Экологический рейтинг как инструмент влияния

08.04.2011
Просмотров: 1689

Директор эколого-энергетического агентства “Интерфакс-ЭРА” Александр МАРТЫНОВ рассказал, как появилась идея разработки экологических рейтингов производств, регионов как инструмента влияния общества на принятие управленческих решений.

Прочитав этот заголовок, уверена, что многие читатели с усмешкой произнесут: “Да знаем мы, как составляются эти рейтинги и чему, точнее, кому они служат”. Примерно с такими же мыслями шла на встречу с директором эколого-энергетического агентства “Интерфакс-ЭРА” Александром МАРТЫНОВЫМ.

Александр Сергеевич рассказал, что их организация возникла после “успешного” разрушения в 90-е годы прошлого века государственной системы экологического контроля. Спустя годы, она стала воссоздаваться. Но он понимал, что интерес общества к информации о взаимном влиянии человека на природу и этой “отравленной” среды обитания на самого человека не иссяк с разрушением государственной структуры. Именно тогда и появилась идея разработки экологических рейтингов производств, регионов как инструмента влияния общества на принятие управленческих решений. Была разработана своя методология, которая, кстати, постоянно совершенствуется. Наш разговор с Александром Сергеевичем начался с простого вопроса, ответ на который, вроде бы, известен всем.

— Что такое эколого-энергетический рейтинг и кому он нужен?

— Экологический энергетический рейтинг — это ранжированный список предприятий, кто лучше — кто хуже работает по экологическим и энергетическим показателям. Для населения важно, на каком он предприятии работает, эффективное это предприятие или нет. Если оно эффективное по экологическим и энергетическим параметрам, то на нем и заработать можно больше.

— Каким образом экологические показатели влияют на экономические?

— Во-первых, мы определяем энергетическую эффективность предприятия по соотношению производственной продукции и затраченной энергии. Это коэффициент полезного действия — КПД. А экологическую эффективность определяем по тому, сколько экологических воздействий, загрязненных сточных вод, отходов, выбросов образовалось при производстве той же самой продукции. Вот их соотношение дает показатель коэффициента вредного действия — КВД. Эти два показателя, КПД и КВД, в совокупности отражают, эффективен производственный процесс на этом предприятии или нет. Тот, кто работает и строит свою карьеру на эффективном предприятии, имеет, безусловно, больше перспектив. С точки зрения бытовой, если у тебя под боком работает пусть даже и с заметными выбросами, но эффективное предприятие, то воздействие будет меньше на окружающую среду.

— Экологическое воздействие, энергетическая эффективность — понятия, которыми пользуется мир многие десятилетия. Что нового изобрели вы?

— Мы заставили конкурировать между собой предприятия и регионы по экологическим параметрам. Рычаги влияния сугубо информационные. Если регионы или предприятия оказываются в первых строчках рейтинга, то это хорошо, они могут гордиться и эффективностью производства, и своей экологической политикой. Если они оказываются на последних строчках, то должны объясняться, в том числе и перед теми, кто их назначает или снимает, почему так. Тот факт, что сейчас наше агентство работает при поддержке правительственных структур, говорит о многом: о признании полезности и объективности данных. Но до этого 10 лет мы работали без их поддержки.

Помимо сопоставления эффективности предприятий по коэффициентам полезного и вредного воздействия, мы делаем оценку общего уровня жизнеспособности или здоровья населения. Анализ показывает, что доля экологических факторов составляет около 20 проц. от общего влияния внешней среды на здоровье. (Кстати, пьянство больше влияет.)

С точки зрения оценки здоровья и популяционной жизнеспособности очень важно, как это можно измерить. Лучшим показателем жизнеспособности является… смерть. То есть смертность. Она наиболее точно отражает жизнеспособность. Заболеваемость невозможно проследить, так как трудоголики в больницу не ходят.

