Владимир Буланов. Бунтарь

21.03.2011
Просмотров: 7472

Владелец концерна «Термаль» Владимир Буланов не умеет быть незаметным. Он слишком большой, слишком самостоятельный и слишком напористый в достижении своих политических и бизнес-целей.

Владелец концерна «Термаль» Владимир Буланов не умеет быть незаметным. Он слишком большой, слишком самостоятельный и слишком напористый в достижении своих политических и бизнес-целей. Благодаря этим качествам ему хватает сил одной рукой тащить вперед свои компании, а второй — раздвигать оппонентов.
В сентябре прошлого года экс-губернатор Нижегородской области и скандальный федеральный политик Борис Немцов посетил родной город, чтобы презентовать очередную книгу. Тираж брошюры «Путин. Итоги. 10 лет» был уже арестован по подозрению в экстремизме, но для любимого Нижнего Борис Немцов доставил спортивную сумку с 600 экземплярами синенькой книжки. Пока экс-губернатор выходил из шестисотого «Мерседеса» и надевал пиджак к неизменным джинсам, вокруг образовалась пробка. Нижегородцы выскакивали из своих авто, чтобы крикнуть: «Борис Ефимович, когда вернетесь?» «Я уже вернулся», — смеялся экс-губернатор. Список приглашенных на встречу включал членов нижегородской немцовской команды, сейчас уже успешных бизнесменов, разбросанных по разным партиям, но составляющих костяк местного бизнес-сообщества. Пришли немногие— большинство именных табличек на столах так и не нашли своих хозяев. Присутствующий генеральный директор концерна «Термаль» Владимир Буланов поведению нижегородской бизнес-элиты дал комментарий в своем стиле — емкий и краткий. Сказал — как отрезал: «Обосрсь».

От кроликов до холодильников

Мажоритарный акционер концерна «Термаль», а также совладелец сетей «Техника в белом» и «Швейный мир» Владимир Буланов относится к первым заработкам на заре своей бизнес-карьеры спокойно. Он считает, что из песни слов не выкинуть.

Первый булановский бизнес был семейным— на паях с младшим братом Романом. Они, кстати, и сейчас в бизнес-сообществе представляют собой один из наиболее ярких родственных дуумвиратов. Будучи учениками средних классов, они занялись разведением кроликов. Владимир сколачивал клетки, Роман обеспечивал животных сеном. В итоге для Булановых кролики были не только ценным мехом и тремя-четырьмя килограммами диетического легкоусвояемого мяса, но и реальной возможностью купить себе хорошие велосипеды. Это был первый опыт упрямого достижения поставленной цели.

Чуток повзрослев, но тоже будучи школьниками, они освоили еще один вид бизнеса— ловили рыбу на Гребном канале. Владимир занимался снастями, а Роман добывал наживку. В итоге сушеная чехонь мгновенно разлеталась у пивнушки по 15–20 копеек за штуку. «Помню подростковую обиду. Подъехал наряд милиции и отобрал у нас мешок рыбы. С тех пор у меня предвзятое отношение к правоохранительным органам», — смеется Владимир Буланов. На дворе был 1982 год.

Студенческие попытки заработать были уже серьезнее схем с кроликами и чехонью. И цели были другие— явно не велосипеды. Братья Булановы познакомились с Юрием Гайсинским. «Коммуникабельный Роман скупал у рабочих ГАЗа талоны в китайские магазины, Юра отоваривал их китайскими пуховиками, рубашками, обувью, а я занимался сбытом в других городах», — вспоминает Владимир Буланов. То время просто толкало Буланова в объятия торговли: он побывал во Львове и увидел, что там часы и духи «Шанель» стоят в пять раз дешевле, чем в родном городе. Так география закупок была расширена до Львова. Правда, были некоторые сложности со сбытом— ОБХСС не дремал, и более двух штук часов в одну комиссионку сдавать было нельзя. Сбыт вообще был наиболее серьезной и ответственной операцией, но именно в этом процессе пригождался напор Буланова-старшего.

