Платформа для рывка

14.02.2011
Просмотров: 3166

В России целенаправленно внедряется инновационная модель развития экономики, призванная повысить качество и конкурентоспособность отечественной продукции. При этом одним из инструментов модернизации призвана стать так называемая технологическая платформа.

В России целенаправленно внедряется инновационная модель развития экономики, призванная повысить качество и конкурентоспособность отечественной продукции. При этом одним из инструментов модернизации призвана стать так называемая технологическая платформа. Инициативы по созданию таких платформ обсуждаются повсеместно. Не стала исключением и Нижегородская область.

По инициативе НП “Нижегородский региональный центр наноиндустрии” (НРЦН) и Торгово-промышленной палаты области состоялся круглый стол на тему “Инновационное развитие высокотехнологичного производства на примере технологической платформы “Технологии материалов нового поколения и изделий, создаваемых на базе нанотехнологий, современных принципов преобразования энергии”.

Сразу отметим, что по мысли федеральных чиновников, под технологической платформой следует понимать коммуникационный инструмент, направленный на активизацию усилий: по созданию перспективных коммерческих технологий, новых продуктов/услуг, на привлечение дополнительных ресурсов для проведения исследований и разработок на основе участия всех заинтересованных сторон (бизнеса, науки, государства, гражданского общества), совершенствования нормативно-правовой базы в области научно-технологического, инновационного развития.

Как известно, еще в августе прошлого года правительственной комиссией по высоким технологиям и инновациям были определены порядок формирования и перечень технологических платформ. В настоящее время в минэкономразвития (координатор процесса) представлено около 170 проектов технологических платформ. Процентов 75 из них приходится на столичный регион. Есть заявки и от Нижегородской области, в частности, платформа, ставшая темой круглого стола. В феврале начинается отбор этих платформ для утверждения на правительственном уровне. На начальном этапе будет выбрано 20 таких платформ, а через полгода будет проведен новый конкурс.

О вышеуказанной технологической платформе, которая находится в стадии формирования, говорил на встрече генеральный директор НРЦН Геннадий Бржезинский. По его словам, в рамках данной платформы предполагается развивать целую группу перспективных технологий: получения наноматериалов, в том числе для традиционной и фрактальной электроники и альтернативной энергетики; сборки твердооксидных топливных элементов (ТОТЭ) в стеки для генераторов прямого преобразования химической энергии топлива в электрическую; технологии изготовления СКАТЭ (энергетическая установка в виде единого твердотельного устройства в составе ТОТЭ, суперконденсатора и аккумулятора) и изделий методом 3D-печати; технологии создания РЛС на базе фрактальной наноэлектроники и обработки малоконтрастных сигналов; технологии создания аппаратуры технического зрения в широком диапазоне электромагнитных волн. Эти направления выбраны не случайно. Потенциальный рынок их использования огромен как в России, так и за рубежом. Проекты обладают высокой степенью коммерциализации. К тому же в России уже есть неплохие наработки в этих сферах.

Формирование технологической платформы в соответствии с разработанной программой должно завершиться к 2013 году. Этап реализации пилотных проектов намечен на 2014—2016 гг. К работе в рамках проекта привлекаются предприятия и организации из многих регионов страны. Среди нижегородских можно упомянуть: ФГУП “НПП Салют”, Институт химии высокочистых веществ РАН, Институт физики микроструктур РАН, НГТУ им. Алексеева, ОАО НПО “ЭРКОН”, ОАО “Завод им. Петровского”, ООО “Высокоэнергетические батарейные системы” (Саров), ООО “НаноКорунд” (Саров), ООО “Термотехника”, ОАО ФНПЦ “ННИИРТ”.

Характеризуя положение дел с высокотехнологичным производством, Бржезинский сказал: “Потенциал области большой, а разработок инновационных мало. Последние лет 15—20 Россия топчется на месте, и все видят, как мы сильно отстаем по высокотехнологичной продукции. В серийном производстве у нас нет ни компьютеров, ни телевизоров, ни конкурентных на мировом рынке автомобилей. Многие нижегородские предприятия работают в оборонной сфере, поэтому какие-то средства от государства получают. Но любая новая технология требует очень больших затрат. Государственных средств явно не хватает на перевооружение предприятий. Даже на федеральном уровне говорят, что сегодня у нас компоненты для электроники на 90 процентов закупаются за рубежом. Но технологии завтрашнего дня нам не продадут, а купить технику даже сегодняшнего дня — это уже отставание. И потом, что делать нашим предприятиям, нашим людям? Качать из земли нефть? Так ее в Нижегородской области нет.

