Температурный перепад

01.02.2011
Просмотров: 2345

У российской и британской компаний в сфере волоконно-оптических измерений похожие достижения, но очень разные судьбы — как в "Принце и нищем" Марка Твена. Правда, в отличие от марк-твеновской сказки у нашей истории грустный конец.

У российской и британской компаний в сфере волоконно-оптических измерений похожие достижения, но очень разные судьбы — как в "Принце и нищем" Марка Твена. Правда, в отличие от марк-твеновской сказки у нашей истории грустный конец.

Журнал «Секрет Фирмы» № 1-2 (305-306) от 01.02.2011

Британская компания Oxsensis получила в 2010 году $4,5 млн от венчурного фонда Carbon Trust Investments Limited. Область ее интересов — высокотемпературные датчики, способные работать в газовых турбинах и атомных реакторах — при температурах, превышающих 1000 градусов по Цельсию. В России похожими разработками занимается компания "Бизнес-Юнитек", созданная Константином Голантом. Как рассказал СФ ее коммерческий директор Александр Соколов, и "Бизнес-Юнитек", и Oxsensis работают на одной и той же поляне — в области оптических измерений. На сайте россиян можно найти информацию об образце датчика, способном функционировать при 900 градусах Цельсия.

Обе компании выросли из крупных научных центров: Oxsensis — это спин-офф Лаборатории имени Резерфорда—Эпплтона в Оксфордшире, "Бизнес-Юнитек" развивала команда исследователей из Института общей физики РАН. Россияне еще в 2003 году получили премию компании Intel в конкурсе "Русские инновации", а англичане в 2008-м — премию Institution of Engineering and Technology.

Но различия между российским и западным проектом куда больше, чем та сотня градусов, на которую англичане круче россиян. Российский проект первоначально финансировал бизнес-ангел — владелец консалтинговой группы Clever Business Ярослав Гусев, выпускник мехмата. После получения премии Intel в 2003 году "Бизнес-Юнитек" получил хорошую прессу и небольшие заказы. Но, несмотря на перспективную технологию и зарубежные патенты, ни венчурные инвесторы, ни российские компании вложиться в проект не пожелали. Нет денег — нет прогресса. Компания не развивается, коллектив сильно сокращен. Образец датчика не был сертифицирован.

Финансовая карьера английского стартапа развивалась в противоположном направлении. Первые серьезные деньги — $8,7 млн — компания получила в июле 2007 года от фонда Close Ventures. Кроме того, Oxsensis стала одним из 17 участников программы HEATTOP, финансируемой ЕС ($12 млн), которая должна позволить снизить расход авиатоплива на десятки миллионов тонн. Она же возглавила консорциум, выигравший право потратить $1,8 млн правительства на изучение высокотемпературных сенсоров. Итого на счету русских исследователей вряд ли больше пары сотен тысяч долларов от заслуживающего благодарности бизнес-ангела, $30 тыс. от Фонда Бортника (в обмен на огромный объем отчетности) и один приз. Практически за то же время англичане получили на $13 млн венчурного финансирования, участие в госпрограммах на такую же сумму, внимание правительства и крупнейших британских корпораций.

Оптоволокно — это нить из кварцевого стекла, имеющая сердцевину, по которой распространяется световой сигнал. Российские ученые предложили легировать сердцевину не германием, как обычно, а азотом. Брэгговская решетка (технология, позволяющая по особенностям преломления лучей в сердцевине определять, например, температуру окружающей среды) сохраняется на таком волокне при температуре до 900-1000 градусов.


Сергей Кашин

Источник: Архив: Секрет фирмы
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.