Он пробовал себя и в качестве наемного рабочего: строил здание столовой завода «Старт» (стояла на месте торгового центра «Этажи»), ездил с отцом работать вахтовым методом на Север, даже устраивался собирать тренажеры в компанию Петра Бирмана. На сборке Буланов-старший проработал ровно один день и уволился, так как простора для его неуемной натуры там не предвиделось: Буланову нужны были перспективы и самостоятельность. На «северные» деньги была куплена белая «тройка» «Жигулей», и город пополнился еще одним частным извозчиком. Половина заработанных денег у Владимира Буланова уходила на бензин и запчасти. Ночами он таксовал, днем ремонтировал автомобили.

В 1991 году Владимир Буланов решил сменить профиль деятельности и впервые окунулся в производство: был взят в аренду деревообрабатывающий цех, который находился на другом конце города. Стратегически важной продукцией булановского цеха для города тех лет были ларьки, которые начали захватывать площади и улицы, в них продавалось все— от спирта до колготок и помады. Владимир Буланов производство полюбил— он даже сам обивал рейкой двери в подъездах и остеклял лоджии, а посетив в 1993 году Германию, приобрел несколько станков, которые подняли уровень предприятия. Правда, значительной прибыли ему это не давало, но бросать производство Владимир Буланов не хотел. Бизнес было решено диверсифицировать— в процесс опять включился брат. Так как рядом находилось предприятие «Волговятснабсбыт», то Булановы брали для реализации буквально все: от напильников до гвоздей. А взятый вагон лампочек они продавали полгода с рентабельностью 600–700%. «В 1993 году решили заниматься еще и торговлей, чтобы иметь хоть какие-то доходы. Производство давало только возможность сводить концы с концами. Так мы купили свой первый магазин», — вспоминает владелец «Термали».

Вообще, стоит отметить, что переход от торговли к производству и обратно не был для Булановых подобием качелей. Торговля была как костыль, на который можно опираться, продолжая заниматься производством, которое требует длинных денег и не радует большой прибылью.

В магазине Владимир Буланов планировал торговать холодильниками «Ока», которые в итоге продавались не в торговом зале, а прямо с машины, так как очередь за бытовой техникой была велика. Даже привезенные на пробу невиданные в те годы холодильники «Сименс», которые были раз в десять дороже «Оки», ушли влет. Выбивать дефицитный товар Буланов ездил сам.

В 1994 году нынешний владелец «Термали» решил повысить свой уровень бизнес-образования и поехал на Кипр, где ограничился первой ступенью МВА, но зато скооперировался с сокурсниками по учебе— арабом и киприотом. У первого он занял $20 тыс., а у второго закупил соки и апельсины. И если напитки хорошо продавались в неизбалованном витаминами Нижнем Новгороде, то вот с апельсинами вышла накладка. Пока их везли, оба рефрижератора оказались выключены, а потому по приезде фрукты выглядели уже неаппетитно. Старый персонал первой булановской компании «Чайка» до сих пор вспоминает, как отмывали от гнили оставшиеся целыми апельсины. «Вот так кончился мой кипрский период», — смеется Владимир Буланов. Он вернулся к делам, привезя с собой кроме соков и фруктов еще и понимание, что в жизни надо срочно что-то менять.

Порадовал Маргарет Тэтчер

Слухов о том, как Владимир Буланов попал в команду губернатора Бориса Немцова, ходило в Нижнем Новгороде дикое множество. «Да, чего только не говорили про меня! И то, что я получил этот пост по блату, и то, что я зять вице-губернатора. Ну полный бред! Я же просто увидел объявление в газете «Курс» и решил поучаствовать в конкурсе на вакансию, попробовать себя. Прошел испытания, потом был вызван вице-губернатором Юрием Лебедевым на собеседование. Он рассмотрел во мне недюжинный потенциал и через 15 минут сказал, что меня надо отвести к губернатору. Так я попал в немцовскую команду», — рассказывает Владимир Буланов.

В 1995 году он стал областным чиновником, оставив на семь лет свой бизнес брату, а потом и наемному менеджеру. Бизнесмен во власти обычно становится лоббистом своего дела, но Владимир Буланов не преуспел на этом фронте. «Он то ли такой честный, то ли ленивый— он мог весьма широко развернуться, будучи чиновником. По крайней мере, толпа народа не брезговала лоббизмом», — удивляется один из нижегородских бизнесменов.

