По всяким махинациям - ударим конфискацией

13.01.2011
Просмотров: 4567

Сейчас, когда много говорится о мздоимстве и казнокрадстве, продолжающих терзать наше общество, правоохранители вспомнили о конфискации имущества как о весьма действенной мере профилактики коррупции.

Наверняка читатель помнит сюжет из комедийной трилогии Гайдая «Не может быть!», где директора магазина, явно злоупотребляющего своими полномочиями, прокурор вызывает якобы на допрос. В ожидании ареста кормильца и в страхе перед конфискацией имущества супруга завмага старается распродать всю домашнюю обстановку и утварь, дабы ничего не досталось государству, и даже умудряется развестись и выйти замуж за соседа…

Сейчас, когда много говорится о мздоимстве и казнокрадстве, продолжающих терзать наше общество, правоохранители вспомнили о конфискации (от лат. confiscatio — отобрание в казну) имущества как о весьма действенной мере профилактики коррупции. Но часто они оказываются не в силах лишить этих господ нечестно нажитого. Почему же сейчас не применяется отъем имущества, который смог бы обуздать коррупцию?

От забвения к возрождению

Пожалуй, один из самых громких процессов, закончившихся приговором с конфискацией имущества, произошел в конце восьмидесятых. В 1987 году был арестован тогдашний заместитель МВД СССР генерал-полковник Юрий Чурбанов, зять покойного Леонида Брежнева. Этот арест был действительно уникальным, поскольку впервые тронули столь высокий чин. Чурбанова обвиняли в коррупции и взяточничестве, и в итоге он был приговорен к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества. В 90-м году Галина Брежнева подала апелляцию по уголовному делу своего мужа. Ей удалось доказать, что большая часть имущества либо принадлежала ей до брака, либо является подарками и наследством отца, и суд постановил вернуть ей описанное для конфискации имущество. Ей возвратили автомобиль «Мерседес», антикварную мебель, люстры, коллекцию оружия стоимостью 18 тысяч рублей, коллекцию из чучел животных за 80 тысяч, денежный вклад на сумму 65 тысяч, дачу за 64 тысячи рублей. Так она и жила, сдавая дачу и распродавая имущество. Ну, а сам генерал после отбытия в лагере менее половины срока (около 5 лет) был освобожден и занялся бизнесом — встал во главе строительной компании.

В 1953 году после смерти Сталина была обобщена практика дел, связанных с конфискацией, и признаны многочисленные нарушения. После этого последовало смягчение в применении этой меры — она стала применяться только по отношению к личной собственности осужденного и к его доле в общей собственности. Этим руководствовались наши суды в течение полувека. Кстати, по имеющейся статистике за 2002 год, за получение взятки в нашей стране обвинительные приговоры были вынесены в отношении 865 лиц. К осужденным в 165 случаях применялось лишение свободы, в 729 — условное наказание, а конфискация имущества применялась только в 33 случаях.

В конце 2003 года институт конфискации имущества был отменен. То ли для того, чтобы окончательно избавиться от наследия «славного прошлого», то ли из-за неэффективности этой меры. Однако есть мнение, что данный закон в Госдуме пролоббировали заинтересованные круги.
Но вскоре, в середине 2006 года, конфискация имущества вернулась в наше законодательство — в Уголовном кодексе появилась глава, которая так и называется «Конфискация имущества».

— Что мы обычно подразумеваем под понятием «конфискация»? Это изъятие фактически всего имущества у преступника по решению суда, как правило, по уголовному делу, — говорит известный нижегородский адвокат Сергей Остроумов. — Конфискация была как бы карой за преступные деяния, и в нашей стране такого рода мера существовала практически до 90-х годов прошлого века, до изменения Уголовного кодекса, в котором конфискация в таком понимании уже не существовала. В 2006 году была принята поправка к УК, которая вступила в действие с 1 января 2007 года — появилась глава «Конфискация имущества» (статья 104.1). Это уже не та изначальная конфискация, а только изъятие оружия, денежных и других средств, с помощью которых было совершено преступление, а также того, что гражданин получил в результате конкретного преступления. В этом принципиальная разница между новой конфискацией и старой. Элементарный пример. Человек работает на госдолжности, получая зарплату 20 тысяч, но в то же время покупает яхты, заводы, теплоходы. И вот этого гражданина поймали на взятке в 10 тысяч рублей. По существующему закону, конфискации у данного взяточника подлежат только эти 10 тысяч рублей. А все остальное так у него и останется.

— Насколько я понимаю, — продолжает Сергей Остроумов, — когда в 2006 году вводили новую конфискацию, основным побудительным моментом была именно борьба с терроризмом или деятельность, направленная на подрыв конституционного строя. Цель — изъять у преступников оружие, денежные средства, которые были использованы в этих направлениях или могли бы быть использованы. Однако даже и эта конфискация на практике у нас зачастую не работает. Законодатель ввел в УК главу «Конфискация имущества», но не ввел эту санкцию в сами статьи, которые перечислены в данной главе.
Вот и выходит, что конфискация как бы есть, но ее как бы и нет.

