Михаил Хазин об управленческих кошмарах

15.02.2011
Просмотров: 2325

В прошлом крупный госчиновник, а нынче один из самых радикальных отечественных экономистов, Михаил Хазин рассказал The CHIEF о смерти монетаристской модели, упражнениях с граблями, менеджерах - олигархах.

В ПРОШЛОМ КРУПНЫЙ ГОСЧИНОВНИК, А НЫНЧЕ ОДИН ИЗ САМЫХ РАДИКАЛЬНЫХ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ЭКОНОМИСТОВ, МИХАИЛ ХАЗИН РАССКАЗАЛ THE CHIEF О СМЕРТИ МОНЕТАРИСТСКОЙ МОДЕЛИ, УПРАЖНЕНИЯХ С ГРАБЛЯМИ, МЕНЕДЖЕРАХ - ОЛИГАРХАХ, А ТАКЖЕ О ТОМ, КАК ВЛАСТЯМИ БЫЛО НАЛОЖЕНО ТАБУ НА «КРИЗИС».

THE CHIEF поневоле отмечает: альтернативные взгляды Михаила Хазина выглядят гораздо убедительнее «мэйнстрима».

ЧИНОВНИКИ НАХОДЯТСЯ НА СЛУЖБЕ ОЛИГАРХОВ, то есть получают от них вспомоществование, дополнительную зарплату – вот примета наших дней, – говорит Михаил Хазин. – Но по большому счету им (чиновникам) совершенно все равно, если один олигарх уйдет, а другой придет. Давайте смотреть правде в глаза: у Ходорковского было много чиновников, которых он считал «своими». Большая часть из них сейчас благополучно существует, они просто сменили одного хозяина на другого.

НАДЕЖДЫ НА КРУПНЫЙ БИЗНЕС НЕТ. Человек, который получил свой бизнес в цельном виде от государства, который не вложил в него ни копейки своих денег, а наоборот только вынимал их, он понимает, что в условиях кризиса он руководить компанией не может. Ему нужна господдержка, желательно – привилегированное положение, желательно – монопольное, потому что никакой конкуренции он выдержать не в состоянии.
В любой отрасли всегда есть какой-то «крупняк», иногда это одно предприятие, иногда 5 бывших советских, приватизированных, и довольно большое количество малого и среднего бизнеса. Так вот, этот самый крупняк никогда не пойдет на общение с малым и средним бизнесом. Во-первых, потому, что его совершенно не устраивает ситуация, когда представители и того, и другого поймут, что он ничего не понимает в управлении. Во-вторых, он уверен в том, что решение принимает он, а не они. Ну и в-третьих, традиционная политика поведения любого нувориша – это снобизм. «Да кто они такие, чтобы я с ними разговаривал?»

МАЛОМУ БИЗНЕСУ ПЛОХО в нашей стране. Если он вдруг нашел какую¬-то нишу с высокой премией, то, во¬-первых, немедленно появится чиновник, который попросит поделиться и найдет для этого весомые аргументы. А во¬-вторых, тут же найдется какой-нибудь рейдер, который решит, что этот бизнес можно отобрать. Самое смешное, если этим рейдером окажется неудачливый владелец крупного предприятия из этой же отрасли. Ресурсов у него априори много, денег он уже вытащил много, может купить суд, юристов и всех остальных. И он вполне может завладеть этим бизнесом.

НО И У КРУПНОГО БИЗНЕСА ШАНСОВ МАЛО. Еще и потому, что к нему, если он создан в рамках крупных приватизационных схем, тоже приходит чиновник. И в этом смысле издержки у нашей крупной компании всегда выше, чем у аналогичной западной, где они тоже есть. Совершенно непонятно, что делать с этой ситуацией с точки зрения выхода наших предприятий на мировой рынок.
Заметим: за 20 лет существования капиталистической России у нас не было создано ни одного самостоятельного вышедшего на запад крупного предприятия¬-производителя. Все, что у нас есть, появилось во времена СССР. Примеров обратного – единицы. Скажем, у нас есть российская по происхождению компания, которая занимается производством станков для лазерной резки и сварки, но она, как я понимаю, держит в России только разработчиков, а весь бизнес уже вывела за пределы страны.

ЗРЯ НАМ ТВЕРДЯТ об успехе Чили или Южной Кореи. Чили нельзя назвать примером успешных реформ. Это просто миф, который распространяют либералы. Большая часть экономических реформ там провалилась.
В Чили при Пиночете была катастрофическая ситуация с экологией, доходами граждан и так далее. Это несерьезно, это легенда о динозаврах. Что касается Кореи, то это очень специфическая страна, которая действует в рамках очень специфической модели. Эта модель могла работать только в ситуации очень жесткой политической диктатуры. При этом есть обстоятельство, о котором все забывают. И европейское экономическое чудо конца 1940¬х, и японское чудо начала 1950¬х и корейское чудо конца 1950¬х вызваны тем, что для экспорта из этих стран были открыты рынки США. Для нас эти рынки скорее закрывают, и в этом смысле рассчитывать на экономическое чудо аналога Европы, Японии или Кореи не приходится.

МЫ ЖЕ САМИ НЕ ЯВЛЯЕМСЯ РЫНКОМ – у нас всего 150 миллионов человек. Ну, в реальности на территории России живет миллионов 170, но все равно это очень мало. Кроме того, у нас довольно распределенная страна, и единственное более-менее интересное место для мировой торговли – это Москва и ее границы. 15 миллионов сконцентрировано там.

