Реставрация для инвесторов

14.02.2011
Просмотров: 1531

Круглый стол на тему “Новые технологии и проблемы сохранения историко-культурного наследия” состоялся 3 февраля в музее — заповеднике “Усадьба Рукавишникова”.

В Европе людям и компаниям, которые берут на себя ответственность за сохранение памятников архитектуры, государством предоставляются определенные льготы и помощь. А у нас те, кто вкладывается в реставрацию и сбережение объектов культурного наследия (ОКН), удостаиваются похвальной грамоты. И пока есть те, кто готов работать за грамоту, наше правительство вряд ли будет думать о разработке законодательных преференций для привлечения инвесторов в эту сферу.

Круглый стол на тему “Новые технологии и проблемы сохранения историко-культурного наследия” в рамках конкурса ПФО “Современная архитектура и градоустройство — “Энергоэффективный дом” состоялся 3 февраля в музее — заповеднике “Усадьба Рукавишникова”.

Рукавишников рулит!

Мероприятие неслучайно прошло в этом здании. Во-первых, усадьба недавно открылась после глобальной реставрации, а во-вторых, сам Сергей Михайлович Рукавишников был — и даже по нашим временам таковым может считаться — чрезвычайно просвещенным застройщиком и хозяином, использовавшим практически во всех сферах своей деятельности самые передовые на тот момент технологии и новейшие, но проверенные, материалы. Он был творческим человеком и постоянно экспериментировал, рассказывает 1-й зам по научно-производственной работе “Инновационные музейные технологии” Людмила Варэс, привлекал талантливых архитекторов и мастеров. Например, Петра Бойцова, который начинал с особняка Рукавишникова и которого сейчас называют непризнанным гением эклектики.

Рукавишников не просто построил свой особняк на пустом месте — на своей территории он сохранил предыдущее небольшое двухэтажное здание, удачно включив его в объем нового. Причем усадьба была построена заведомо на века. В доме была прекрасная система водоснабжения, туалеты: в ту пору в городе ни у кого больше и не было такого водопровода и канализации. Межкомнатные двери имели воздушную звукоизоляцию. А уникальная система отопления с разводкой из чугунных труб была создана таким образом, что одного камина хватало на всю огромную усадьбу — и даже в залах высотой в два этажа не появлялось сырости и плесени. Кстати, по словам Сергея Пиварюнаса, гендиректора ООО “Инновационные энергетические технологии”, подобные отопительные системы сейчас более чем актуальны. Ведь эффективно — обогревать стены, а не воздух.

В купленной же Сергеем Рукавишниковым усадьбе Приклонских-Рукавишниковых “Подвязье” — он “перевернул” на 180 градусов парадный вход, устроив подъезд со стороны оврага. В той усадьбе у него был конезавод, фермы, современное оборудование, он выписал из Германии коров и даже вывел свою породу.

Взорвите здание — смотреть мешает

Застройщики сегодня, как и Рукавишников когда-то, должны быть очень просвещенными. В противном случае они рискуют быть затасканными по судам и могут понести большие потери.

В частности, нужно иметь в виду постановление правительства, которое внесло изменения в положение о зонах охраны ОКН. “Это принципиально важный документ, — подчеркнул руководитель окружного управления Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия Дмитрий Мусин. — Он фиксируют юридическое закрепление статуса объекта и неизменность его визуального восприятия. Помните нашумевшую историю с Керченской, 13, — когда этот объект попал в зону регулируемой застройки Собора Александра Невского? Это здание нарушало целостность восприятия храма — за что господа застройщики и были справедливо наказаны”.

“Охранные зоны, которые были сделаны еще в 90-х, — добавил главный архитектор Нижегородской области Олег Рыбин, — необходимо сегодня пересматривать, потому что они не имеют ни одного нормального показателя. Я лично участвовал во всех арбитражных судах по той же Керченской, 13, и убедился, что в таких процессах очень четко работают цифры, а не общие слова.

Трудно не согласиться с главным архитектором — ведь у каждого из нас свой взгляд и свой угол зрения. Одному человеку какое-то здание не дает созерцать архитектурный памятник, а другому вполне может мешать сам памятник — любоваться, к примеру, просторами Волги.

Поэтому к разработке новых норм, считает Рыбин, нужно привлекать также и архитекторов: только историки и реставраторы не смогут самостоятельно определить состав требований, рекомендаций, набор правил, которые должны быть вписаны в документ об охранных зонах. Но главное, что все — от инвестора и властей до прокуратуры — обязаны знать и учитывать эти требования.

Инвесторов ждут — но не пускают

В своем выступлении господин Мусин упомянул немало законов, приказов и постановлений — принятых и разрабатываемых, касающихся сбережения и реставрации ОКН. Однако, по мнению Сергея Попова, председателя Правления Нижегородской организации “Союза архитекторов России”, все они говорят о том, “как сделать так, чтобы не пущать! И ни один — о том, как позвать инвестора. Необходимы законодательные меры, преференции, — чтобы инвесторам стало выгодно заниматься реставрацией и реконструкцией... Вообще все эти разговоры о реставрации сродни тому, что все говорят: в России нужно поднимать производство и делать модернизацию. Но никто не говорит — как это сделать!”

Хотя, конечно, частный капитал в сфере реставрации и сохранения ОКН присутствует. Мало того, наши местные власти мечтают найти миллиардного инвестора для восстановления усадьбы Приклонских-Рукавишниковых “Подвязье”. Однако — детская амбивалентность чувств! — с льготами не торопятся. Мало того, на круглом столе начался пинг-понг между представителями региональной и областной власти: Мусин и Рыбин перебрасывали друг другу возможность инициировать и разработать законодательные преференции для привлечения инвесторов в сферу реставрации.

А теперь позволю себе авантюрно-лирическое отступление — об усадьбе “Подвязье”. По мнению Дмитрия Мусина, его самовольно захватила и использует для наживы авантюристка, называть фамилию которой в приличных местах он не считает возможным. Идут бесконечные суды, и, как заявил Мусин, пока он на своем посту, он не позволит этой женщине приватизировать старинную усадьбу.

Парадокс в том, что о мероприятиях, которые в “Подвязье” устраивала Жанна Потравко, не раз сообщалось в официальной рассылке нашей области. На ее балах побывало немало vip-персон Нижнего. И, конечно, она чувствует себя в усадьбе хозяйкой, выкорчевав сорняк в человеческий рост, водя экскурсии и т. д.

А далее простой вопрос: что мешало властям еще до появления Потравки сделать этот объект охраняемым и хоть немного ухоженным?

--------------------------------------------------------------------------------

Инъекции — не для всех

Росохранкультуры против лобового использования энергосберегающих технологий при реставрации культурных памятников, заявил Дмитрий Мусин. Конечно, возможны все технологии при восстановлении ОКН, просто действовать надо с умом. “Разумный подход к применению новых технологий в реставрации позволит, в том числе, развивать инновационную отрасль экономики региона, о чем сейчас много говорят во властных кругах”.

Уникальные технологии, добавляет Олег Рыбин, должны применяться только на уникальных объектах. “Я бы понял, если бы инъекция, превращающая бревно в железо, использовалась, к примеру, в часовне Муромского монастыря XVI века. Но когда речь идет о здании рядовой постройки, пусть даже и образцовом, — подобная практика неоправданна и принципиальна невыгодна. Технология должна соответствовать статусу памятника, потому что в конце концов все упирается в наши ресурсы: человеческие, материальные, технологические и т. д.

Людмила ЗУЕВА. Фото Вячеслава СЕННИКОВА.

Источник: Биржа, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.