Владимир Буланов ходил на работу в администрацию в льняных костюмах, ярких пиджаках и галстуках. На одной из неформальных встреч Борис Немцов по-товарищески стукнул его по широкой спине, и из-под рубашки директора департамента выскочила золотая цепь граммов на 200. Первый нижегородский губернатор, одевавшийся элегантно, был ошарашен. Кроме этого, Буланов ездил на работу на своем красном «Вольво», так как не имел служебного автомобиля. Говорят, что Бориса Немцова «переворачивало от такого антуража», а его преемник— губернатор Иван Скляров — даже дал ему служебную «Волгу», лишь бы тот не ездил на яркой иномарке.

Больше поводов посмеяться над Владимиром Булановым не было. Во время приезда в Нижний Новгород президента РФ Бориса Ельцина все пять павильонов Нижегородской ярмарки были посвящены предпринимательству и ремеслам, а губернатор водил премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер по главной улице города, на которой все магазины были уже частными. «Каждые несколько ярдов мы останавливались и беседовали с владельцами магазинов, рассмат­ривали товары, которые они продавали. Я даже представить себе не могла, что существует такой большой контраст между тем, что я увидела здесь, и унифицированными магазинами в Москве», — скажет потом госпожа Тэтчер. От этого комплимента вполне может отщипнуть славы и Владимир Буланов, так как все, чем восхитилась «железная леди», — предмет его забот.
Когда Борис Немцов уезжал работать в федеральное правительство по приглашению Бориса Ельцина, он взял с собой нескольких членов команды. Владимир Буланов тоже получил такое предложение, однако его ближайшее окружение просило остаться в Нижнем Новгороде. И он остался. Остался не только в городе, но и в областной администрации, при губернаторе Иване Склярове. Но с третьим главой региона, Геннадием Ходыревым, Владимир Буланов не сработался. «Там пришла московская команда, и человек от бизнеса, чтобы вписаться в эту группу голодающих, должен был отщипнуть им что-то. Не отщипнул— пошел вон. Буланов, конечно, уперся рогом и предпочел уйти», — поясняет член бывшей скляровской команды.

Правда, расстаться с чиновничеством без последствий не получилось. Члены Общественного координационного совета по развитию малого предпринимательства при администрации Нижнего Новгорода обратились с предложением к губернатору Нижегородской области разобраться в деятельности Владимира Буланова. Группа бизнесменов сильно переживала за областную недвижимость, которая якобы перешла к его аффилированным компаниям. Стали появляться их публичные заявления в СМИ. Ответом на публичные обвинения стали иски оскорбленного владельца «Термали» о защите чести и достоинства. Стоит отметить, что разбирательства с Владимиром Булановым, растянувшиеся не на один год и породившие 70 томов уголовного дела, так и не дошли до суда.

Идет на таран

Расставшись со службой, Владимир Буланов опять окунулся в бизнес, вспомнил про свою любовь к производству и наметил себе новую цель, идти к которой пришлось десять лет. В 2000 году при финансовой помощи «группы товарищей» он приобрел активы умирающего механического завода им. Ульянова, специализирующегося на производстве электротермического оборудования и металлообработке. Возникла инвестиционная программа: Владимир Буланов планировал серьезные вложения в бизнес до 2009 года— только на модернизацию производств около 10 млн евро. Он с упоением рассказывал журналистам о своих приобретениях, дорогом немецком оборудовании, его технических характеристиках и новых возможностях, о том, какие инновации будут внедрены.

Правда, за этой радостью никто не видел его печали. Владимир Буланов посещал спуски нефтеналивных и других судов, которые производятся в регионе. И убедился, что, например, камбуз на судне укомплектован дорогой техникой Elektrolux. Пришлось работать над возвращением нижегородских судостроительных предприятий к работе с «Термалью».

