Тринадцатая башня

21.04.2011
Просмотров: 2095

Существует или нет магия чисел, тема большая и спорная. Но факт есть факт: у тринадцатой башни Нижегородского кремля судьба сложилась непростая. Даром что название башня получила самое что ни на есть божественное - Зачатская.

Существует или нет магия чисел, тема большая и спорная. Но факт есть факт: у тринадцатой башни Нижегородского кремля судьба сложилась непростая. Даром что название башня получила самое что ни на есть божественное - Зачатская - по находившемуся рядом Зачатьевскому женскому монастырю, саму башню также иногда называют Зачатьевской.

Найти “исторический вид“

И все же судьба готова улыбнуться многострадальной башне: правительство области предполагает выделить денежные средства, совокупный объем которых в этом году составит около 150 млн рублей, на выполнение комплекса работ по воссозданию башни архитектурного ансамбля Нижегородского кремля. Заместитель губернатора Дмитрий Сватковский сообщил, что инвестиционный совет при главе региона одобрил проект. Завершение работ по восстановлению Зачатьевской башни предполагается закончить не позднее чем осенью следующего года. Дмитрий Сватковский отметил, что башня кремля будет восстанавливаться именно в том историческом виде, в каком она и была построена в XVI столетии.

А в каком виде она была? Оказывается, здесь тоже все непросто. Мы лучше дадим слово человеку, для которого кремль и его башни стали родными, как старшие братья-сестры. И неудивительно: отец Ирины Агафоновой Святослав Леонидович Агафонов жизнь посвятил возрождению Нижегородского кремля, и она считает завершение этого дела своим дочерним долгом. А закончиться это может только в тот момент, когда будет положен последний кирпич в Зачатскую башню и периметр кремля будет окончательно восстановлен.

- Древняя крепость в 30-е годы прошлого века воспринималась не как памятник истории и градостроительства, а как символ "алчного феодализма и царского самодержавия", - говорит Ирина Святославовна. - Советским архитекторам виделось глобальное переустройство центра города. По одному из проектов 1935 года подлежала сносу часть кремля с Дмитровской башней в целях обустройства огромной площади перед Домом Советов, предназначенной для проведения митингов, демонстраций и шествий.

Святослав Агафонов отстаивал необходимость сохранения ансамбля кремля, придающего городу неповторимый архитектурный силуэт. В ноябре 1938 года вместе с сотрудником художественного музея Михаилом Петровичем Званцевым он написал статью в газету "Горьковский рабочий", где впервые была поднята проблема восстановления кремля. Это впоследствии стало главным делом жизни Агафонова.

Четыре века в руинах

Изучая историю кремля, Святослав Леонидович поднял весь пласт архивных документов и выполнил серию рисунков, на которых запечатлел образ нижегородской крепости XIV-XVII веков. На них мы видим и деревянную крепость-детинец на вершине горы с бревенчатыми избами, и сам город внутри крепостных стен с каменными храмами, и итальянского зодчего Петра Фрязина на строительстве Нижегородского кремля в 1509 году, и величественно вознесшиеся над городом крепостные стены и башни, и главные пункты обороны Нижегородского кремля - проездные Дмитровскую и Ивановскую башни, и защитников города - всего не перечесть…

К 1949 году Нижегородский кремль являл собой печальное зрелище: полуразрушенные стены и башни несли на себе следы пагубных воздействий природных стихий и деятельности людей. Особенно сильно пострадали части кремля, обращенные к Зеленскому съезду и береговым склонам Волги. Проект научной реставрации кремля, разработанный Святославом Агафоновым, включал в себя археологические и геодезические работы, восстановление первоначального облика всех тринадцати башен, каменной кладки стен и утраченных со временем деревянных конструкций (шатров и перекрытий). Были установлены четыре очереди работ, и они продлились до начала 1980-х годов.

Зачатская башня была почти полностью разрушена в результате оползневых явлений еще в XVII веке. Вследствие pемонтов и перестроек остатки ее оказались скрытыми поздней кладкой, что зафиксировано на обмерных чертежах, выполненных Горьковской реставрационной мастерской в 1961 и в 1975 годах. В 1961 году кладка эта частично обрушилась. Обнажившиеся подлинные части башни были расчищены и обмерены архитекторами Горьковской специальной научно-реставрационной производственной мастерской в 1980-1981 годах.

