Умные и богатые

04.04.2011
Просмотров: 3708

Вузы перестали быть только местом получения зачетов и дипломов. Эти гиганты образования, жившие не один год постсоветской реальности по принципу «умные и бедные», вышли на бизнес-орбиту.

Вузы перестали быть только местом получения зачетов и дипломов. Эти гиганты образования, жившие не один год постсоветской реальности по принципу «умные и бедные», вышли на бизнес-орбиту. Теперь их главные достижения исчисляются не только в изобретениях и гениальных выпускниках, но и в самостоятельно заработанных рублях.

Успешные нижегородские вузы пополнили тесные ряды бизнес-корпораций: они оперируют миллиардными вливаниями, а ректоры начали соответствовать последним веяниям моды бизнес-сообщества— участвовать в политических процессах и попадать в списки самых богатых кандидатов в депутаты. Как шутят в одном из вузов, «лучше всего высшая школа зарабатывает на решении одной из двух российских бед— превращении неучей в образованных специалистов». При наличии спроса вузы готовы избавить страну и от второй российской беды— плохих дорог, — если найдутся покупатели на их изобретения. Причем именно научные разработки могут стать настоящей дойной коровой учреждений высшего образования.

Вузы выбирают инновации

Парадокс, но чем быстрее растет рынок платного образования, тем меньше вузы на нем зарабатывают: в структуре внебюджетных доходов высшей школы эта доля постепенно сокращается. Как же тогда вузы живут, за счет чего зарабатывают средства? Сегодня доходы современной школы складываются из нескольких составляющих: бюджетное финансирование, платное образование, гранты и научно-исследовательские и конструкторские разработки (НИОКР).

Мировая практика показывает, что значительная часть бюджета высшего учебного заведения формируется за счет участия в научных исследованиях. Первые попытки создания инновационных малых предприятий при российских вузах были предприняты еще в конце 90-х годов. Тогда в четырех петербургских вузах начали создаваться инновационно-технологические центры. Вошло в оборот новое слово— «технопарк», мода на которое возникла лишь двадцать лет спустя. Каждый такой центр был приводным ремнем, который разворачивает сотрудников к наукоемкой продукции, востребованной на рынке, и дает возможность заработать вузам. Власти хотели поймать сразу трех зайцев: научить высшую школу зарабатывать деньги, подтолкнуть в спину застывший технический прогресс и остановить процесс утечки мозгов. Именно из-за прекрасных условий работы, которые предлагает, например, Гарвард, 25% его специалистов-оптиков — выпускники российских вузов.

Сейчас в Нижегородской области есть все предпосылки для того, чтобы вуз имел возможность быть причастным к проведению прикладных исследований и экспертиз. «Свою задачу мы видим не только в подготовке высококлассных специалистов, но и в проведении научных исследований. Работа в этом направлении позволяет выполнять запросы общества, науки и бизнеса и при этом увеличивать собственный бюджет, который на треть состоит из средств, заработанных научными проектами»,— рассказывает заместитель директора по развитию и управлению Национального исследовательского университета— Высшей школы экономики в Нижнем Новгороде Наталия Климова. Она также добавляет, что финансовую поддержку университету оказывает и пояс инновационных предприятий вокруг вуза: «Содействуя их развитию, мы также обеспечиваем профильными рабочими местами наших студентов».

Эксперты говорят, что инновации, основанные на научно-исследовательских и опытно-конструкторских работах, являются прибыльным товаром. В каждом университете есть своя научно-исследовательская часть, каждая кафедра ведет научную проблематику и выполняет соответствующие заказы бизнеса. Вуз зарабатывает на основе фундаментальных и прикладных исследований, которые проводит в том числе за счет бюджетных средств. В частности, на базе Нижегородского государственного университета им. Лобачевского строится центр инновационного развития медицинского приборостроения. Этот проект реализовывается в рамках федеральной целевой программы «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности Российской Федерации на период до 2020 года и дальнейшую перспективу». К проекту также привлечены Институт прикладной физики Академии наук России, Нижегородская медицинская академия, Приволжский медицинский центр.

Другое дело, что пока в нижегородских вузах не видно очередей из промышленников, которые готовы купить спецразработки. По словам ректора ННГУ Евгения Чупрунова, нижегородская и вообще российская промышленность просто не имеет «длинных» денег, чтобы заказывать и приобретать изобретения. Поэтому процесс внед­рения работ в серийный выпуск пока скорее приятное исключение, чем правило. Однако вузы не опускают рук— эта работа им кажется более перспективной в плане зарабатывания денег. В отличие от образовательных программ, разработка передовых технологий — процесс долгоиграющий, и тянет на миллиардные вливания. ННГУ не скрывает своих амбиций и подтверждает их, например, ежегодным участием в федеральных программах и регулярным получением грантов.