Выполнив миссию антикризисного управляющего и снабдив предприятие заказами от железнодорожных структур и подразделений Военно-Морского флота, в 2008 году Владимир Буланов решил отойти от непосредственного управления. У руля был поставлен наемный менеджер-управленец. Правда, грянувший финансовый кризис вернул владельца к штурвалу: завод «Термаль» имел долговую нагрузку, и оставлять бизнес без личной опеки было опасно. Из кризиса завод вышел практически без потерь, щеголяя в период массовых увольнений на нижегородских предприятиях набором рабочих на открывающиеся вакансии. «К следующему кризису я хочу подойти с минимумом кредитов. Это сделает меня устойчивее», — выводит свой главный урок последних двух лет Владимир Буланов. По крайней мере, прошлый год «Термаль» закончила с прибылью, то есть ее владельцу потребовалось десять лет, чтобы завод начал зарабатывать.
Разговоры о своем жестком стиле управления он опровергает лишь частично: «Я ничего не навязываю своей команде, допускаю демократию, но на стадии обсуждения. Решение я принимаю сам, и дальше уже работаем в тоталитарном стиле. Принятая стратегия должна быть воплощена во что бы то ни стало». Кстати, сам же признается, что если перед ним стоял выбор, купить новый станок или улучшить свои жилищные условия, Владимир Буланов выбирал станок. Если росли тарифы энергопот­ребления, он не мог молчать, в отличие от остальных промышленников, и выступал с критикой энергетиков, которые обладают большим экономическим и политическим влиянием в регионе.

«К цели Буланов идет с бычьим напором и почти всегда на таран. Это большой человек во всех смыслах!» — смеется один из нижегородских бизнесменов. Кстати, красные полотнища владельца «Термали» не раздражают: Владимир Буланов, говоривший еще весной 2010 года о своей беспартийности и нежелании играть в политику, вдруг стал членом КПРФ. Даже Борис Немцов, которому Владимир Буланов продолжает звонить с поздравлениями в день рождения и Новый год, сказал, что «в страшном сне не мог себе представить, что Буланов станет коммунистом». Владелец «Термали» пошел в октябре на выборы в депутаты городской думы и подал документы на соискание должности сити-менеджера Нижнего Новгорода, правда, довольствовался проигрышем и затаился до мартовских парламентских выборов, чтобы дать ответный бой. На мартовских выборах в региональный парламент он выдержал пресс административного давления, угрозы бизнесу и одержал победу над кандидатом-единороссом, передав горячие приветы партии власти. «Я простой русский мужик», — было написано на его предвыборных плакатах.

«Теперь Владимир Буланов наконец-то оценит единственную настоящую роскошь, недоступную состоятельным людям в нашей стране. Это не «Бентли», о котором он когда-то мечтал на страницах гламурного журнала, а именно возможность бизнесмена говорить в этой стране все, что он думает», — предвещают соратники-коммунисты. «Я не знаю, что со мной будет за мою оппозиционность. Мой бизнес уже проверяют и перепроверяют, но остановить меня может только тюрьма или пуля», — говорит владелец «Термали».
Владимир Буланов, по его словам, не имеет за рубежом ни недвижимости, ни банковских счетов. Правда, это не означает, что он не пытается обезопасить себя и свой бизнес от мести за свои политические взгляды. «Мой бизнес не сидит на бюджетной игле. Я никогда не стоял у кормушки. Это вредно. Если отлучат за провинность какую— все, конец бизнесу. Правда, могут позвонить и моим заказчикам, сказать, чтобы не покупали мою продукцию. Поэтому я работаю над этим. Нужно, чтобы список моих заказчиков был максимально длинным, включал в себя компании от Калининграда до Камчатки, чтобы устали обзванивать», — смеется он.

Владимир Буланов

Генеральный директор концерна «Термаль»
Карьера: 1991 г. создал и возглавил ТОО «Чайка». С 1995 г. возглавил комитет поддержки и развития предпринимательства Нижегородской области. В марте 2002 г. назначен генеральным директором ОАО «Термаль» . Женат, воспитывает сына и дочь

Юлия Сухонина, Деловая неделя

Источник: Архив: Деловая неделя
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.

всего комментариев: 1

юрий 22.03.2011 21:06:00
Кролики, пуховики,лампочки... Именно так заводы и покупают. А кто, будучи чиновником, пробивал кредиты друзьям однокурсникам и получал за это 50% в бизнесе? А бизнес оказался перспективным-первый частный завод по производству мороженого. Мы сидим в кресле, а денежки капают. И за 10 лет накапало прилично. Я не представляю интересы каких либо партий-все они одинаковы для меня. Просто хотелось рассказать в дух словах, как покупаются свечные заводики на старость. А людям рассказывают про апельсины и "группу товарищей".