. По его оценке, частник берет порядка 10 тыс. руб., оформить патент в агентстве стоит 20—30 тыс. руб. Разница не такая уж и большая. Вот отстаивать патент в суде стоит и 100, и 200 тыс. руб. НИК небольшие инновации оформляет у частника, которому доверяет. Серьезные патенты не ленятся и не скупятся отдавать в московское агентство, которое несет юридическую ответственность за оформление. В НИКе считают, что честное имя стоит дорого и стараются тщательно подбирать партнеров в деле оформления прав на интеллектуальную собственность. Вспомните, Сергей Пушкин должен был видеть, что полезная модель по модернизации насосов та же, но фамилия автора заменена, хотя все остальное совпадало. Мог вникнуть в ситуацию, но не вник, и подмахнул новую бумагу.

Директор НИКа обращает внимание на то, что составить заявку на изобретение или полезную модель может как автор, так и любой человек, назвавшийся патентоведом. Лицо, оформляющее заявку, может не иметь достаточно знаний, может искренне ошибаться или не владеть полной информацией, а может и намеренно, в целях личной выгоды, оформить заведомо сомнительный патент. При этом оно не несет никакой ответственности перед законом, чего нельзя сказать о тех фирмах и частных лицах, которые этот патент используют. Такой “патентовед” может оформить так называемые двойные патенты, когда на одно и то же изобретение подается сразу несколько заявок с разными авторами и патентообладателями. В результате фирмы могут долго судиться на радость конкурентам, неся финансовые и моральные потери. Нечистоплотный патентовед может, уверив автора в том, что здесь нет ничего нового, впоследствии даже оформить патент на себя или других лиц.

“По моему убеждению, — говорит Анатолий Климакин, — оформлять заявки на патенты должен аккредитованный государством патентный поверенный, имеющий соответствующее образование и несущий ответственность перед законом. Примерно так же, как это делает нотариус. Тогда и патентовед Пушкин не стал бы оформлять заведомо сомнительные заявки. Да, это будет дороже. Но и сейчас никто не работает бесплатно. Дороже судиться потом, а государство, кстати, может регулировать стоимость такой услуги для небогатых авторов”.

По оценке лиц, работающих в инновационном бизнесе, это огромная проблема, которую Запад уже ощутил в полной мере. И именно решение этой проблемы помогло Западу занять лидирующие позиции в мире в инновационной сфере.

Ольга ЧУПАЧЕНКО "Биржа" № 19 от 25 мая 2010 года

Источник: Биржа, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.

всего комментариев: 1

Антон 31.05.2010 12:44:00
Хорошая статья, надо было еще раньше эту тему поднять. Сталкивался с подобными "Пушкиными". Особенно по товарным знакам. Некоторые производители просто могут не подозревать, что нарушают чьи-то права. Вместо того, чтобы решить дело мирно между двумя фирмами, тут же выводят это в суды, "отсасывая" деньги с обоих фирм. При этом некоторые "патентоведы" регистрируют популярные товарные знаки на себя, а потом предъяляют финансовые претензии к фирмам. И если Пушкин - это конкретный разводила, то проблема порядочности патентоведов - это система Они влились в общие ряды продажных чиновников и коррумпированных милиционеров. Нам такие патентоведы не нужны. Пусть как написано в статье получают аккредитацию и за свои деяния, намеренные или не намеренные, отвечают имуществом, деньгами, свободой.