Экспорт без переодевания

18.02.2011
Просмотров: 1621

Эх, взнуздать бы экспортный потенциал страны до массового порыва вроде освоения целины или строительства БАМа! Без высокого бизнес-вдохновения и нацпроекта дело быстро не вытянуть.

Эх, взнуздать бы экспортный потенциал страны до массового порыва вроде освоения целины или строительства БАМа! Без высокого бизнес-вдохновения и нацпроекта дело быстро не вытянуть. Тем не менее Нижегородскому региону уже дано задание к 2020 году увеличить объемы экспорта в несколько раз, как будто остается только согласовать эти цифры с зарубежными странами.

 Сырья в регионе маловато, обработка в основном неконкурентоспособна из-за высоких цен и низкого качества, высокие технологии еще не вошли во вкус коммерции. Очевидно большая доля надежды отводится героическому менеджменту, а также обучающим программам по выходу предприятий на внешние рынки. В стороне от этого процесса, наверное, не останутся ведущие консалтинговые компании Н. Новгорода. Вот как оценивает ситуацию генеральный директор ООО СМЦ “Приоритет” Александр ГЛАЗУНОВ.

 — Жаль, что идея импортозамещения тонет в росте налогов, тарифов и цен на исходные материалы. Отечественные продукты заведомо дороже и уступают по качеству во многих отраслях.

 — Сегодня многие товары дешевле купить в Европе, чем в России, включая недвижимость. Идея импортозамещения, которая иногда возникает в связи с задачами по развитию экспортного потенциала, требует очень внимательного осмысления. Сам этот термин предполагает замещение импортных товаров на собственных рынках. И как цель, мне кажется, такая задача выглядит сомнительно, в том числе и поддержка ее со стороны государства. Это больше проблемы частных бизнесов. Кроме, конечно, тех случаев, когда речь идет о безопасности, включая такие стратегические продукты, как лекарства, например.

 Если же говорить о бизнес-задачах, о развитии бизнес-среды, бизнес-потенциала, то, конечно, более привлекательна именно экспортная ориентация. Конкуренция на зарубежных рынках — очень серьезный мотив к серьезным преобразованиям, модернизации, инновациям в любой фирме. А потребитель всегда будет отдавать предпочтение тому производителю, чья продукция дешевле и качественнее, несмотря на страну ее происхождения.

 В любом случае экспорту нужна поддержка и мотивация со стороны государственных структур. Но здесь не так все просто. Я выскажу, может быть, непривычную точку зрения, хотя она мне кажется вполне естественной. Мы все время должны помнить, что государства как такового не существует с точки зрения взаимоотношений с реальным бизнесом. Есть люди, которые действуют от имени государства и облечены соответствующей властью. Это чиновники, а также приравненные к ним структуры.

 Когда мы говорим о поддержке государства, то на самом деле должны понимать под этим поддержку со стороны людей, которые именно сегодня олицетворяют государство. Меняются люди, меняются государства, оставаясь в одних и тех же формациях, названиях. И нам важно понять, какова природа интересов людей, которые сегодня рулят в экспортной тематике.

 — Интересы отражают рыночные индикаторы. В РСПП стали, например, выводить индекс разворовываемости, который, на мой взгляд, не уступает по актуальности американскому S&P 500, говорящему о финансовом состоянии крупнейших корпораций.

 — К сожалению, такая проблема существует, и мы все время должны помнить, что любая государственная программа может быть создана для того, чтобы ею воспользовались в своих интересах те люди, которые выступают от имени государства. С другой стороны, появление программ, подобных экспортной, может быть связано еще и с кризисом идей в области модернизации и инноваций. Значительная часть российского бизнеса в сфере обрабатывающих производств, ориентирована на внутренний рынок, а сырьевая часть на внешний. И все проблемы с качеством, все другие огрехи, возникающие внутри страны, как бы нивелируются финансовыми потоками извне. Все, что у нас на внутреннем рынке не получилось, мы можем компенсировать за счет внешнего, в смысле обмена природных ресурсов на денежные.

 И поэтому внутреннего мотива к модернизации в стране нет. Кроме амбиций некоторых руководителей отдельных компаний. Такие примеры есть, и очень хорошо, что они существуют. Но их пока не так много, таких людей, которые готовы вкладывать деньги в новые, рискованные проекты, чтобы конкурировать с лучшими западными образцами.

 Мы даже не догоняем, а идем по следам впереди идущих стран. И чтобы догнать их, у нас никаких шансов нет. Если идешь “след в след”, всегда будешь позади. Да и сама идея для России — “догнать”, “перегнать” кого-то и т. п. не представляется очевидно подходящей.

 — Тем более при финансовой архитектуре мира с доминантой доллара. Американскую скатерть-самобранку в виде печатного станка, исторгающего доллары, не преодолеть пока ни евро, ни юаню. В то же время существуют, наверное, и какие-то прорывные технологии с видами на экспорт?

 — Существуют как бы две альтернативные стратегии для достижения подобных целей. Хотя на самом деле обычно реализуется что-то третье, какая-то комбинация первых двух. Итак, первая, это дифференциация по характеристикам продукта, а вторая — это лидерство по издержкам. Либо мы должны производить то, что не производят нигде, либо производить то же, что и другие, но дешевле.