Правда, гранты мало напоминают манну небесную. Чтобы их получить, нужно самим вложиться в научную разработку. «Грант— это только на работу, в нем нет ни копейки денег на заработную плату. На это мы должны зарабатывать сами», — подчеркивает господин Чупрунов.

Какие еще способы заработать остаются в арсенале вузов? «Мы приумножаем свой капитал за счет дополнительного профессионального образования — спецкурсов, автошколы, репетиторства, консультаций по бизнесу. Предпринимательской деятельностью занимаемся, предоставляя услуги столовой общежития, фитнес-центра, книжного магазина»,— рассказывает ректор Нижегородского института менеджмента и бизнеса Александр Егоршин.

Бизнес ищет кадры

Превращаясь в бизнес-корпорации, вузы становятся ближе к предпринимательскому сообществу. Обостряющийся с каждым годом дефицит квалифицированных кад­ров побуждает бизнес, не вмешиваясь в академический образовательный процесс, влиять на процессы профессиональной ориентации студентов на самом раннем этапе. И вузы имеют свой интерес в таком сотрудничестве— стремясь оставаться конкурентоспособными на рынке образовательных услуг, они заинтересованы в том, чтобы их выпускники были востребованы рынком труда. Очевидно, что связь с бизнесом необходима, если вуз хочет предложить конкурентоспособный «продукт», ориентированный на работу в условиях реальной экономики. Все большее значение для обеих сторон приобретает имиджевый аспект. Создаются альянсы сильнейших бизнес-брендов с крупными образовательными брендами.

В Нижнем Новгороде есть примеры подобного сотрудничества, например сов­местный проект компании T&K Legal с факультетом права Нижегородского филиала ГУ— Высшая школа экономики. Начальник ГУ ЦБ РФ по Нижегородской области Станислав Спицын заведует кафедрой «Банки и банковское дело», а руководитель управления УФНС по Нижегородской области Николай Поляков — кафедрой «Системы налогообложения» в Нижегородском государственном университет им. Лобачевского.

Существует целый ряд причин, побуждающих топ-менеджеров тратить время и силы на преподавательскую работу в вузе или бизнес-школе. Пожалуй, главная из них— это необходимость решать кад­ровые проблемы своей компании. «Эти студенты, которые завтра выйдут в «свободное плавание», будут формировать и в значительной степени изменять прост­ранство, в нашем случае юридического бизнес-сообщества. Очень важно, чтобы с первых шагов они это делали цивилизованно и осмысленно. Да и потом, у нас есть очень практичная цель— мы по-прежнему ищем таланты»,— говорит Олег Тимофеев.

При этом формы сотрудничества с учебным заведением разнообразны. Большинство бизнесменов регулярно прибегают к разовым акциям в вузах. Они выступают с гостевыми лекциями на днях карьеры и ярмарках вакансий, организуемых вузами, проводят семинарские занятия, читают выборочно какие-то темы из курса, участвуют в круглых столах. «Мы начинали работать по гражданско-правовым договорам. С этого года наши спецкурсы вошли в образовательную программу вуза, а мы стали штатными сотрудниками и работаем по утвержденным часовым ставкам. Однако дальнейшее тиражирование опыта с нашим участием в других вузах теперь возможно только в формате проведения разовых мастер-классов. Практика показала, что подготовка к проведению лекционных и практических занятий отнимает очень много времени. Нужно успевать еще заниматься бизнесом, а то нечего будет рассказать студентам в следующий раз»,— сетует Олег Тимофеев. Сотрудничество топ-менеджеров компаний с вузами весьма распространено в развитых странах, там это уже сложившийся институт. И российские высшие школы постепенно перенимают западный опыт.

Эксперты уже не первый год предлагают рассматривать успешные вузы как бизнес-корпорации. Высшая школа уже мало напоминает нищие вузы 90-х годов. Она умеет зарабатывать деньги, осваивает многомиллионные гранты, закупает материалы и дорогое оборудование, модернизирует имущественный комплекс, проводит маркетинговые исследования и привлекает зарубежные высокопрофессиональные кадры. Некоторые титаны высшего образования сосредоточили в своих карманах миллиарды рублей собственных и привлеченных целевых средств, контроль над которыми находится в руках ректоров. Поэтому эксперты не удивляются, что государство периодически поднимает вопрос об усилении контроля денежных потоков хотя бы через отмену выборов ректоров, предлагая назначать этих топ-менеджеров.

Елена Евсеева, DK.RU

Источник: DK.RU
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.