Не перегнуть бы палку

В середине 80-х в Ленинском отделе милиции (тогда еще города Горького) работал сотрудник уголовного розыска, занимавшийся розыском пропавших. Одна пожилая дама заявила об исчезновении своего сына, и данный оперативник вскоре его нашел. Бабушка захотела отблагодарить милиционера, однако по наивности сначала решила уточнить у его коллег, как это лучше сделать. В итоге трехсотрублевая благодарность старушки вышла боком оперу, — его взяли с поличным, и суд вынес приговор — 8 лет с конфискацией имущества.

— Если бы сейчас ввели конфискацию, так сказать, по-советски, то это была бы хорошая мера профилактики против нынешней коррупции, — считает Сергей Остроумов. — В то время были статьи, в которых в качестве санкции применялось «с конфискацией имущества». И криминальные деятели (цеховики, спекулянты, убийцы, мародеры, мошенники) знали, что если они попадутся, то все, что было наворовано за годы, будет конфисковано в пользу государства. Насколько это сейчас правильно? Ведь наше общество с той поры сильно изменилось — новые рыночные отношения, новое понятие собственности. Здесь при введении полноценной конфискации в современных условиях не должно быть перегибов, а должна быть целенаправленная продуманная работа законодателя. А не так, что вот давайте, мы завтра все конфискуем, — так может столько людей остаться без средств к существованию.

Не секрет, что чиновники-коррупционеры записывают свое имущество на родственников. Кстати, непонятно, почему у нас под декларацию подпадают только несовершеннолетние дети чиновников, в то время как их взрослые отпрыски лет в 20 уже входят в рейтинги «Форбса».
Сейчас схемы манипуляций с имуществом уже таковы, что требуется принципиальная переработка уголовного законодательства, к примеру, нужно изменить и понятие организованная преступная группа. Если установлено, что имущество было оформлено на кого-то из родственников, то значит, что он становится лицом, совершившим преступление в составе группы.

Нужно четкое понимание, каким образом признавать вывод имущества как фиктивную сделку, четкое определение критериев этого имущества. А также четкое определение последствий, то есть что с ним произойдет: все, что осталось у преступника от возмещения ущерба потерпевшему, идет в доход государству.

В принципе это хоть и трудно, но реально сделать. Нужно привлечь ведущие научные силы страны. Подчеркиваю, нужна четкая научная проработка вопроса. Далее эту разработку нужно согласовать с практиками, а уже потом принимать законы.
Однако у противников введения конфискации по-советски сейчас есть весомые доводы.

— Среди доводов противников возврата конфискации в старом понятии есть такой. Для осужденного с конфискацией имущества могут наступить неблагоприятные последствия, — говорит кандидат юридических наук, доцент, полковник милиции в отставке Сергей Дегтярев. — Если конфисковать действительно все, то эта мера может быть несоразмерной содеянному. Также осужденный с конфискацией может даже дважды претерпевать неблагоприятные последствия. По приговору он, с одной стороны, лишается имущества, а с другой — должен возместить вред потерпевшему.

Справка «НН»

По данным ГУВД по Нижегородской области, за 11 месяцев 2010 года было выявлено более 600 преступлений коррупционной направленности, из них 15 преступлений — в крупном размере. Окончено расследование 532 уголовных дел, в суд направлено — 445. Раскрыто 32 преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях, в том числе 12 фактов коммерческого подкупа, пресечено 163 факта взяточничества.
За 11 месяцев 2009 года выявлено около 1 тысячи коррупционных преступлений среди государственных служащих, из них около 900 было рассмотрено и порядка 800 направлено в суд.

Между тем

В нынешнем законодательстве имеется целый список деяний, по которому имущество россиянина может быть подвергнуто конфискации. К примеру, убийство, похищение человека, торговля людьми, использование рабского труда, изготовление или сбыт поддельных денег, коммерческий подкуп, террористический акт и содействие террористической деятельности, захват заложника, организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем, бандитизм, массовые беспорядки, пиратство, незаконные производство и сбыт наркотиков, госизмена, шпионаж, насильственный захват власти или насильственное удержание власти, вооруженный мятеж, диверсия, организация экстремистского сообщества, злоупотребление должностными полномочиями, получение взятки, контрабанда.

А как у них

Боремся слишком мягко?

Сегодня конфискация имущества есть в законодательствах развитых стран, например таких, как США, Италия, Франция, а требование предусмотреть во внутреннем законодательстве конфискацию имущества как уголовно-правовую меру содержится во многих международных документах.

— Исключение конфискации из мер наказания российского законодательства противоречит Конвенции ООН против коррупции от 2003 года, Конвенции Совета Европы о конфискации и отмывании преступных доходов от 1990 года, Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности от 2000 года, — говорит кандидат юридических наук, доцент, полковник милиции в отставке Сергей Дегтярев.

Выходит, что конфискация является общепризнанным и эффективным фактором сдерживания и профилактики не только коррупции и организованной преступности. Кстати, международные конвенции, участниками которых является Россия, говорят и о необходимости конфискации не только преступно нажитого, но и прирощенных, приумноженных капиталов.

В конце прошлого года Группа государств против коррупции (ГРЕКО) констатировала, что Россия не выполнила часть рекомендаций, данных ей в 2008 году. В частности, введенная конфискация имущества за коррупционные преступления признана выполненной лишь частично.
 

Ольга МАКАРОВА.

Источник: Нижегородские новости
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.