ОМС: закон новый, проблемы старые

26.04.2011
Просмотров: 3802

С января 2011 года вступило в силу очередное нововведение: преображенный закон об обязательном медицинском страховании. Правда, мало кто из обычных граждан ощутил это на себе.

За последние годы здравоохранение выдержало такое количество реформ, которое можно сравнить только с революцией или, по меньшей мере, с Фукусимой. С января 2011 года вступило в силу очередное нововведение: преображенный закон об обязательном медицинском страховании (ОМС). Правда, мало кто из обычных граждан ощутил это на себе. А вот среди профессионалов документ вызвал жаркие споры. Каковы же основные достоинства и недостатки нового законодательства? Что реально изменилось для врачей и пациентов?

Задачи отдельно, финансы отдельно

Чтобы понять, откуда столько преобразований на нашу голову, надо начать с предыстории. В конце 80-х годов стало меняться привычное для советского человека правовое поле в системе здравоохранения. Была поставлена задача расширить права медицинских учреждений, усовершенствовать механизмы управления. Основное внимание уделялось наиболее важному и в то же время наиболее проблемному звену — оказанию первичной медико-социальной помощи. Наши поликлиники всегда находились в условиях хронического недофинансирования. Вопрос попытались решить путем изменения организации их работы. Однако реформы, преследующие исключительно благие цели, по большей части этих целей не достигли. Доступность медицинской помощи, в том числе амбулаторной, мягко говоря, не увеличилась.

Заведующая кафедрой медицинской экспертизы ФПКВ НижГМА профессор Наталия Гусева называет несколько причин неудачи:

— Не было четкой структуры реализации предложенных реформ, да и не всегда они были тщательно продуманы. Пожалуй, самое важное, что, наряду с нормативными документами, регламентирующими работу лечебных учреждений, появились другие, направленные на регулирование финансирования этих учреждений. То есть параллельно формировались два правовых поля, во многом противоречащих друг другу. Совершенствование медицинской помощи нуждалось в финансировании. Но документы, регламентирующие финансирование, установили огромное число барьеров. Появились документы, обязывающие врача досконально соблюдать требования по выписке лекарств, по соблюдению стандартов, по ведению учетной документации и т. д. В этих условиях принятие нового закона стало попыткой соединить в одно два правовых поля.

Право на бумаге

Обсуждая новый закон, часто говорят о том, что он серьезно расширил возможности пациентов по выбору медицинского учреждения и лечащего врача. Заместитель исполнительного директора территориального фонда медицинского страхования Нижегородской области Владимир Клименко несколько остудил энтузиазм по этому поводу. Право выбора врача и лечебного учреждения у пациентов было и ранее. Но надо понимать, что право — это одно, а возможности — другое. Территориальный принцип оказания медпомощи, а также нормы нагрузки врача никто не отменял. Что касается смены страховой компании по желанию застрахованного, то это вполне реально. Раз в год сделать такое может каждый. Список организаций, участвующих в программе, опубликован на сайте ТФОМС.

Заместитель министра здравоохранения Нижегородской области по финансам и экономике Андрей Чечерин подчеркнул, что к страховым компаниям, работающим в системе ОМС, предъявляются очень высокие требования. Эти организации не должны заниматься ничем, кроме медицинского страхования, а также иметь уставный капитал не меньше 60 миллионов рублей.

Многих потенциальных пациентов порадовал тот факт, что медицинские услуги по программе госгарантий (то есть даром) можно будет получать не только в государственных и муниципальных, но и в частных клиниках. Однако не все так однозначно. Пока в регионе в этой системе работают только 7 медицинских учреждений. По закону претендовать на участие в программе имеют право все, будь то крупная клиника или частный медицинский предприниматель. Но претендовать и получить конкретное государственное задание — далеко не одно и то же. Не секрет, что за каждую копеечку государственных денег с медицинской фирмы спросят весьма сурово. Впрочем, представители частных медицинских фирм уверяют, что к многочисленным проверкам им не привыкать. Гораздо серьезнее некоторые не урегулированные до сих пор правовые аспекты. Кроме того, существующие тарифы на оплату медицинских услуг сложно назвать выгодными. Так что рассчитывать на то, что с января следующего года можно будет поменять районную поликлинику на элитную частную клинику, пока не приходится.

Миссия невыполнима?

Закон предусматривает некоторое расширение прав медицинских учреждений. Пожалуй, одно из важнейших изменений — то, что в тарифы включены расходы не только на лечение, но и сопутствующие траты: коммунальное обслуживание, связь, программное обеспечение и т. д. Но “сколько вешать в граммах” по каждой статье пока не определено.

В законодательстве появилось положение об антикоррупционной экспертизе. Определены коррупциогенные факторы, к которым относится выдвижение неопределенных, трудновыполнимых и обременительных для медицинского учреждения требований.

Парадокс в том, что документы, которые регламентируют финансирование медицинских учреждений, переполнены трудновыполнимыми требованиями. По словам Наталии Гусевой, в программе государственных гарантий наблюдается снижение нормативов финансирования единицы объема медицинской помощи (и это при росте инфляции!). При этом у нас в Нижегородской области эта единица стоит дешевле, чем в среднем по России. Кроме того, в территориальной программе государственных гарантий оказания медицинской помощи дефицит финансирования в 2010 году составил 55,3%. Увеличение требований не сопровождается увеличением возможностей для их выполнения. Например, медицинское учреждение должно вести реестр услуг. Но специалисты, которые будут этим заниматься, в штатном расписании не предусмотрены. В одной конкретной поликлинике Нижнего Новгорода для выполнения всех новых приказов требуется дополнительно 37 ставок. Разумеется, их никто не даст.

Тем не менее, за нарушения предусмотрены достаточно серьезные наказания, прежде всего, штрафы. Что же остается медицинским учреждениям при таком раскладе? Очевидно, что самим законодательством создается почва и для приписок, и для злоупотреблений. При этом самое печальное, что врач мотивирован не на лечение больного, а на оформление документации. Доктор на приеме вместо того, чтобы расспросить и осмотреть больного, занят исключительно написанием бумаг. Новый закон не будет способствовать решению этой проблемы.

Медику нужен менеджер

Основные дефекты, за которые страховые компании вправе наказать медицинскую организацию, относятся не к лечебной деятельности, а к управленческой. Очереди к врачам, ошибки в ведении реестра, неграмотное оформление счетов — при чем здесь медицинская деятельность? Это чистый менеджмент.

— Следует уравновесить положение игроков на рынке, — говорит Наталия Гусева. — Пока медицинские организации фактически имеют гораздо больше обязанностей, чем прав, в то время как страховые компании полностью контролируют ситуацию. Они могут проверять лечебные учреждения, а вот лечебные учреждения не имеют права встречной проверки. Мне кажется, что со стороны лечебных учреждений нужен не меньший пакет документов, чем со стороны страховых компаний. Должен быть закон об обеспечении выполнения порядков оказания медицинской помощи отдельным контингентам больных, о защите прав медицинских работников.

Но самое главное — надо готовить грамотных управленцев в сфере здравоохранения, которые могли бы на равных взаимодействовать с финансовыми структурами в условиях рыночной экономики.


Алла БЕКОВА

Источник: Архив: Биржа+карьера
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.