ЕСТЬ МНОГО КОРРУМПИРОВАННЫХ ГОСУДАРСТВ, помимо России, но проблема в другом. Если экономика в целом прибыльна, то можно думать, как эту прибыль делить – народу, правителям или чиновникам-коррупционерам. Если же экономика не прибыльна в принципе, то вопрос состоит в том, как распиливать убытки. Дело, конечно, интересное, но достаточно ограниченное во времени. Российская экономика принципиально убыточна.

НЫНЕШНЯЯ МОДЕЛЬ КАПИТАЛИЗМА начала свое развитие с 1981 года, с программ Рейгана – знаменитая «Рейганомика». В ее рамках происходила постоянная накачка спроса домохозяйств и государств за счет постоянного кредитования в свою очередь за счет эмиссии. Ее основу составляли три базовых принципа. Принцип первый: спрос все время растет. Принцип второй: денежное предложение все время растет. Принцип третий: стоимость кредитов все время падает. Под эту модель была выстроена вся система подготовки менеджмента, корпоративного и государственного. Я ничего не хочу сказать: 30 лет эта модель реально работала. Но она умерла, ее больше нет. Потому что невозможно больше снижать стоимость кредитов.
Теоретически эту систему можно еще на какое-то время продлить, списав все долги, создав возможность делать новые. Но поскольку долги государств, домохозяйств, корпораций – это активы финансовой системы, то придется списать всю финансовую систему. То есть можно спасти модель, уничтожив ее главного бенефициара. Главный бенефициар такого не позволит.
Но – на всех главных крупнейших мировых бизнес¬-форумах, где, казалось бы, нужно обсуждать только причины кризиса и его последствия, ни о том, ни о другом ничего не говорится. Все сводится к мантрам – кризис вот-вот закончится, «появляются зеленые ростки», вот-вот все будет хорошо. По очень простой причине: главный вопрос, который сейчас стоит перед политиками, – кто за все случившееся будет платить.

ЗНАНИЯ В НЫНЕШНЕМ ВИДЕ ЗДЕСЬ НЕ ПОМОГУТ. Чему сегодня учат на курсах MBA или в бизнес-¬школах? А вот чему: поскольку спрос все время растет, ваша задача получить как можно больше кредитов, увеличить основное производство, и на этом основном производстве получать максимальный финансовый поток. Точка, все! И дальше есть разного рода методы, как добиться этого результата. Как вести себя в ситуации падения реального спроса – такого менеджер себе представить не может, в его картине мира такого не бывает.

ПОСКОЛЬКУ СЕГОДНЯ МЕНЯЕТСЯ САМА МОДЕЛЬ, то мы оказались в ситуации, в которой подавляющая часть банкротств, убытков и так далее будет происходить не потому, что меняются экономические условия, а из¬-за менеджерских ошибок. Менеджер сегодня ведет себя так, как будто кризис через два месяца закончится и счастье восстановится. И он все время готовится к восстановлению этого счастья. Вот это основная проблема, с которой непонятно что делать.

КТО СКАЗАЛ, ЧТО ОЛИГАРХИ УМЕЮТ УПРАВЛЯТЬ? Да, они получали очень много кредитов в рамках этой системы. Часть этих кредитов они тратили на PR самих себя как выдающихся менеджеров, но кто-нибудь видел их менеджерские достижения? Когда у вас идет постоянный приток кредитов, то очень легко, манипулируя балансом, представить будущие или нынешние кредиты как прошлые прибыли. И создается ощущение, что вы в росте.

В МИРЕ ПРОИСХОДИТ ПАДЕНИЕ СОВОКУПНОГО СПРОСА. Где¬-то он упадет чуть больше, а где-то чуть меньше. Кто¬-то кого-¬то может вытолкнуть. Но для этого надо вести целенаправленную политику, чего у нас не делается. Например, до начала массовой поддержки упали практически все страны Евросоюза. За одним исключением – Польши. Почему? Потому что Польша – фактически единственная страна ЕС, в которой действует самостоятельная валюта (не привязанная к евро), которую она смогла девальвировать – и за счет этого проскочила. Но это абсолютно противоречит монетаристским догмам. Польша доказала, что у нее реально суверенное правительство.
Когда же в России была попытка девальвации в конце 2008 года, ее остановили. И в результате у нас рубль усилился в 2009 году, и поступления в бюджет резко упали. В конце 2009 министр финансов Кудрин, который годом ранее произносил сплошь монетаристские мантры, признал, что рубль в 2008 был недодевальвирован, его слишком усилили в 2009, и это была ошибка. Был совершен целый комплекс ошибок, который можно было бы не совершать, если бы наши власти трезво смотрели на экономику.
Как в старом анекдоте: «только бледнолицая собака может дважды наступить на грабли». Мы за последние 20 лет делали это уже раза четыре.

ЧТО ЖЕ ПРЕДПРИНЯТЬ в этих условиях, собственно, предпринимателям? Вероятно – лучше смотреть вокруг, стараться не совершать ошибок. И (именно сейчас) учиться. Концепции развития не ограничиваются одной лишь монетаристской моделью экономики. Сейчас самое время задуматься об этом.


Источник: Архив: Chief Time-Нижний Новгород
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.