Почему мы при формировании платформы взяли за основу нанотехнологии? Весь мир сегодня опирается на них. Если раньше мы шли от макро к микро, то сегодня наступает предел в этих возможностях и вектор меняется — происходит движение от микро — к макро. Эта платформа позволяет привлечь много отраслей к решению различных задач по выпуску высокотехнологичной продукции. Но, к сожалению, ни минэкономразвития, ни кто другой пока не отработали эти возможности. Проблем на этом пути много. В частности мы пока толком не знаем, как должно работать государственно-частное партнерство. В законодательной базе еще сохраняется достаточно препятствий, которые не позволяют быстро и эффективно осваивать новейшие технологии”.

Заместитель директора Международного инновационного агентства Дмитрий Комышков в своем выступлении затронул вопросы финансирования технологических платформ.

— Согласно логике минэкономразвития, изложенной в “Стратегии модернизации страны”, к техплатформам, сформированным на территориях страны, должно быть привязано все финансирование ФЦП. Кроме того, на финансирование платформ с 2012 года должны быть переориентированы средства Инвестиционного фонда РФ, Фонда технологического развития России. Таким образом, нам предлагают, чтобы платформа стала результатом коллективного творчества. Поэтому координационный и экспертный советы нашей технологической платформы могли бы принять участие в разработке инвестиционной политики области, которая должна появиться в ближайшее время. Минэкономразвития обязывает нас как город-миллионник иметь собственную программу инновационного развития.

Кроме того, само существование платформы подразумевает и использование всех традиционных источников финансирования, таких, например, как Российский фонд венчурного финансирования и другие. Наше Агентство имеет опыт работы поручителем, когда инновационное предприятие при ННГУ получало два гранта Фонда Бортника. Затем при нашем содействии предприятие получило итало-швейцарского партнера, который ввел это предприятие в Европейскую рамочную программу с соответствующим финансированием Евросоюза.

170 проектов уже заявлено в минэкономразвития. Часть из них, в т. ч. и от нашей области, носят сугубо отраслевой характер. Хотелось бы, чтобы мы не замыкались на узкой проблеме. Тематика создания твердотопливных элементов могла бы двинуть как минимум нижегородскую электронику в целом как инфраструктурное звено. Открытый характер нашей платформы — одно из ее главных достоинств.

Участники круглого стола говорили о проблемах инновационного развития области в целом, о стратегии развития отдельных компаний и о конкретных примерах успешных разработок и внедрений.

По словам заместителя министра промышленности и инноваций области Николая Никонова, актуальная задача региона — перевооружение основных фондов предприятий. И износ в энергетике составляет 55 процентов, что выше среднероссийского на 5 процентов. В металлообработке — 41 процент. “При этом уровень износа в производстве в 40 процентов в мировой практике считается критичным с точки зрения устойчивости предприятия. Высокий уровень износа основных фондов свидетельствует о технологической отсталости российской промышленности. Поэтому модернизацию надо понимать не только как замену устаревшего оборудования, но и как технологическую перестройку, позволяющую выпускать новые конкурентные виды продукции. Именно инновационная составляющая в процессе модернизации позволит быстрыми темпами преодолеть технологическую отсталость. Инновационная активность крупных и средних предприятий области по внедрению технологических инноваций превышает средний показатель по ПФО. Но, в то же время, если посмотреть, сколько выделяется средств предприятиями на технические инновации, то это составляет всего лишь 5 процентов, на приобретение новых технологий — 3,3 процента. В то же время в регионе есть мощный, не задействованный в полной мере для целей технического обновления промышленности потенциал научных и высших учебных учреждений. Причиной существующего разрыва между интеллектуальной возможностью проведения исследований и фактическим внедрением инновационных разработок является отвлечение предприятием значительных финансовых ресурсов на внедрение инноваций, высокие риски неоправданных вложений, законодательные пробелы в сфере отношений собственности на результаты интеллектуальной деятельности, значительные затраты на патентование результатов интеллектуальной деятельности и отсутствие специалистов по внедрению инноваций. Внедрение технологических инноваций — это сложный затратный процесс, который требует интеграции учреждений образования, науки, промышленности и бизнеса”, — отметил зам. министра.

Мирон Боргулев, главный специалист департамента стратегического управления Росатома:

— Сегодня мировая энергетика сильно меняется. Старая энергетика с большими подстанциями, с передачей энергии на большие расстояния, с крупными потребителями уже не соответствует задачам сегодняшнего дня, так как основными потребителями являются не крупные промпредприятия, а распыленные домохозяйства. Основной центр потребления в развитых странах переместился в жилищно-коммунальную и офисную сферы, и соответственно требования к энергосистеме уже другие. Потребление в коммунально-офисном секторе в основном цифровое — это компьютеры, холодильники, телевизоры, крупные хранилища данных. Они предъявляют иные требования к качеству электроэнергии — к стабильности по частоте, по напряжению — гораздо более жесткие, чем традиционная промышленность. Эти вызовы старая энергосистема выдержать не может. Необходимы новые источники электроэнергии, способность находиться рядом с потребителем, новые способы хранения электроэнергии, которые способны хоть как-то стабилизировать нестабильность, возникающую в централизованной энергосистеме. Поэтому необходимо больше внимания обращать на малую генерацию, на системы хранения. А вообще, желательно иметь решения по всей линейке мощностей от самой малой до самой большой. Если в былые годы была тенденция наращивания мощности реакторов, то сейчас в мире тенденция обратная — даже в атомной энергетике вернулись к проектам реакторов в 300—600 мегаватт и меньше. И в этом смысле топливные элементы занимают уникальную нишу как раз в том месте, где перестают работать химические источники тока — батарейки, то есть от сотен ватт до того диапазона, где начинают показывать свою эффективность дизель-генераторы в десятки киловатт. Именно этот диапазон и составляет большую часть потребления домохозяйств и значительную часть распределенного потребления промышленных объектов, таких как газопроводы.