Кстати

Сохранившиеся фрагменты башни представляют собой часть ее внутренней стены высотой около 3 метров с проездом, остатки фундаментов боковых стен и часть прясла, примыкавшего к башне с запада. В толще юго-западной стены был раскрыт сводчатый проход шириной около 110 см, который соединял две печуры, находившиеся одна в стене, другая в башне. Из первой печуры начиналась каменная лестница наверх. Сохранились семь ступеней высотой 34-36 см и шириной около 27 см. С восточной стороны от проезда в толще стены имелся такой же проход (уцелела часть кирпичной облицовки прохода на высоту до 2,5 м). Остатки массива башни сильно деформированы и имеют многочисленные трещины.

Некоторое представление о первоначальном облике Зачатской башни дают также архивные материалы и известная гравюра 1647 года из книги Адама Олеария. Агафонов самым тщательным образом проанализировал эту гравюру, определив даже точку, с которой художник делал зарисовки. К слову, точек оказалось две, и совмещенные в одном рисунке, они передавали «стереоскопический» облик нижегородской цитадели. Многолетние изыскания позволили реставратору утверждать, что башня была четырехугольная в плане и по фасаду частично облицована белым камнем. Как и четыре другие квадратные башни, она имела проезд («под нее на город были проезжие ворота»).

Изучение архивных источников дало достаточно ясную картину ее постепенного исчезновения. Уже в начале XVII века проезд перестал использоваться («...под нею ворота, а ныне заставлены тыном стоячим», – сообщает Писцовая книга 1621–1622 гг.). Для укрепления интенсивно разрушавшегося подгорного участка устраивались контрфорсы («быки»), железные связи, водоотводные трубы, но остановить процесс не удавалось. В конце XVIII – начале XIX века две башни – Борисоглебскую и Зачатскую – пришлось разобрать. В месте проездных ворот Зачатской башни был устроен «сход к Живоносному источнику», по бокам которого находились караульные помещения с окнами, имитировавшими бойницы. Разрушения, однако, продолжались, и в 1830-е годы «сход к Живоносному источнику» заложили.

Сохранить подлинные фрагменты

Святослав Агафонов разработал проект реконструкции обеих разобранных башен, опираясь на облик сохранившихся башен, на свои изыскания и результаты обмеров. Но восстановить удалось лишь Борисоглебскую, ее соседке не повезло. Невезение было тем страшнее, что сохранившиеся подлинные фрагменты Зачатской башни после расчистки оказались открыты всем ветрам и морозам, и процесс разрушения ускорился.

- Я работала с отцом над реконструкцией башни с 80-х годов прошлого века и могу утверждать, что эта работа позволяет выполнить проект воссоздания Зачатской башни на ее прежнем месте, - уверена Ирины Агафоновой. - Новая башня (фактически, макет в натуральную величину) должна стать защитным футляром для обеспечения сохранности подлинных фрагментов и замкнуть кольцо крепостных стен, благодаря чему кремль вновь обретет свою архитектурную законченность.

В 1990 году мы сделали совместный доклад на архитектурно-археологических чтениях в Петербурге, который так и назывался: "Тринадцатая башня Нижегородского кремля".

В 2005 году авторский коллектив научно-исследовательского предприятия "Этнос" под моим руководством разработал проектное предложение по реконструкции Зачатской башни и прилегающей территории. Оно предусматривает сохранение подлинных фрагментов башни в специальном стеклянном павильоне и возведение новой башни, облик и габариты которой полностью соответствуют реально существовавшей, за исключением проездных ворот и подъемного моста. На месте проезда мы предлагаем установить витраж, он даст дополнительное освещение внутреннему пространству башни, которое можно использовать в качестве музейного помещения. Восстановление башни и обустройство перед ней площади Живоносного источника призваны завершить архитектурный ансамбль Нижегородского кремля - выдающегося памятника русского зодчества и инженерно-фортификационного искусства.

Агафонов стремился не просто вернуть кремлю исторический облик, но и наполнить его новыми, современными функциями, при этом он призывал к обязательной музеефикации интерьеров башен. Святослав Леонидович воспринимал кремль как живой организм, обладающий не только физическим телом в виде стен, башен и построек на его территории, но и душой. Все в кремле должно напоминать о жизни и подвигах наших предков. Он разработал проект музеефикации Георгиевской башни, где планировалось восстановить интерьеры и открыть магазин сувениров. Сегодня многие из его идей уже воплощены. И это наполняет сердце надеждой, что дело, начатое им более 60 лет назад, будет достойно завершено, в полном соответствии со старинной русской пословицей: «Конец – делу венец».

Елена СТАРИЧЕНКОВА. Фото Олега ЗАЙЦЕВА.

Источник: МК в Нижнем
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.