Конфликт интересов

24.03.2011
Просмотров: 2417

Российский рынок офисной мебели до кризиса оценивался примерно в 2 млрд евро. Объем одного только немецкого рынка — в несколько раз больше, хотя население России вдвое превышает население Германии.

Российский рынок офисной мебели до кризиса оценивался примерно в 2 млрд евро. Объем одного только немецкого рынка — в несколько раз больше, хотя население России вдвое превышает население Германии. Проблема нереализованного потенциала отечественного рынка — в его стереотипности.

Источник: Журнал "Коммерсантъ Секрет Фирмы", №3 (307), 01.03.2011

Первое в мире офисное кресло появилось в 1926 году, его произвела швейцарская компания Giroflex. До того момента существовали так называемые "многофункциональные" стулья и кресла, которые потребители использовали для дома и для работы, для игры на фортепиано и для отдыха. Швейцарская компания-первопроходец создала кресло, предназначенное специально для работы. Таким образом, производитель ввел в обиход понятие "эргономика" применительно к офисной мебели: кресло спроектировали с учетом того, чтобы человеку было удобно на нем работать. Для своего кресла Giroflex создал специальный пружинно-вращающийся механизм, на который компания получила свыше 30 патентов. Это изобретение коренным образом изменило представления о комфорте сидячей работы.

Но даже спустя 85 лет понимание того, что рабочее пространство может быть эргономичным и эффективным, пришло далеко не ко всем потребителям. Игрокам отечественного рынка оснащения офисов приходится работать в условиях, когда клиенты руководствуются многочисленными стереотипами.

Один из них — восприятие организации офиса как статьи затрат, а не инвестиций. Компании, которые сталкиваются с необходимостью создания или обновления офиса, стремятся минимизировать свои издержки на его обустройство. Игроки офисного рынка проводят аналогию со станком: производителю нецелесообразно покупать дешевый станок, ведь он не может выдавать продукт с нужными параметрами качества. Покупая хороший станок, компания инвестирует, а не тратит.

Аналогичная ситуация с офисом и его оснащением. Если задача формулируется не с точки зрения экономии, а с точки зрения вложений, то в корне меняется и подход к организации офиса. Такие заказчики формулируют задачу следующим образом: организовать эффективную работу сотрудников компании. Но чаще задача ставится иначе: расставить мебель по офису с учетом числа сотрудников фирмы. Такой подход порождает еще два типа заблуждений. Во-первых, стереотип потребления — у клиентов отсутствует понимание, что мебельная продукция могет решить задачи эффективной работы офиса. Во-вторых, стереотип процедурный, когда потребитель просто покупает мебель, вместо того чтобы решать задачу правильной организации пространства.

Стереотип потребления проектировщики-эргономисты демонстрируют на следующем примере. На вопрос, зачем в офисе нужны стулья и столы, почти все сотрудники компаний-клиентов отвечают: "Стулья — чтобы сидеть, столы — чтобы положить документы и поставить компьютер". В лучшем случае лишь один человек из двадцати отвечает: "Чтобы работать". По словам генерального директора компании Orgspace Consulting Бориса Шахта, практически никто из потребителей не задумывается о том, что от столов и стульев, от условий работы может напрямую зависеть производительность труда и эффективность каждого отдельно взятого сотрудника.

Отсюда и разница между российскими и, например, немецкими фирмами. В России среднестатистическое кресло стоит около 100 евро, а в Европе нормальной ценой для офисного кресла считается диапазон 500-1000 евро — такова цена качественного эргономичного кресла, которое позволяет человеку медленнее утомляться и не вредить своему здоровью. Кроме того, немецкие потребители понимают, что в правильно организованном рабочем месте должны быть три функциональные зоны — "под столом, на столе и над столом". Российские клиенты крайне редко задумываются о "надстольном" пространстве и не придают ему особого значения. Так что даже по количеству "потребляемых" предметов рабочей мебели немцы обходят россиян.

Помимо базовых стереотипов существуют и частные, усложняющие работу компаниям-создателям офисного пространства. Например, большинство потребителей не сомневаются, что на кресле непременно должны быть подлокотники, хотя на самом деле с точки зрения эргономики это не всегда обязательно. Или многие заказчики уверены, что для установленных на столах перегородок необходима ткань, которая лучше поглощает звук в офисе. Это не совсем так: ткань на низкой перегородке не столько поглощает звук, сколько улучшает акустический комфорт в помещении, уменьшая эхо.

В Европе и США ситуация в корне другая. Как рассказал коммерческий директор компании "Стробос" Евгений Петров, когда новый сотрудник подписывает контракт с работодателем, в договоре зачастую оговаривается конкретная модель кресла, на котором человек будет сидеть, и это нормальная практика.

Компаниям, работающим на российском рынке офисных решений и придерживающимся западного подхода, приходится непросто, поскольку такие ключевые понятия, как "эргономика" и "эффективность", клиенты не могут и часто даже не считают нужным измерять. Непросвещенность клиентов приводит к тому, что выбор в пользу определенного продукта или офисного решения они делают на основе понятных им критериев — цена, внешний вид, сроки поставки мебели и гарантии. Часто компании не считают нужным воспользоваться услугами профессионалов в этой области.

Однако если компания все-таки принимает решение обратиться к специалистам, ее топ-менеджмент зачастую остается в стороне, делегируя организацию офиса, например, департаменту хозяйственного снабжения. Офисные эргономисты недоумевают: офис — это лицо компании, а значит, и вопрос создания рабочего пространства должен быть для руководства первостепенной задачей. Сетования эргономистов-проектировщиков связаны с тем, что когда организация офиса делегируется менеджеру хозяйственного подразделения, он зачастую выполняет эту функцию по параметрам "стоимость" и "сроки". Таким заказчикам сложно объяснить преимущества организации офиса с точки зрения эффективности и выгод, которые может получить компания, выбрав то или иное офисное решение.

Часто компании — проектировщики офисов не пытаются развенчать существующие среди потребителей мифы, решая основную для своего бизнеса задачу — продать побольше и при этом минимизировать собственные трудозатраты. Кроме того, нередко проектировщики сидят, что называется, на двух стульях сразу: с одной стороны, они продают свою услугу клиенту, а с другой — зарабатывают на том, что рекомендуют ему конкретных поставщиков офисной мебели. Все это на руку бизнесу проектировщиков, но не очень хорошо для клиентов, которые в итоге получают типовые конфигурации рабочего пространства для своего офиса. Упрощая себе жизнь, проектировщики редко стремятся к индивидуальному проектированию места каждого сотрудника и, соответственно, не учитывают специфику работы разных департаментов. Это может привести к тому, что сотрудники будут тратить свое рабочее время на лишние перемещения по офису или поиск документов.

В этих условиях непросто работать как международным поставщикам решений для офиса, так и российским компаниям, которые заражены западной философией эргономичности офисного пространства. Мировой рынок еще в прошлом веке преодолел основные стереотипы. Евгений Петров уверяет, что и у нас в стране культура потребления уже начинает появляться. Но, скорее всего, молодой российский рынок будет "болеть" еще ближайшие три-пять лет.

 

Полина Русяева. Фото: Юрий Мартьянов, Коммерсантъ

Источник: Архив: Секрет фирмы
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.