Сам себе режиссер

10.03.2011
Просмотров: 2078

Нижегородцы смогут сказать свое слово в большом кино, считает главный режиссер кинокомпании "Кондор" Александр КОНДРАТЕНКО.

"Хорошее кино, творческое, — говорит он, — умерло в середине девяностых в Голливуде и в конце восьмидесятых у нас. До того создавалось настоящее кино, традиций которого я и придерживаюсь. К сожалению, сейчас идет эра коммерции в искусстве. Но из этого тоже можно черпать положительный опыт”.

Александр, почему кино? Ни нефть, ни торговля, ни веб-дизайн — на худой конец? Мы не в столице живем — в Нижнем...

— У меня и дед, и отец — люди творческие. Работали в цирке, снимались в кино — и бабушка, кстати, тоже. Дед, по рассказам, даже кинопроектор сам собрал: устройство очень тонкое, и, по мне, самостоятельно его сделать просто нереально. Отец своими руками тоже такие вещи творил — агенты спецслужб в то время позавидовали бы. Мини-фотоаппарат, к примеру. Да и сейчас я ему рассказываю, что вот появился какой-нибудь новый стедикам — так он через пару недель уже знает, как его сделать из подручных средств. И вскоре приносит готовый — и тот работает не хуже американского, который несколько тысяч долларов стоит.

Так что кино в моей жизни неслучайно — я в нем с детства. Первый фильм — “Золото племени Сименолов”. Мне тогда лет шесть—семь было, и я очень любил картины с Гойко Митичем. Ну и попросил отца снять фильм про индейцев — у него ведь была кинотехника. К тому же тогда у нас в стране кино уже отошло, а видео еще не пришло...

Да, все прекрасно — творческая семья, золотые руки, время, увлечение, вдохновение. Вот только если для хобби этого достаточно, то для профессиональной кинодеятельности явно нет. И ни Абрамовича у вас в родне я не наблюдаю, ни Михалкова.

— Есть маленький секрет — грамотный продюсер. Какой-то круг лиц надо, к примеру, замотивировать на что-то, где-то сработать по бартеру, чьи-то желания исполнить или рекламу сделать. Ведь снимая кино — уже 20 лет почти — мы имеем неплохую базу: фото- и кинооборудование, хорошие навыки.

Легко ли найти спонсора в Нижнем?

— Да в нас как таковых денег никто и не вкладывал пока. Я же говорю: в основном идет бартер. Ведь, например, какому-нибудь кафе выгодно, чтобы у них проходили съемки фильма. И получается обоюдный интерес: им — реклама, нам — площадка.

А дальше в кадре крупным планом начинают появляться соки, водка, памперсы...

— Предложения есть. А на счет спонсоров... В принципе люди готовы давать на кино деньги — но прежде они хотят видеть, а что ты уже сделал, твои предыдущие работы. И если раньше в нашем архиве были только любительские фильмы — пусть и хорошие, то в 2010-м вышло “Желтое облако”. И это уже профессиональное кино.

Почему вы так решили? Где грань проходит?

— Когда о фильме заговорят профессионалы. И еще — если картину интересно смотреть не только тем, кто участвовал в съемках, их родным и друзьям. А в Интернете кто наше кино только не обсуждает — под “Желтое облако” попадает все большее количество людей. Кстати, фильм находится в муниципальном кинопрокате — и в киноцентре “Рекорд” по многочисленным просьбам зрителей его показывали в феврале повторно. Также нам удалось продать эксклюзивные права на фильм, а копия его хранится в Госфильмофонде.

До этого совсем другая была история. Я приносил диск с фильмом какому-нибудь кинодеятелю, он его брал, а потом отделывался какими-то общими фразами — и благополучно забывал о нашем существовании. Но когда тот же человек, посмотрев, затаскивает тебя в свой кабинет и обрушивает лавину критики, — значит, ты уже взял некую профессиональную планку.

К тому же меня всегда интересовали мнения только трех—пяти конкретных специалистов. Все остальное — неважно, хорошее или плохое — я считаю, может лишь помешать.

У вас на сайте прочитала, что вы приглашаете на съемки нового фильма всех желающих. А может все-таки стоит находить средства и вкладываться в профессионалов — для достижения еще лучшего результата?

— Мы приглашаем всех желающих в съемочную группу, а не “в кадр” — это первое. Нам всегда нужны помощники, осветители, операторы и т. д. Легче научить, заточить под себя толкового человека, не имеющего солидного груза знаний, чем переучивать профессионала. С последними работать намного сложнее, да и затратнее.

На сами же съемки людей находим в основном по своим “агентурным сетям”, вспоминая все знакомства. Но вот перед новым фильмом решили все-таки провести кастинг — 15 марта в клубе “ТЕАТРО”. Попробуем расширить круг “знакомых”.

А еще есть одна режиссерская хитрость — подогнать под типаж. То есть найти такого актера, который по типажу похож с героем фильма. И из этого кое-что получается.

Органика — он просто живет в кадре, если, конечно, его не начинает ломать перед камерой. Но ведь у вас есть своего рода специализация — единоборства есть во всех ваших фильмах, о чем бы и в каком бы жанре они не снимались...

