Семейная печать

20.01.2011
Просмотров: 803

Семейный полиграфический бизнес Хромовых вырос из профессионального опыта и желания не зависеть от работодателя.

Семейный полиграфический бизнес Хромовых вырос из профессионального опыта и желания не зависеть от работодателя. Управляющий компанией "Карусель" Дмитрий ХРОМОВ рассказал, чем может "взять" рынок небольшое предприятие наряду с крупными типографиями и как сохранить не только общее дело, но и хорошие отношения с родственниками.

— Как начинался ваш бизнес?

— Свою фирму наша семья организовала в 1998 году. Мой отец окончил полиграфический институт в Москве и долгое время работал в “Нижполиграфе", а также других крупных типографиях, т.е. уже имел большой опыт в профессии. По этой причине был выбран полиграфический бизнес. Особых стартовых вложений не было. 1998 год, дефолт, денег немного. Мы поехали в Москву и на одном из профильных заводов, который обанкротился и распродавал оборудование, за очень небольшие деньги купили отечественный печатный станок. На другом предприятии приобрели парашютный шелк, чтобы использовать его в качестве сетки для печати. И занялись печатью визитных карточек способом шелкографии. Я в то время учился в 10-м классе, но уже работал вместе с родителями и братом. Садился в поезд, ехал в столицу за краской и привозил ее ведрами. Время было дикое, конечно, в самом примитивном виде производство можно было организовать хоть у себя дома, “на коленке", зато реально было начать работу с нуля, что мы и сделали. Печать визитных карточек оказалась самым элементарным делом.

— Сегодня где ваша ниша?

— Постепенно развиваясь и расширяясь, мы заняли нишу промо-сувениров для бизнеса — то есть недорогих сувениров большими тиражами — магнитов, значков, блокнотиков, бумажных пакетов и т.п. В последнее время начали выходить на рынок товаров массового спроса и даже сделали собственную торговую марку, под которой выпускаем товары для повышения безопасности дорожного движения, которые продаем через магазины по всей стране.

— За счет чего небольшие полиграфические предприятия, такие как ваше, выживают сейчас на отраслевом рынке?

— Начнем с того, что крупные типографии и небольшие не соприкасаются между собой, работают фактически на разных рынках, а значит и не конкурируют. Крупные, типа “Нижполиграфа", печатающие газеты, журналы и книги большими тиражами, — это один рынок. Маленькие, это в основном рекламные типографии, имеющие много разных относительно мелких и часто непостоянных заказов, с численностью сотрудников до 50 человек, — совершенно другой рынок. Основные наши конкуренты и вообще небольших региональных типографий — находятся в Москве. Это мелкие компании, часто с “черной" бухгалтерией, в цехах у них, как правило, работает низкооплачиваемый персонал из бывших союзных республик, и так далее. Они готовы сделать заказ почти по себестоимости. Мы не можем опуститься ниже определенной наценки, в силу того что за все приходится платить — и зарплата официальная, и налоги присутствуют. В такой ситуации на уровне малых типографий выигрывает тот, кто предложит более широкий ассортимент, низкие цены и короткие сроки изготовления продукции. Качество сегодня подразумевается по умолчанию.

— Во время кризиса закрылось большое количество мини-типографий. Что помогло вам выстоять?

— Это обязательный большой выбор разнообразной продукции, включая собственные разработки, сокращение постоянных затрат — перевезли офис в квартиру, находящуюся в собственности владельца. Кроме того, в 2008 году пришлось снизить оклады на 20% и сократить несколько человек. Сейчас, вроде, опять спрос растет, и мы растем соответственно. То есть эта гибкость и масштабируемость — наше большое преимущество. К тому же у нас есть достаточно информативный сайт. А благодаря тому, что транспортные компании сейчас работают очень хорошо, у нас много клиентов из других городов.

— Ценообразование небольшого полиграфического предприятия отличается от крупного?

— Нет, не думаю. Типовые или мелкие заказы считаются по прайсу, крупные и нестандартные — индивидуально, отталкиваясь от себестоимости.

— Какое время необходимо для того, чтобы мини-типография окупилась?

— Затраты на создание типографии во многом зависят от того, какое оборудование покупается — дорогое, производительное или подешевле, менее передовое. Поэтому сказать сложно. Дорогое оборудование — это всегда большие постоянные затраты. Его покупка должна быть закономерным этапом развития, а не первым шагом. Точно могу отметить такую тенденцию: с каждым годом все существующие типографии, те, которые на рынке уже давно, каждая в своей сфере, постоянно совершенствуются. Чтобы составить им конкуренцию, предприятию, выходящему на рынок, придется не только вкладываться в дорогостоящее и качественное оборудование, но и заранее продумывать и автоматизировать все бизнес-процессы. А это очень непросто. Кроме того, нужно обладать технологиями. На мой взгляд, это слишком специфический бизнес, чтобы им заниматься с нуля, не имея большого соответствующего опыта. Гораздо проще и выгодней, например, цветами торговать.

— Полиграфическая отрасль очень зависит от импортного оборудования, а значит и таможенных пошлин?