Что касается технологической платформы и взаимодействия с ней. Росатом имеет огромный научно-технический комплекс. Но значительная часть инноваций делается малыми компаниями, НИИ, результаты которых впоследствии покупаются крупными компаниями. Сейчас ведется формирование инновационной стратегии Росатома, где важным блоком является взаимодействие с малыми научными предприятиями.

Андрей Федотов, коммерческий директор ООО НПФ “Элан-Практик” (Дзержинск):

— Наше малое инновационное предприятие образовалось из ГосНИИ машиностроения в 1992 году, и на сегодняшний день мы заняли вполне определенную нишу российского рынка по производству оборудования, которое позволяет получать различные нанокомпозитные покрытия, используемые в разных отраслях промышленности. Речь идет о промышленных вакуумных установках. За годы существования нашей компании было произведено и продано потребителям более 40 специализированных вакуумных установок под конкретную задачу, которую необходимо было решить для данного потребителя. На павловском ОАО “Гидроагрегат”, в частности, было создано производство трипологических покрытий на компоненты гидравлики высокого давления с помощью наших вакуумных установок нанокомпозитных покрытий. Другого типа оборудование — для вузов. В рамках госконтрактов мы поставили установки различным вузам России, которые позволяют проводить экспериментальную отработку различных составов покрытий. Это современное автоматизированное оборудование, которое помогает ученым развивать технологии данного профиля. В принципе, финансирование проектов найти можно, но для нас самое сложное — выйти на потребителей, на тех, где наши установки реально начнут производить продукцию или участвовать в программе исследований.

Озвучу два основных проекта, в которых наше предприятие уже участвует. Они относятся к традиционным технологиям решения энергетических задач. Первый проект входит в состав тех 170 проектов технологических платформ. Он масштабный, там надо массу технологий разработать, чтобы реализовать проект, который реализуется совместно с министерством энергетики США при поддержке Росатома. Планируется, что в результате прототип турбины должен появиться уже в 2012 году. Мы поставляем оборудование и технологии нанесения нанокомпозитных низкофрикционных покрытий для данных турбин.

Второй проект выдвинул в Роснано НПО “Сатурн” (Рыбинск). Сейчас по нему готовится расширенный бизнес-план, проект этот тоже системообразующий. Создается целая серия энергетических турбин. Технологии, которые в процессе этого проекта созданы, в том числе по покрытию нанокомпозитными материалами, пойдут в задел авиационной техники. В рамках этих проектов мы решаем проблему нанесения покрытий с нанокомпозитной структурой, с оптимизированным составом для решения задачи на оборудовании, которое мы производим сами.

Еще одна наша задача — высокотемпературная трипология. Это работа с НПО “Сатурн” и турбиной гелиевого реактора от ОКБМ Африкантова, а также с автокомпонентами.

Новые направления, в которых мы могли бы успешно развиваться. Это MEMS-гироскопы, MEMS-устройства, которые имеют механические элементы и малые размеры, не позволяющие им работать в обычных условиях трения. Поэтому, как выход из положения — снижение трения за счет покрытия. Второе направление — СВЧ-микроэлектроника. Мы производим такое оборудование и продаем его нижегородским предприятиям, занимающимся СВЧ-техникой — НИИРТ, ЭРКОН, сейчас работаем с компанией “Икар” по технологии нанесения покрытия на сплав алюминия, что позволяет получать современную СВЧ-технику. И еще одно направление — магнитроны высокой мощности. И все это может стыковаться с той технологической платформой, которая сегодня представлена в области энергоэффективности.

Участники круглого стола договорились продолжить координирующую деятельность в рамках предлагаемой платформы; содействовать включению техпроектов, формируемых в рамках платформы, в качестве ключевых направлений господдержки высокотехнологичных проектов. Среди прозвучавших предложений также: рассмотреть в министерстве промышленности и инноваций области возможность предоставления льгот предприятиям-участникам платформы, а также внести платформу в список приоритетных направлений в сфере инноваций в Нижегородской области.

Сергей ПАРШАКОВ

Источник: Курс Н, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.