 Посмотрите пример Китая. Он реально сумел реализовать стратегию лидерства по издержкам. Китайцы постоянно выбрасывают на рынок продукцию от игрушек до автомобиля, которая настолько дешевле, что быстро занимает свою определенную нишу. И Китай развивается. Хотя скорей весь мир его развивает, покупая китайские товары.

 Тем российским предпринимателям, у кого появится тяга к экспорту, надо будет или выводить на рынок уникальный продукт, либо уметь управлять издержками внутри своего бизнеса. А это российский бизнес совершенно не умеет делать. Издержки у него колоссальные. Большинство российских компаний, которые попытаются конкурировать с зарубежными за счет издержек, за счет цены, потерпят фиаско. Мы не умеем управлять себестоимостью. Вся система налогообложения, отчетности, целеполагания на уровне бизнеса построена так, чтобы, наоборот, издержки управлялись в интересах тех людей, которые занимаются менеджментом.

 А вот выходить на зарубежный рынок с новым продуктом гораздо интереснее. В России с идеями никогда не было проблем. И мы бы заметно преуспели, если бы научились поддерживать новые, уникальные разработки, начиная с патентов. И если Центр развития экспортного потенциала Нижегородской области сконцентрируется на этом направлении, то, наверное, польза будет для всех. Недостаточно просто научить предпринимателей вести бизнес на внешних рынках. Надо рассказать о доминирующих направлениях, о приоритетах, которые должны быть у них выстроены, чтобы занять какую-то нишу. Тогда это будет реальная помощь.

 Здесь важно поддержать российских производителей и в части современного менеджмента. Во всем мире идет бурная конкуренция не только в товарах, но и в подходах к организации производства, бизнеса. В качестве примера можно привести соревнование “Производственной системы Тойоты” и американского подхода-гибрида “бережливое производство и шесть сигма”. То, что в этом вопросе творится в России, вообще не поддается идентификации. Американизированная тойотизация по-русски. Иначе и не назовешь. Вот тут-то и желательна поддержка профессионалов в современном менеджменте.

 — Наверное, самим функционерам надо сначала определиться, за что хвататься в первую очередь. То ли за модернизацию, то ли за развитие экспорта, то ли, допустим, за борьбу с коррупцией. И на все нужны деньги.

 — Если обратиться к борьбе с коррупцией, то мне кажется, надо попытаться сделать программу кастомизации чиновников (customer — потребитель). Государство в лице лидеров могло бы на законодательном уровне установить категорию — кто есть потребитель у чиновников. Чтобы распространить на них закон о защите прав потребителей. Чиновник должен понимать, что у него есть и легитимный потребитель. Это те, кого он обслуживает. Это граждане Российской Федерации. Сегодня же для чиновников потребитель только государство в лице других чиновников, которое платит им зарплату и дает возможность ее увеличивать разными способами. Ну, конечно, еще и те, кто платит за незаконные услуги. При этом в последнее время такие “потребители” стали все чаще жаловаться в надлежащие органы на качество этих “услуг”, что привело к серии задержаний.

 — Нелегально чиновники уже давно определились со своими потребителями.

 — Понятие “потребитель” должно быть явным. Человек, пришедший к чиновнику, должен получать официальный статус потребителя с ясными его правами, что даны в законе, который защищает эти его права.

 И второе. Предложение, которое, может быть, прозвучит неожиданно, касается программы помощи чиновнику, помощи ему корректно исполнять свои обязанности. Обучение, социальное позиционирование, социальная поддержка, принятие кодекса чести. То есть обращение к нему как к человеку. “Чиновник тоже человек” — в этой шутке только доля шутки. Обратите внимание, какой высокий социальный статус имеет, например, американский полицейский. Государство в лице других органов тщательно следит за тем, чтобы защитить статус полицейского не только как государственного служащего, но и его социальную среду.

 — Мы тоже к этому идем. У нас появился закон о полиции.

 — Не исключено, что это один из мотивов попытаться переодеться в другие одежды и в каком-то смысле сделать отчаянную попытку начать все сначала, вне традиций Феликса Дзержинского.

 — Хорошо было бы применить метод переодевания при смене экспортной ориентации и продавать не сырье, а какой-то интеллектуальный продукт с более высокой добавленной стоимостью. Но попытка переодеться может обернуться раздеванием. И уже есть примеры. Вывоз за рубеж круглого леса пристыдили настолько, что Россия стала терять мировой рынок, уступая его Южной Америке и даже экспортерам из Европы. На любом костюмированном бале Россию тут же узнают по походке, несмотря на плотную маску и старательный макияж.

 Занимательная фраза, начинающаяся со слов “Во всем цивилизованном мире..., а у нас...” по-прежнему неотразимо действует на российское бизнес-сообщество, где чистка рядов происходит с помощью бизнес-акул и бизнес-тигров, заостряющих клыки с помощью господдержки. Но это тоже надо уметь делать. Хочу процитировать председателя АРБ Г. ТОСУНЯНА, сказавшего в прошлом году в Н. Новгороде на банковском форуме: “Когда воруешь, то тоже надо совесть иметь”. Но какую прибыль можно извлечь из моральных принципов?

 

Материал подготовил Владимир ЦВЕТКОВ.

Источник: Курс Н, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.