Для понимания уровня жизнеспособности популяции в целом надо, во-первых, проанализировать снижение смертности и динамику. А во-вторых, сопоставить степень изменчивости смертности по годам от естественных причин. Ситуация, которая была минувшим летом в Москве, показала, что чем слабее популяция человеческая, тем чаще возникают необъяснимые скачки уровня смертности под воздействием каких-то стрессовых факторов. Дополнительно в день умирало около 200 человек. Если популяция более устойчивая, то она при стрессовых факторах не дает дополнительной смертности. Показатель смертности как бы мало колеблется, он устойчив. Вот это объективная характеристика уровня макробиологического здоровья.

В качестве основного потенциала здоровья российского населения является российское Черноземье. Это основной очаг, откуда мы берем здоровых людей. Наиболее тяжелая ситуация на северо-западе европейской части: Архангельская, Мурманская области, Республика Коми, Карелия, а также некоторые регионы Сибири, в первую очередь те, которые называются национальными автономиями. Это мы говорим о здоровье людей. Есть еще здоровье окружающей среды. Здоровье окружающей среды лучше всего отражает развитие природных экосистем. Природные экосистемы — это то, что мы без зазрения совести пускаем под бульдозер и чего делать нельзя. Это леса, степи, болота — весь тот комплекс, который живет по природным законам. Он лучше всего адаптирован к поддержанию глобальной устойчивости. Единственным стабилизатором климата выступают природные экосистемы.

Я очень детально занимаюсь проблемами гидроэлектростанций, в том числе и подъемом Чебоксарского водохранилища. И склоняюсь к тому, что подъем уровня Чебоксарской ГЭС по эффекту, экономическому и социальному, даст гораздо меньше выгоды, чем те ущербы, которые будут связаны с проведением защиты. Если выстроить всю систему защиты: береговой и обеспечение пропуска, дренажа от подтоплений, то затраты энергии, сил и дополнительные работы будут сопоставимы с тем выигрышем, который получает станция. Но привести конкретные цифры не могу, так как все нужно считать.

— Как Нижегородский регион смотрится по экологическому и энергетическому рейтингам?

— Нижегородская область достаточно устойчивый регион по природным показателям. Хотя регионы, расположенные севернее, имеют более устойчивую природную среду.

Когда карту пожаров, прошедших минувшим летом, мы наложили на карту устойчивости экосистем, то увидели, что катастрофические события возникали в тех регионах, где устойчивость экосистем была понижена. И Нижегородская область в их числе. Пожары возникали и разгорались там, где были сделаны мощные сосновые посадки по пожарам 1972 года. А сосновые посадки — это не лес, это мина замедленного действия. Но многие вещи не понятны до того, как они произойдут.

— Вы говорите об информационном влиянии на бизнес. В чем оно выражается?

— Бизнес, который наиболее прозрачен с точки зрения экологической и энергетической отчетности и который наиболее эффективен в своей отраслевой группе, стоит дороже. Стоит дороже и на рынке, и в переговорах с инвесторами, и при переговорах с банками, и при переговорах с государственной властью. Это перспективный партнер во всех отношениях. Второе — это конкурентоспособность. Наличие открытой информации об экологической и энергетической эффективности разных предприятий является фактором конкурентных отношений между предприятиями одной группы. Если вы менее эффективное предприятие, то начинаете разбираться, почему? Если вы более эффективны по сравнению другими, то вы во всех переговорах делаете на этом акцент. Вы привлекаете к этому внимание. И можете партнерам своим говорить, что вы лучшие в городе, в области, стране по этим показателям. Механизм этого влияния во много раз превосходит силу любых распоряжений или прямых поручений, потому что он всеобщий. Наша задача сделать информацию об экологической и энергетической эффективности всеобщей и ввести в практику принятия решений бизнесом и органами власти. Похоже, это у нас получается.