— Очень сложно подобрать себе партнеров для кинодрак. Ведь человек должен поймать мой ритм, должна быть определенная скорость, эстетика. Это не просто единоборства — это шоу, особый киноязык. Некоторые думают, когда видят, что я выделываю в кадре, что я десантник. Но кинодраки — особое искусство. Даже спортсмены с регалиями далеко не всегда нам подходят. И снова выручают “люди с улицы”, которые порой никогда и в секцию-то никакую не ходили. Сознание у них ничем не заполнено, берешь их, как пластилин, и лепишь — и в этом случае шансов на хороший результат больше.

Какой стиль единоборств вы “исповедуете”?

— Лет пять назад я назвал бы четко — кунфу или, скажем, кикбоксинг. А сейчас такого нет — стиль меняется от фильма к фильму и даже иногда от одной сцены к другой. Необходимо разнообразие — это очень важно. Даже иногда даю своим каскадерам драки ставить вместо себя — чтобы что-то новое появилось.

А сами владеете разными стилями и техниками?

— Есть и по карате черный пояс, и по борьбе неплохие результаты, пауэрлифтингу, фехтованию, кикбоксингу, китайским стилям, всем видам холодного оружия. Вообще освоил немало видов спорта. И уже много лет практикую занятия определенными техниками под определенный фильм. К примеру, несколько лет учился владеть “китайским шестом” — и в “Желтом облаке” мы заменили его на трубу, поставив классическую драку кунфу.

Да и вертушка у вас не вандамовская, по-моему? Ускоряли на компьютере?

— Наверное, это все-таки мое ноу-хау — она тройная. Некий гротеск на вандамовскую. А ускоряют все. Но по этому поводу могу рассказать вот какую историю. Когда пришла эра видео, стало невозможно что-то делать со скоростью. И в итоге все смотрелось ужасно. Тогда мы начали тренироваться до такой степени, чтобы все драки и трюки исполнять в реальном времени. Все наши фильмы 98-го, 99-го, 2000-го — все они сделаны без увеличения скорости. Никто в это не верил. А с наступлением эры компьютеров и цифры мы, конечно, немного расслабились по скорости, но ударили по технике. А дорисовки на компьютере, страховки, накладки, тросы до сих пор не используем. Все реально.

Кино опытным путем учились делать? Или, может, телевизионные курсы помогли?

— На телевидении мало чему могут научить. У нас в семье есть хорошие книги 50-х годов прошлого века — “библиотека Ивана Грозного” — и там профессионалы, старые режиссеры и операторы делятся своими секретами, как снимать кино. В современных книгах такого не найти — в них сплошные недоговоренности и ложные заманки. Сейчас вообще в специальной литературе все “жмут”. А тогда все детально расписывалось. Старые режиссеры вытворяли такое, что сейчас на компьютере сложно сделать. И еще о литературе: когда учился в университете, нам почему-то дали филфаковский курс по литературе — и сейчас я безгранично благодарен такому обстоятельству. Могу придумывать десятки сюжетов в день и сам все это пишу.

Получается, вы уже столько лет занимаетесь некоммерческим кино. А живете на что — в ожидании великих спонсоров и взлета в большое кино?

— Пока кино было лишь хобби, я работал на хороших должностях в разных компаниях, потом был бизнесменом и владел тремя магазинами. И везде имел неплохие результаты. Но все равно тянуло к любимому делу. И я понял со временем одну простую философию. Мы зарабатываем деньги — и одну часть из них тратим на удовлетворение потребностей, а другую — на получение удовольствия. То есть работаем мы в одном месте, чтобы получать удовольствие в другом. Так вот, я просто решил все объединить и сейчас полностью ушел в кино. Наша материально-техническая база дает нам возможность зарабатывать деньги на естественные потребности. Например, мы снимаем клипы и документальные фильмы для различных крупных компаний. А те деньги, которые я получал бы где-то на удовольствие, я их получаю не отходя от кассы. Мне вообще хочется, чтобы работа была креативная, творческая, а результат — был и был с хорошим сроком.

А большое кино — мечта. Но для начала нужен хороший спонсор. И сейчас, когда у нас уже есть “Желтое облако”, — его найти абсолютно реально. Есть даже некоторые предварительные договоренности. И вообще я не сижу на месте — езжу в Москву, встречаюсь с нужными людьми. Процесс идет — просто нельзя перепрыгнуть через десять киноступенек, даже с нашим опытом кинотрюков.

Может, лучше заняться консультированием кинокомпаний — по вашему профилю?

— Предложения есть, но есть и амбиции, которые не зашкаливают, но имеются.

СПРАВКА. Александр Кондратенко. Главный режиссер нижегородской кинокомпании “Кондор”. Родился в Горьком в 1978 году. Окончил Экономико-правовой колледж, вуз. Учился на курсах различных нижегородских телекомпаний. Однако считает, что главную роль в его жизни играет самообразование. С детства занимается единоборствами и кино.

Людмила ЗУЕВА. На фото кадр из кинофильма "Желтое облако"

Источник: Биржа, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.