"Поэзия - товар исключительно штучный"

21.03.2011
Просмотров: 2356

В субботу в "Безухове" прошла презентация книги молодого нижегородского поэта Григория Гелюты "Третьи лица". Это один из самых ярких и талантливых авторов, которые появились в нашем городе за последние несколько лет.

В субботу в "Безухове" прошла презентация книги молодого нижегородского поэта Григория Гелюты "Третьи лица". Это один из самых ярких и талантливых авторов, которые появились в нашем городе за последние несколько лет. В прошлом году Гелюта стал лауреатом премии "ЛитератуРРентген", был участником шорт- и лонг-листов нескольких престижных литпремий. Книга "Третьи лица" занимает 60 страниц, и критики пишут о "высокой поэтической культуре, чистоте и полной естественности выразительных средств, неподдельной, лирической искренности и глубине". А еще о "мудрости поэта, преображающей отчетливо юношеское мироощущение с его тревожностью и сострадательной беззащитностью". "Биржа плюс карьера" поговорила с поэтом по телефону, едва он успел сойти с поезда в Ярославле, где сейчас работает переводчиком с японского.


Григорий, расскажите для начала, где вы уже успели напечататься?

— Я печатался в журналах “Волга”, “Новый берег”, литсборнике “Дом открытых окон”. Плюс в интернете — на том же сайте “Полутона”. Сколько я себя помню, всегда что-нибудь сочинял или писал, сейчас без слез на это смотреть нельзя. Но что-то писалось, и это и было началом. Можно считать, что официально в поэзию я пришел, когда принял участие в университетском поэтическом конкурсе. Я учился на экономическом факультете. В первой, основной, части впечатление от моего выступления явно было скомкано. Я мямлил, поэтому оценить мои стихи было сложно. А вот во второй части, которая условно называлась “домашнее задание”, я победил. Там нужно было дописать стихотворение по первой строфе. Мне было обидно, конечно, что оценили меня в графоманской номинации. Но в любом случае после этого конкурса на мои тексты обратил внимание Евгений Прощин (известный нижегородский культуртрегер, организатор литературных конкурсов, поэт. — Прим. ред.). Так началась моя поэтическая “карьера”.

Вы, получается, не то чтобы технарь, но и не гуманитарий. Большинство известных мне поэтов — выпускники филфаков, пиарщики. Как “негуманитарность” в профессии сочетается с поэзией?

— Я учился на французского переводчика, но ушел через три года, не дожидаясь момента, когда меня выгонят. Получил диплом инженера. А еще я модельки самолетов люблю делать. Это все разные аспекты одного и того же. Любая деятельность — это творчество.

Как вам то, что принято называть “литературной тусовкой”?

— У меня к этому нет интереса. Никогда не относил себя к тусовке. Сейчас я живу и работаю в Ярославле. С Нижним контактов практически не поддерживаю. Так что оценить ее не могу. Я, честно говоря, никогда особенно к активности не стремился, мне главное, чтобы меня никто не трогал. Как говорит один из моих любимых авторов поэт Валерий Нугатов, главное — “не волноватьсяне нервничатьсохранять хладнокровиене отвлекатьсяи спокойно работать”. Я всем доволен. Если мне нужно движение, я приезжаю в Нижний или Москву, где активность выше.

А как поэт Григорий Гелюта появился в Москве?

— В первый раз — на биеннале поэтов, кажется, в конце 2007—начале 2008-го. Тогда в составе нижегородской “делегации” туда поехали я, Женя Прощин, Маша Ташова, Женя Суслова. Выступление на этом биеннале можно считать московским дебютом. Потом еще был фестиваль верлибра, но уже после выхода книги. И фестиваль университетской поэзии, достаточно странный, на мой взгляд. Тексты отбирались не столько по качеству, сколько по не очень понятной принадлежности к студенчеству... Но так или иначе каждый такой фест — появление как раз перед московской публикой. При этом на ту же нижегородскую “Литератерру” приезжали московские поэты Данил Файзов и Юрий Цветков, Дмитрий Кузьмин. Плюс я дружу с Андреем Черкасовым, молодым московским поэтом, лауреатом премии “Дебют”. Я у него одно время часто гостил, в том числе и подолгу, а он-то как раз к тусовке имеет непосредственное отношение. Многие поэты были у него в гостях. Завязывались знакомства. Обычная в общем история.

Сейчас вы живете в Ярославле?

— Да, я попал сюда по работе. Мне предложили работу переводчика в японской компании, мне всегда это было интересно.

Для вас поэзия может стать приоритетом?

— Вряд ли. Для того чтобы поэзия получила такой статус, нужно иметь возможность кормиться за счет стихов. А это дело сомнительное и малореализуемое. Поэзия — товар исключительно штучный. И платить за это не готовы.

Кто из современных поэтов кажется вам коммерчески успешными “проектами”?

— Я люблю выделять Линор Горалик, хотя она скорее прозаик, чем поэт. Потом еще Демьян Кудрявцев. Больше навскидку никто не приходит. Наверное, нужно больше читать.

А вы мало читаете?

— К сожалению, да. Мне для этого нужны время и обстановка. Работа отнимает у меня достаточно много времени. Хотя вот в поезде Нижний Новгород—Ярославль, как, например, сегодня, это вполне удобно.

Как презентация книги, кстати, прошла?

— Я бы сказал, достаточно скромно. Было не так много людей, возможно, потому, что информации было недостаточно. Или потому, что это день субботы. Не знаю...

Книга вышла в 2010 году?

— Да. Я не умею называть книги, поэтому неудивительно, что предложенное мной “Полулисица” выпускающему редактору не понравилось — Кузьмин сказал, что оно непрозрачно для читателя и имеет мало отношения к темам и мотивам сборника. Шесть вариантов, которые мне на выбор дал Кузьмин, мне не очень понравились. Но я понимал, что сам вряд ли что-то придумаю. Поэтому остановился на названии “Третьи лица”. В этой книжице собраны тексты за последние несколько лет. В обратной хронологии — чем ближе к концу, тем раньше они были написаны. Те, что в начале, я писал в Японии относительно недавно. В общем, книга получилась, так сказать, географически неоднородной. Из разных периодов жизни — Нижний—Москва—Ярославль-Япония.

В каком издательстве вышла книга?

— “Арго-Риск”, конечно же. Кто еще у нас публикует молодых поэтов? Это издательство, подчиненное Дмитрию Кузьмину. И издание “Третьих лиц” — его идея. Вообще, из молодых авторов мало кто готов на выпуск книг на свои деньги. Конечно, может, это мое субъективное наблюдение и все не так печально, но мне показалось, что тратить деньги на свои книги готовы в основном литературные “аксакалы”, пишущие при этом преимущественно о “родных березках”. Была занятная история. Когда в Кстове проходил фестиваль “Молодой литератор”, к Кузьмину обратились как раз такие поэты с вопросом, а почему бы и нас не пригласить к микрофону. Кузьмин тексты “аксакалов” не одобрил. Но они тратятся на то, чтобы донести свое имя до масс в хорошей бумаге и твердом переплете. Но “березки” там неизменны.

Кстати, у вас были какие-нибудь расхождения с Кузьминым по поводу того, какие тексты ставить в книгу, а какие — нет?

— Вы знаете, нет. Процесс согласования прошел на удивление гладко. То есть вся подборка стихотворений, которую я предложил, вошла в книгу — от первого до последнего текста. Говорят, так бывает крайне редко.

Беседовала Эмилия Новрузова. Фото из архива героя

Источник: Архив: Биржа+карьера
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.