— Экология и энергетика действительно тесно связанные показатели. Но существует проблема учета электроэнергии. Ресурс произведен, учтен на ГЭС или АЭС, а потом … пропадает в передающих сетях. Выявить, кто потребил ресурс — задача не из легких. Но производитель свои расходы впоследствии “прячет” в тарифы. Замкнутый круг получается.

— Да. Наши рейтинги опрозрачивают эффективность работы как производителей энергии, так и предприятий, эту энергию потребляющих. И прозрачной становится их эффективность — КПД с точки зрения школьного курса физики. На входе подвели определенное количество энергии — на выходе получили определенное количество продукции. И эта продукция может быть тоже энергией, но более высокого уровня — электрическая, тепловая… В выборке очень большое количество энергетических предприятий, различающихся по показателям эффективности работы. Эта информация становится достоянием рынка. Соответственно, и инвесторы, и органы управления, и население начинает отдавать предпочтение, в том числе и финансовое, выраженное в платежах, тому, кто более эффективен, кто не производит непопулярную продукцию, не распыляет ресурс.

Эффективность — это превращение всей той работы, которую делает предприятие, в полезную продукцию, в другое качество. А если он производит бесполезный продукт, в данном случае речь идет о ресурсе, который никто не оплатил, то с таким партнером лучше не работать. Найти более эффективного.

В ситуации с монополистами тоже главным становится прозрачность. Если видно, что монополист имеет низкий показатель эффективности и при этом высокие тарифы, это совершенно однозначно говорит о том, что тарифами оплачивает свою бесхозяйственность. Это понятно всем. Это невозможно спрятать в карман.

Тарифы устанавливает Региональная энергетическая комиссия. Как она устанавливает, что принимает во внимание — никто не знает. А здесь, пожалуйста, публичный рейтинг всех предприятий, которым установили тарифы.

Кстати говоря, в число критериев, по которым оценивается деятельность губернаторов, внесены параметры энергоэффективности производства валового регионального продукта. Параметры-то внесены, а данные по энергопотреблению на территории страны не собираются, статистика этого не наблюдает. Работают аналитические группы специалистов, которые делают подсчеты суммарного потребления энергии в разрезе регионов. Но делают это не оперативно, проходят годы, прежде чем появятся данные по регионам. Задним числом мы знаем, сколько в регионе потребляется энергии: электричества, тепла, топлива, бензина, керосина, угля, дров и массы других видов. А как получить оперативную цифру? Мы математически эту задачу решили. Для каждого региона существует определенная зависимость, как меняется общее энергопотребление, и как при этом происходит изменение потребления и производство электричества в регионе. Производство электричества в тех регионах, где нет гидростанций и АЭС, напрямую зависит от объема потребления топлива. Зависимость оказалась достаточно высокой в большинстве регионов, мы можем дать оценку уровня общего потребления в каждом регионе.

Еще один интересный факт на тему: кто у кого украл. В экологической статистике по регионам есть показатель выброса выхлопных газов от автомобилей. Считается он по структуре автомобильного парка и интенсивности пробега на улицах. Эту методику разрабатывали транспортники. Если мы по этой методике из объема выброса сосчитаем, а сколько сожжено топлива, то цифра получается в разы больше, нежели показана в статистических данных по продаже автомобильного топлива в регионах. Цифры более-менее совпадают в регионах северного завоза. Там, где завоз топлива контролируется дополнительно: Магаданская, Чукотская области. Не комментирую, кто получает эти деньги, но факт есть факт. Кто наиболее сильно выбивается? Северный Кавказ, Чеченская республика — в 12,5 раза, Дагестан — в 8 раз, выбивается и Москва почти в 5 раз, Питер — в 3 раза. То есть, реальное количество топлива, проданное в регионах, в разы превышает ту цифру, которую назвали органам статистики. Деньги, кстати, очень не любят статистического наблюдения.

Вера КАЛИНЫЧЕВА.

Источник: Курс Н, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.