— От импортного оборудования мы зависим на 100%. Хорошо хоть отменили НДС с ввозимого печатного оборудования (и то не со всего, к сожалению). Конечно, список послаблений государство могло бы и дополнить. От импортных материалов зависимость отечественных типографий — на 90%. Потому что бумага того качества, которое требует заказчик, да и предпочитают профессиональные полиграфисты, почти вся импортная. У нас производятся кое-какие краски, но дистрибуция настолько неразвита, что даже удивительно. Для того чтобы купить нашу краску, нужно полдня пытаться связаться с производителем, потом тебе еще три дня будут выставлять счет, потом неделю собирать заказ на складе и т. д. Импортную можно взять у нескольких поставщиков сразу, причем тут же, в Нижнем Новгороде.

— Получается, рынка производства отечественного оборудования не существует?

— Производится самое наипростейшее оборудование, в основном, ручное. Правда, стоит оно почему-то раза в три дороже китайских аналогов. Все остальное, цифровое, автоматизированное, более сложное производится в Германии, Японии, Италии, США. До того как распался СССР, у нас еще что-то изготовляли: печатные, резательные машины. Сейчас — ничего. Если что-то осталось в типографиях, то это уже раритет. У меня, например, работает резак БР-72 1985 года выпуска.

— В чем особенность полиграфии для бизнеса?

— Короткие сроки производства, большой ассортимент, возможность заказать большой список продукции “в одно окно", возможность возместить НДС, отсрочки платежа при постоянном сотрудничестве.

— Какие передовые технологии используются в полиграфии сегодня?

— Их много, есть инновационные, например, печать деколей. Достаточно сложная технология с массой нюансов. При этой технологии изображение сначала печатается шелкографией специальными декольными красками на гуммированной бумаге, которая покрыта слоем желатина. Изображение с бумаги, как переводная картинка, вручную переносится на изделие. Полученные оттиски покрывают защитным лаком. Затем изделия помещают в печь и запекают в течение длительного времени при температуре от 500оC. При обжиге лак, которым покрыта картинка, выгорает, а краска фактически “вплавляется" в поверхность изделия. Мы, например, печатаем деколи для последующей наклейки на кружки, тарелки, кастрюли, которые потом на заводах обжигаются в печах. Специально для этого мы даже установили автоматическую печатную линию. У нас есть и декольная печь, позволяющая обжигать до трех тысяч кружек в смену.

— Тенденции в корпоративной полиграфии меняются с годами? Скажем, какие заказы были актуальны перед нынешними праздниками?

— В этом году, например, стали заказывать больше ежедневников. Не знаю, с чем это связано, но факт. Был интересный заказ на десять тысяч коробок “Русского лото", причем карточки, бочонки и коробки по индивидуальному заказу, с логотипом компании-заказчика. Бочонки нам изготовили на заводе в Кирове, а все остальное мы делали сами и комплектовали у себя на производстве. Недавно была промо-акция у одного из крупных автомобильных дилеров в Нижнем Новгороде: десять тысяч автомобильных ароматизаторов мы упаковали каждый в свой пакетик и приклеивали к буклету. В общем, какой-то определенной моды на полиграфию нет, очень много разных заказов, но заказчики предпочитают креативных производителей, поэтому постоянно приходится что-то изобретать, придумывать.

— Существуют определенные проблемные аспекты в ведении именно семейного бизнеса. Как вы их решаете?

— Если компания начиналась как семейная, то теплые семейные отношения транслируются и на других сотрудников. С одной стороны это, конечно, очень хорошо, потому что создает определенный климат внутри компании, атмосферу доверия. Но с другой стороны, когда компания разрастается, настает определенный момент, когда ты понимаешь, что нужно жестко требовать от подчиненных исполнения правил и инструкций, иначе система начнет давать сбои. И в этот момент нужно дать понять сотрудникам, что им не стоит злоупотреблять хорошим отношением руководства. Все это понимают. Кто нет — уходит. Сейчас люди, которые работают в нашей компании, полностью разделяют наши ценности. И я очень рад, что наше с ними общее дело дает им возможность жить достойно и развиваться. Надо сказать, что и между членами нашей семьи нет конфликтов. Может быть, как раз потому, что есть общее дело. У нас бывают разногласия, но они решаются конструктивными беседами. Что касается перспектив, то я не стремлюсь к тому, чтобы вырастить наш бизнес до невероятных размеров. Пока есть возможность, я буду улучшать то, что уже имею, покупать новое оборудование, расширять линейку продукции, совершенствовать технологии — в рамках модели семейного бизнеса.

СПРАВКА. Хромов Дмитрий. Родился в 1983 г. в г. Горьком. Учился в Нижегородском государственном техническом университете с 2000 по 2006 гг. на экономическом факультете по специальности “Экономист-менеджер на предприятии легкой промышленности". В 2003 году проходил практику в типографии Liekfeldt-druck, г. Ноймюнстер, Германия. С 2004 г. работает в типографии “Карусель", Н. Новгород, 2004—2007 гг. — программист, с 2007 г. — коммерческий директор, управляющий.

Надежда ТРОФИМОВА, Фото Вячеслава СЕННИКОВА

Источник: Биржа, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.